Забитый пол

24 июня 2003 в 00:00, просмотров: 774

МВД России обнародовало жуткую статистику, согласно которой одна российская женщина становится жертвой насилия (избиения) каждые две секунды.

А каждый час одна из российских женщин погибает от рук мужа или партнера...

Москвичке Раисе Елисеевой чуть больше 50 лет. Высшее образование, двое детей, разведена. Ее история типична для России и для Москвы. Десять лет женщина терпела издевательства и побои мужа. А когда наконец попробовала защитить свою жизнь законным путем, уперлась в глухую стену круговой поруки и наплевательства. Елисеева живет в постоянном страхе, потому что теперь под прицелом садиста оказался и ее маленький внук. А тот, кто в любой европейской стране давно бы сел в тюрьму, чувствует себя безнаказанным. И это тоже совершенно типично.

Десять лет ада

Рая Елисеева выходила замуж по любви. Владимир Аськов красиво ухаживал, просто пылинки сдувал со своей избранницы, приносил игрушки двум ее дочерям от первого брака. Он тоже когда-то был женат, но что-то “не сложилось”. А с ней, Раисой, все будет по-другому, говорил он, и она верила: все-таки порядочный человек, милиционер, в обиду не даст. Было это 18 лет назад.

Первое время молодожены жили раздельно: у Раи была своя двухкомнатная квартира, у Владимира — комната в коммуналке. Потом она будет вспоминать этот период как самое счастливое время своей замужней жизни. Вопрос с жильем удалось решить: супруги обменяли свои метры на большую квартиру в Бирюлеве. Муж работал в 34-м отделении милиции. Как раз в связи с его работой у Раисы и появились первые сомнения.

— В его милицейские обязанности входило следить за порядком на рынке, — вспоминает Раиса Александровна, — а я регулярно выслушивала рассказы, как он “держит всех этих черных за одно место”, как берет с них деньги...

Но больше всего женщину поражало то, что о приближающихся милицейских рейдах Владимир предупреждал “рыночных” друзей по телефону. Была и еще одна статья дохода — мзда за техосмотр. По словам Раисы Александровны, друг ее мужа, работающий в ГИБДД, обеспечивал техосмотр, а Аськов поставлял ему клиентуру.

Через несколько месяцев после счастливого объединения супругов под одной крышей для Раисы начался ад. Муж регулярно приходил пьяный, а иногда не появлялся дома сутками. Напившись, Аськов полностью терял человеческий облик, орал на жену и падчериц, а потом все чаще стал поколачивать Раю. Однажды избил так, что она несколько раз теряла сознание. Спасла соседка.

— Меня после его рукоприкладства и в больницы несколько раз увозили, — говорит Раиса Александровна. — Последние годы — это полный кошмар: проходу не давал, издевался каждый день...

“Последние годы” — это десять лет. Каждый наполнен страхом и болью. Женщина панически боялась мужа, но каждый раз убеждала себя, что он исправится. Муж просил у Раи прощения, ползал на коленях, даже писал расписки, что больше никогда, ни разу...

— Я много раз говорила ей: “Разводись, Рая, разводись!” — говорит подруга Елисеевой Валентина Смагина. — А что толку? Живут-то в одной квартире — и разъехаться невозможно.

Дочери Ира и Рита выросли, Ирина вышла замуж, родила сына. У Раисы Александровны появилась отдушина — маленький внук Максим. Но супруг смотрел на вещи иначе.

— Когда дочка только родила Максима, он заявил: “Привезет сюда — выброшу его из окна”, — говорит Раиса Александровна.

— Когда родился Максим, отчим постоянно упрекал маму, говорил, что внук у нее на первом плане, а на мужа наплевать, — говорит Ирина. — Я серьезно боялась за ребенка, потому что отчим и меня избивал, когда мы еще вместе жили.

...28 февраля 2001 года Аськов пришел с работы не в настроении. Раиса Александровна попробовала робко утихомирить мужа. В порыве злобы Аськов вывернул ей левую руку. Женщина закричала от боли — мизинец неестественно изогнулся. Муж перепугался, заикаясь, начал просить прощения, сам повез ее в травмопункт. Но для 52-летней женщины, уже бабушки, это стало последней каплей. Она обратилась в суд и подала на развод.

Аськов перебрался в соседний подъезд, к любовнице, но регулярно приходил к бывшей жене за вещами. Каждый визит заканчивался очередным рукоприкладством. За месяц до суда Владимир пришел “забрать кое-что” вместе с участковым. Аськов вынес из комнаты магнитофон и заодно прихватил три тысячи долларов, отложенные младшей дочерью Раисы Александровны на покупку машины. Женщина попыталась остановить воровство, и майор милиции тут же, что называется, “не отходя от кассы”, избил ее. Ему не помешало ни присутствие участкового, ни маленький ребенок.



Садист из касты неприкасаемых

Из больниц о том, что избита женщина, как и полагается, сообщали в местное отделение милиции. Но все сигналы медиков странным образом “пропадали”. Да и неудивительно: у Аськова было много друзей во многих ОВД округа.

Расследование затянулось. Свидетельствовать против Аськова были готовы и друзья, и соседи, и родные Раисы Александровны. Все они получили свою долю угроз. А необходимые для суда рентгеновские снимки сломанного мизинца странным образом исчезли.

Дело все-таки дошло до приговора. Вот выдержка из решения Чертановского межмуниципального суда:

“28 февраля 2001 года Аськов нанес Елисеевой несколько ударов руками по лицу, угрожал расправой. 28 марта 2001 года он же нанес Елисеевой удары в область шеи и правой лопатки. 26 мая... взяв ее за волосы, дважды ударил головой о стену, потом ударил кулаком в лицо. 20 сентября 2001 года нанес удары в область плеч и шеи, причинив телесные повреждения. 15 октября 2001 года ударил Елисееву головой о стену, душил, нанес несколько ударов по лицу. 17 января 2002 года угрожал расправой, вырвал у Елисеевой телефонную трубку (она пыталась вызвать милицию. — Авт.), ударил ее несколько раз трубкой”.

Но судья Глебова отнеслась к обвиняемому на удивление мягко. Из обвинения исключили несколько эпизодов. Кроме того, судья посчитала недоказанным, “что у Елисеевой имелись реальные основания опасаться угроз Аськова”. Правда, следы побоев были настолько явными, что бывший милиционер (из органов Аськов уволился) был признан виновным по статьям 117, ч. 1, 116 и 167. Его осудили на два года условно. Судья посчитала, что перевоспитание “возможно без изоляции от общества”.

То, что и после осуждения Аськов продолжал избивать жену, знали все: соседи, знакомые, родные. Представители уголовно-исполнительной инспекции опрашивали свидетелей, приезжали к Раисе Александровне, в конце концов отправили все протоколы судье Глебовой вместе с пояснением: условно осужденный продолжает нарушать закон, стало быть, приговор должен вступить в силу. То есть бывший милиционер должен сидеть в тюрьме.

— Мы опрашивали соседей, рассматривали жалобы, — говорит сотрудник УИИ Елена Демчик. — Мы сделали все что смогли, но принимать решения — это прерогатива судьи.

Судья Глебова думала иначе. Садист остался на свободе.

17 декабря 2002 года состоялся еще один суд — по факту избиения женщины в присутствии участкового. Дело направили на доследование в то же самое отделение милиции — “Бирюлево-Западное”. Там документ “потерялся”...



“Он сам нарвался!”

— Необходим специальный закон по проблеме домашнего насилия,— говорит руководитель правовой программы Ассоциации кризисных центров помощи женщинам “Остановим насилие” Александра Карева. — В нашем УК есть множество разных статей, но нет даже понятия “домашнее насилие”!

— Домашнее насилие — это осознанная система поведения, — считает исполнительный директор ассоциации Наталья Абубикирова. — Это рецидивное преступление.

По словам специалистов, синдром избиваемой женщины очень похож на знаменитый “стокгольмский”: она отождествляет себя с агрессором и не желает выступать против него. Именно поэтому жертва часто подает в суд, обращается в милицию, а потом вдруг забирает заявление.

— Защититься от домашнего насилия по закону в нашей стране очень непросто, — говорит Алексадра Карева. — Сотрудники милиции, считая ситуацию домашнего насилия “нетяжелой”, называют эти дела “кастрюлькины” и не всегда реагируют адекватно. А в случае с Раисой Елисеевой ситуация усугубляется профессиональной принадлежностью насильника...

Когда женщина долго пребывает в ситуации домашнего насилия, она идет на преступление сама. По данным Генпрокуратуры за 1997 год, из 3 тысяч убийств, совершенных женщинами, 90% были ответом на домашнее насилие. Помните “Танго неунывающих убийц” из оскароносного фильма-мюзикла “Чикаго”? Восемь мужеубийц объясняют мотивы преступления — они разные, но припев один: “Он сам нарвался!” С точки зрения ведущего научного сотрудника Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, доктора психологических наук Фарита Сафуанова, в большинстве случаев эта формула соответствует действительности.

— Женщин характеризует высокий самоконтроль, желание сохранить семью, у них развито чувство сопереживания. Поэтому основной тип их поведения — терпение. Они пытаются справиться с ситуацией, прибегают к разным способам защиты. Убийство мужа совершают те, у кого это не получается, и чаще всего это так называемые “кухонные” убийства, в состоянии аффекта.

Другое дело — предумышленное убийство. Здесь, с точки зрения судебно-психологической экспертизы, мы не можем говорить об аффекте. Длительный стресс, переживаемый женщиной, не является смягчающим обстоятельством. Но если причина стресса — в поведении жертвы, то, по моему мнению, он должен быть учтен при определении вины. Кроме того, есть такие понятия, как ограниченная вменяемость и невменяемость, реактивная депрессия, временное психическое расстройство. Все это тоже может повлиять на решение суда.

Но в нашей стране, как показывает практика, при равных условиях мужчина, убивший жену, может отделаться несколькими годами: суд учтет и состояние аффекта, и ревность... А вот женщины-мужеубийцы в России получают от 8 до 12 лет заключения.



Некуда бежать

...18 февраля нынешнего года Раиса Александровна вышла на прогулку с внуком и Валентиной Смагиной. Гуляли они недалеко от дома. Валентина забежала на минуту в гараж, а Раиса Александровна стояла на дороге. Прямо перед ней возился с лопаткой Максим. Неожиданно из-за поворота показалась машина. Раиса Александровна только и успела поднять глаза и увидеть за рулем бывшего мужа. Автомобиль взревел и понесся прямо на ребенка. В последнюю секунду бабушка схватила мальчика и метнулась в сторону. Ее все-таки зацепило машиной. Максим испугался и заплакал, а бывший муж... сбавил скорость и уехал.

— Я выскочила, увидела, как Рая стоит с Максимкой на руках, шуба вся грязная, дрожит, не может успокоиться, — рассказывает Валентина. — Звоню в милицию, кричу: “Наезд на женщину с ребенком, приезжайте срочно!” Мне в ответ: “Трупа нет?.. Тогда сами разбирайтесь”.

Позднее по факту наезда все же возбудили уголовное дело. Но...

— Я считаю, что по этому эпизоду должно быть принято решение, — говорит Елена Демчик. — Мы квалифицируем случай с наездом на женщину и ребенка как “угроза убийством”, статья 119-я Уголовного кодекса. Но мне сказали, что уголовное дело прекращено “за отсутствием состава преступления”.

Следователь Коновалов, который вел дело о наезде, от комментариев отказался.

...Пару дней назад Раиса Александровна позвонила в редакцию. Майор милиции вновь посетил квартиру бывшей жены. Результат — разломанная мебель и новые угрозы.



ДОМАШНЕЕ НАСИЛИЕ В ЦИФРАХ

58% женщин подвергались агрессии со стороны кого-либо из близких мужчин.

Каждая пятая женщина находится в ситуации регулярного жестокого обращения со стороны мужей.

Половина избиваемых женщин подвергалась нападению в то время, когда была беременна, кормила грудью, имела маленького ребенка.

Почти 90% опрошенных женщин и мужчин являлись свидетелями сцен супружеского насилия или среди своих родителей, или среди своего нынешнего окружения.

От трети до половины опрошенных готовы оправдать мужа, ударившего жену.

По результатам исследования домашнего насилия в отношении женщин, проведенного Советом женщин МГУ, 2002 год.



План безопасности для женщин, подвергающихся домашнему насилию:

1. Подумайте о своих дальнейших действиях. Как правило, насильственные акты повторяются.

2. Расскажите о насилии тем, кому вы доверяете (друзья, родственники, психолог кризисного центра или телефона доверия).

3. Найдите надежное место, куда вы сможете уйти в случае опасности.

4. Договоритесь с соседями, чтобы они вызвали милицию, если услышат шум и крики из вашей квартиры.

5. Спрячьте запасные ключи от дома (машины), чтобы вы могли быстро покинуть дом в случае опасности.

6. Спрячьте необходимую сумму денег, книжку с номерами телефонов, паспорт, документы детей, другие важные бумаги, а также одежду и лекарства в доступном для вас месте.

7. Заранее договоритесь с друзьями, родственниками о возможности предоставления вам временного убежища.

8. Спрячьте записные книжки, конверты с адресами, чтобы обидчик не смог вас найти.

9. Заранее узнайте телефоны служб, которые могут оказать вам поддержку (дежурная часть ОВД, кризисный центр, убежище и т.д.).

10. Заранее решите, что из ценных вещей вы возьмете с собой. В случае необходимости их можно будет продать или отдать в залог.

11. Если ситуация критическая, покидайте дом незамедлительно, даже если не удалось взять необходимые вещи.

Составлен Ассоциацией кризисных центров для женщин “Остановим насилие”.







Партнеры