Возвращенец

25 июня 2003 в 00:00, просмотров: 273

Вячеслав Петкун, активно приступивший к репетициям перед знаменательным сольником “Танцев минус” 28 июня на “Мегахаус-FEST’е”, сделал давеча (в беседе тет-а-тет с Капитолиной) несколько судьбоносных заявлений. О состоянии физическом, психическом и духовном. Как своем собственном, так и рок-сообщества, плюс общества в целом. Коротая время и излечиваясь, так сказать, душой и телом в подмосковных угодьях, в гамаке под елками, Петкун пережил, понимаешь, переоценку ценностей и узрел многое, что было сокрыто доселе суетой сует от проницательного рок-героя. Кстати, нижеследующий разговор — первое Славино интервью после перенесенной болезни и полуторамесячного молчания.


— Выглядишь офигительно: похудел, посвежел, никаких мешков под глазами! Кто про операцию не знает, даже подумает: ну взялся за здоровый образ жизни!

— Дело не в похудении даже; освободился просто от многих ненужных вещей, голова сразу просветлела и очистилась.

— Доброхоты тебе советовали, когда в больницу загремел: вали на то, что у тебя спортивная травма, мол! А язвенная болезнь мужественному герою как-то не к лицу!

— Во-первых, со мной случилось то, что может случиться с каждым. Во-вторых, никто бы этого и не заметил, если б не бредни в желтой прессе. Точно так же можно ведь заболеть гриппом или ангиной. От ангины, кстати, люди тоже умирают. Вообще, человеку болеть гораздо более свойственно, чем не болеть. Мы же не роботы. Вот я считаю, что я перетрудился. И даже не физически — психологически, морально. Поэтому от многих вещей, которыми занимался, — теперь откажусь.

— Неужели перестанешь играть роль Квазимодо в “Нотр-Дам де Пари”? (Она, как известно, стоила Славе огромных эмоциональных затрат. — К.Д.)

— ...Посмотрим... (Ну раз так мутит, значит — точно перестанет. — К.Д.) Самое неприятное: все эти бредни из желтых газет, медицинские изыски репортеров, ничего не соображающих в медицине, разволновали хороших людей... Я вообще не хотел, чтобы узнали, допустим, родственники...

— Неужели твоя болезнь и вправду связана со счетом 7:1, с позорным проигрышем “Зенита” московскому “Динамо”, помнится?

— Ну расстроился я тогда действительно очень сильно и накидался в пресс-баре к концу матча. Там многие болельщики “Зенита” были в состоянии похожем. Для человека, который всю жизнь болеет, знает и любит футбол, эта ситуация действительно была шоковой. Но не думаю, что язва у меня открылась из-за этого проигрыша. Хотя пиар-версия удачная, веселая, мужская такая. Но чушь полная. Врачи говорят: поститься нельзя мне было перед Пасхой. Я три недели почти ничего не ел и вообще не пил алкоголя. А потом вдруг резко наелся и напился. В общем, резкие метания не приводят ни к чему хорошему. Ни в чем.

— Вообще, все эти язвы, говорят, от нервов...

— Ну да, когда пытаешься делать много вещей сразу, и, соответственно, всегда что-то ускользает. И эта спутанность мыслей и целей к ерунде приводит. Вот писала бы ты сразу в десять изданий... Вот “Мегахаус”, и еще о фигурном катании бы, о колбасе, плюс заказные статьи про политиков...

— Ну да, чокнуться можно!

— Театр, телевидение, группа, пиар-агентство (которое он давеча открыл для раскрутки молодых талантов — К.Д.) — это все-таки разные вещи. Теперь все свое время я собираюсь уделить “Танцам Минус”, и ничему больше. Но вот за полтора месяца безделья (лечения-восстановления) насмотрелся я ТВ, и обуяло меня беспокойство. Ты вот видела, как Игорь Николаев поет по ОРТ песню Бориса Гребенщикова “Под небом голубым”? Я увидел, и мне стало несмешно. И “Фабрика звезд” с их миллионными выгребаниями из страны концертных денег, и Игорь Николаев, поющий Гребенщикова, — это все политический заказ, в котором участвуют центральные каналы, я уверен. На носу выборы, эстрада вся покрылась мхом и протухла. Нужны новые лица, но при этом, чтоб у них не было собственного мнения, чтобы они все были предсказуемые. А независимые люди, пускай и популярные, но способные выкинуть фортель (элементарно напиться там, с наркотиками замутить или ляпнуть чего) стали не нравиться все больше тем, кто отвечает за идеологические линии в этой стране. Вот “Фабрика звезд” — идеальный предвыборный вариант. Мальчики-девочки за 50 долларов поедут куда угодно, скажут что угодно, кому угодно будут улыбаться... Мнения своего у них нет, сюрпризов ждать не приходится. На гитарах они не играют, на барабанах не гремят — “фанерку” вставил, и нормально. Из второй “Фабрики”, я достоверно знаю, будет делаться восемь отдельных проектов. И вся эта нью-эстрада кучкуется, улыбается, фотографируется в обнимку — ведет себя прилично, короче. Создает благожелательный образ. Это нравится бабушкам, и детям это показывать можно (а не опухшие рожи рок-музыкантов, которые поют о том, о чем хотят)...

— Ты хочешь сказать, что пошел накат на рок-тусовку, что ли?

— Вот-вот: чтоб запихать ее обратно в андеграунд.

— М-да, странно... В Питере на 300-летии запрещаются концерты “ДДТ” и “Мумий Тролля”, а на их месте вовсю зажигают “Отпетые мошенники” и “Армия любовников”...

— И это спланировано. ОНИ же говорят: страну нужно стабилизировать. И всякое “свободомыслие” засевших всюду представителей спецслужб уже не устраивает. Поэтому и происходит уход с центральных телеканалов гитарных групп. Надоели они, ими нельзя управлять, с ними нельзя договориться. А всякие мальчики-девочки будут улыбаться-сюсюкать, петь ни о чем, но жизнерадостно. Создавать в стране БЛАГОДУШНОЕ настроение. С этим надо срочно бороться. Жаль, что рокеры этого не понимают. Уперлись в свои 5—6 концертов в месяц, но скоро-то и их не будет.

— М-да... А меж рокерами тем временем нарастает разобщенка! “Король и Шут” вон в майках щеголяет “Наше Гавно Радио”! Ужас прям...

— “Королю и Шуту”, кстати, вести бы себя поскромней! Поскольку если б не “Наше радио”, “Король и Шут” не существовал бы сейчас столь успешно. Но дело не в этом. Радиостанции, транслирующие рок-музыку, не могут между собой договориться и становятся злейшими врагами. Группы друг друга поносят бесконечно-безостановочно... Жизненной позиции ни у кого нет. Только ходят и рассказывают, какие они гениальные музыканты и на каких, мол, студиях записались... Рок-продюсеры ассимилируют свои группы в поп-культуру, чтоб все шоколадно, красиво, уютно и спокойно. Да все превратились в попс, все поют ни о чем, пытаются быть гладенькими и чистенькими...

— Ну да, “Сплину” и “Би-2” (да и “Мумий Троллю”), допустим, вполне комфортно стоять на одной сцене с “Руками вверх!” и группой “Корни”. “Какая разница, где играть!” — утверждает их продюсер.

— Я сам с известной песней (“Belle”) проучаствовал во всех “Песнях года”, поспособствовал растиранию этой грани: между настоящим и ненастоящим! Все — растерли... А в ФСБ, я уверен, есть идеологическое подразделение, специально занимающееся разработкой долгосрочных программ... Чтоб не возникло новой волны социального протеста, рокерами поднятой. Все выстраивается в систему, это точно.

— Ну и? “Танцы минус” намерены теперь бороться, писать социальный рок?

— Я буду писать, что и раньше писал. Но во всей этой пидово-блядской тусовке участвовать никогда больше не стану, никаких дуэтов, никаких поп-проектов.

— Слав, ты действительно чуть не умер? Побалансировал на грани?

— Ну говорят, что все решили полчаса. У меня действительно была большая кровопотеря, и, по статистике, вроде как в таких случаях — 70 процентов летальных исходов. Ну вот представь: сквозная дырка в двенадцатиперстной кишке, и из нее внутри тебя что-то хлещет во все стороны. А так как я довольно долго не хотел “скорую” вызывать (все не мог понять, чего это со мной: может, от простуды тошнит, шатает), довольно много там всего кровищей залило... Хочу сказать спасибо большое врачам, что меня успели заштопать. Профессору Юрию Михайловичу Стойко, хирургам Галине Васильевне Лавровой и Валерию Сергеевичу Волкоедову из медико-хирургического центра Минздрава. Вот.






Партнеры