Проклятие-золотой бабы

27 июня 2003 в 00:00, просмотров: 1420

Об этой загадочной святыне народов Севера отказываются говорить и работники Ханты-Мансийского краеведческого музея, где она до недавнего времени хранилась в запасниках, и екатеринбургские реставраторы, ныне восстанавливающие древнюю деревянную скульптуру. Суеверия родились не на пустом месте. С Казымской богиней, которую еще величают Юильским идолом, связано много загадочного и трагического. У оленевода, некогда нашедшего святыню, в течение трех месяцев умерли все восемь детей, а его самого парализовало. Скоропостижно скончались в течение года все члены комиссии, доставлявшие древнюю скульптуру в музей. Местных жителей, которые, вопреки древним запретам, осмелились взглянуть на идола , стали преследовать всяческие беды и несчастья.

Ханты и манси верят, что проклятие Казымской богини в силе до сих пор. И Юильский идол из года в год продолжает пополнять трагический список своих жертв. На болотах гибнут кладоискатели, которые верят, что на одном из островков спрятана копия Казымской богини — Золотая баба.

Юильский идол

О Казымской богине я впервые услышала, побывав в районе нижнего течения Оби. Во время сплава на катамаране в месте впадения речки Казым, в 250 километрах к северу от Ханты-Мансийска, к нам на стоянку пришел местный егерь. Присаживаясь у костра, старик признался, что принял нас за кладоискателей.

— Ищут Золотую бабу? — с иронией, помня о двух недавно показанных по телевидению сериалах про искателей сокровищ, спросили мы егеря.

— Ее самую, — серьезно ответил охотник. — Как только снег сойдет, приезжают, копают на болотах, бывает целыми машинами в трясину уходят, и следа потом не найти. А все началось с Казымской богини...

На карте среди тайги и болот старик показал нам неприметный поселок Юильск, окрестности которого местные народности, ханты и манси, считают святым местом. В 1961 году в одном из амбаров, стоящих на сваях из просмоленной древесины, охотники нашли святыню — Казымскую богиню.

— Дядька мой в то время работал в местном колхозе оленеводом, — говорил, поглаживая бороду, старик. — Про находку он вспоминал с суеверным страхом, только в сильном подпитии. Статуя та была двух метров роста, вся почерневшая от времени. Местные жители в тот лабаз ходить боялись. Согласно преданию хантов, манси и лесных ненцев, всякий, кто потревожит покой богини, именуемой Золотой женщиной или Золотой бабой, поплатится за это здоровьем или даже жизнью. Из Ханты-Мансийска приехала специальная комиссия, только в амбаре вместо золотого идола они обнаружили древнюю деревянную скульптуру, отделанную серебром.

По словам охотника, местные шаманы успели унести и спрятать Золотую бабу. Ученым горожанам досталась лишь ее деревянная копия. Только тот, кто к тому идолу прикоснулся, был проклят.

Взглянув на карту, мы прикинули: до “святого” места — поселка Юильска — оставалось чуть меньше ста километров...

— Казымская богиня, которую у нас называют Сорни-ими, все видит, — между тем тихо говорил пожилой охотник. — Она может явиться вам в облике кошки или вороны, посмотреть на вас глазами зайца или лягушки. А иной раз пройдет мимо вас в образе старухи в собольей накидке, покрытая шелковым платком. Вы и знать не будете, что судьба ваша уже определена...

На речном обрыве среди подступающего темного леса нам стало неуютно... О мифическом северном персонаже — Казымской богине — нам рассказывали потом рыбаки в городке Ванзевате, оленеводы в Казым-Мысе, грузчики в Салехарде. Как выяснили мы в дальнейшем, многочисленные легенды родились отнюдь не на пустом месте.

Покой богини охраняли самострелы

Нам удалось найти старожилов старинного селения Юильск, в окрестностях которого сорок два года назад была найдена Казымская богиня. Татьяна Александровна Молданова — кандидат исторических наук, работает в Научно-исследовательском институте угроведения. Ее муж, Тимофей Алексеевич Молданов, является руководителем Ханты-Мансийского фольклорного фонда при НИИ обско-угорских народов. В 1961 году Татьяне было девять лет.

— Я хорошо помню, какой переполох случился в нашем оленеводческом колхозе им. 1 Мая, когда охотники принесли весть: в одном из дальних просмоленных лабазов стоит святыня, — рассказывает Татьяна. — По описаниям она напоминала знаменитую Золотую бабу. Детворе строго-настрого запретили ходить к тому амбару на сваях. Вокруг него стояли самострелы — луки с натянутой тетивой. Любой, кто перешагнет заветное ограждение, мог оказаться раненным или даже убитым. На общем собрании колхозников было решено передать реликвию в краеведческий музей в Ханты-Мансийске.

По воспоминаниям очевидцев, из города прибыла бригада из семи человек. Колхозники по тропам провели их в лабаз. Каково же было удивление проводников, когда они обнаружили на просмоленном полу вместо недавно стоящего золотого идола деревянную скульптуру, отделанную серебром. Вместе с первоначально найденной реликвией исчез из Юильска и старый шаман со своими помощниками.

— Когда деревянную богиню принесли в село, мы увидели, что она огромного роста, вся сплетена из толстых ветвей, — рассказывает Татьяна. — Ее едва смогли поднять шестеро мужчин. На святыне было надето много шелковых платков, накидок из дорогой парчовой ткани с блестками, ее шею и пояс окутывали меха. Вместе с богиней в лабазе были найдены серебряные портсигары, 96 золотых монет. При описи найденных реликвий присутствовали местные активисты, одной из которых была моя мама Надежда Карповна. Моя бабушка по отцу была очень религиозной. Узнав, что мама посмела прямо смотреть на Казымскую богиню и, более того, трогала ее сакральные вещи, пришла в ужас... Наши предки верили, что святыня обладает мощной энергетикой, и видеть ее без ущерба для здоровья могут только жрецы.

Муж Татьяны, Тимофей Молданов, приходился дальней родней тогдашнему председателю колхоза — Семену Молданову, по инициативе которого и была вывезена с болот Казымская богиня. Он вспоминал, что после того, как приезжие забрали в город деревянного идола и укрывавшие его одежды, в поселке стали происходить странные, труднообъяснимые трагические события. У председателя колхоза было восемь детей. За короткий срок все они умерли. Самого Семена Молданова начали мучить страшные головные боли. Обращался он к разным врачам, в том числе ездил к московским профессорам, но никто не смог поставить ему диагноз. Председатель колхоза был коммунистом, не верил ни в черта, ни в бога. Но в конце концов ярый атеист обратился за помощью к шаману, и тот сказал, что на нем лежит мощное проклятие, снять которое не под силу даже ему. Спустя год председателя парализовало.

Но этим гнев Казымской богини не ограничился. Вскоре в поселке стало известно, что из семерых приезжих членов той памятной комиссии в живых не осталось никого... Их скоропостижную смерть медики списали тогда на последствия разыгравшейся в те годы в Ханты-Мансийском округе эпидемии гриппа.

— Однажды зимой мы узнали, что повесился сын Федора Ивановича Сингетова, который помогал вывозить святыню в город. А потом и в нашу большую семью пришло горе, — говорит Татьяна. — У троих из пятерых повзрослевших братьев и сестер умерли дети. Я считаю, что только смерть папы сняла проклятие Казымской богини. Он ушел в мир иной и искупил сполна все наши грехи.

— Куда могло исчезнуть золотое изваяние Казымской богини? — допытываемся мы у историка.

— Наши юильские старики говорили, что золотую статую шаманы потайными тропами унесли на один из малых островов в окружении болот. Согласно преданиям, там и покоилась Золотая баба. После постройки на Оби мощной гидростанции уровень воды в реке поднялся, и островок тот скрылся под водой.

Еще один старый охотник-манси, Данила Сургучев, говорил сельчанам, что Золотую бабу можно отыскать и ныне, если пройти по топям по едва заметной ворге — оленьей тропе. При этом надо знать особые тайные знаки — катносы — в виде стрелы, перекрещенной двумя другими стрелами.

Статуя немой старухи с сыном и внуком в утробе

То, что Золотая баба существовала, сомнений нет. Свидетельства тому — многочисленные летописи, описывающие святыню. Немецкому дипломату Сигизмунду Герберштейну, побывавшему в Московии в XVI веке, удалось собственными глазами увидеть Золотую бабу, о чем он поведал в своих воспоминаниях. Барону было известно, что малые народы Севера поклоняются языческой богине, которую сами никогда не видели. Дань для идола, которого иначе именовали Золотой бабой, собирали жрецы. У богини было множество имен, но самое распространенное и древнее — это Юмала. Богиня таилась где-то в глухом лесном месте и сторожила несметные сокровища. Вся земля холма, на котором стояла святыня, была покрыта монетами. При приближении к идолу слышался ужасный стонущий вой.

Барону Герберштейну удалось найти Золотую бабу в пещере близ горы Денежкин Камень. Преодолев суеверный страх, он вошел внутрь, и увидел “статую в виде немой старухи, которая держит в утробе сына, и там уже снова виден ребенок, про которого говорят, что он ее внук”. Идол не был немым — он издавал звуки. Баба не то выла, не то кричала. Немецкий писатель и путешественник, которого, впрочем, считали шпионом, полагал, что в теле и голове статуи были сделаны специальные отверстия, благодаря которым ветер порождал звуки, усиливавшиеся пустотами. Эти ухищрения, по мнению Герберштейна, были придуманы жрецами для устрашения людей.

На протяжении 500 лет любознательные люди искали Золотую бабу в районах Северного Урала, в бассейнах Иртыша и Конды, в болотах вокруг Ханты-Мансийска. Старожилы знали от своих предков, что в конце девятнадцатого века на берега Оби прибыли два десятка казаков. Всадники были хорошо вооружены, при себе имели подробнейшую карту, сменных лошадей и оленей. Несмотря на это, ни одному из казаков не удалось вернуться из похода. В 30-х годах сгинул бесследно в топях и отряд НКВД. Золотая баба не досталась ни войскам царской армии, ни диктатуре пролетариата...

Ханты и манси весьма укоризненно смотрят на всех приезжих кладоискателей, а о Золотой бабе и ее деревянной копии лишний раз стараются не упоминать, ибо верят, что проклятие Казымской богини в силе до сих пор.

— Год назад губернатор Александр Филипенко попросил сотрудников краеведческого музея устроить выставку предметов, связанных с Казымской богиней, — рассказывает Татьяна Молданова. — Планировалось показать сакральные покрывала, ритуальные пояса, шапки, рукавицы, которые предназначались для “приклада” к духу. Выставка должна была пройти в Центре искусств. Однако она закрылась, так и не успев принять первых посетителей. Женщины-смотрительницы начали жаловаться на резкое ухудшение самочувствия, болезни близких людей, разлады в семьях. Они пришли ко мне, и мы совместными усилиями написали письмо губернатору с просьбой не открывать выставку, мотивируя это тем, что священные атрибуты не предназначены для глаз посторонних. Сотрудницам музея не поверили, администрация пригласила для их обследования бригаду медиков. Каково же было удивление врачей, когда у всех поголовно смотрительниц, включая и молодых женщин, они зафиксировали повышенное давление. Я сама, как только вошла в один из залов, где должна была вот-вот открыться выставка, ощутила необъяснимую тяжесть и желание поскорее выйти на воздух. На давящую атмосферу жаловались все, кто заходил в музей. Выставку свернули, но неприятности на этом не закончились. Вскоре у директора музея Людмилы Васильевны Степановой внезапно умер муж. Все просто диву давались, совсем не старый мужчина, сильный и здоровый, уснул и не проснулся. Тяжелая болезнь подстерегла и одного из устроителей выставки — научного сотрудника Томского государственного университета. У ученого внезапно обнаружилась астма.

Все наши попытки поговорить с директором Ханты-Мансийского краеведческого музея Степановой оказались тщетными. После смерти мужа она отказывается с кем-либо говорить о Казымской богине.

Сейчас древняя деревянная скульптура находится на реставрации в Екатеринбурге. Между тем сотрудникам Ханты-Мансийского краеведческого музея стоило больших трудов договориться о ее восстановлении. Прежде чем согласиться, реставраторы долго колебались, уж больно много загадочного и трагического связано с именем Казымской богини.

Нам удалось узнать, что Юильского идола восстанавливают в реставрационных мастерских Свердловского областного краеведческого музея.

— Зачем вам надо знать, как проходят реставрационные работы? — гневно вопрошала нас директор мастерских Елена Анатольевна. — Все идет согласно заключенному договору, и посвящать вас в его тонкости я не собираюсь.

— Мы вообще стараемся как можно меньше говорить об этом “экспонате”, — доверительно сообщил нам на следующий день один из реставраторов. — Не стесняясь своих суеверий, прячем скульптуру от глаз посторонних. Мистические истории, связанные со святыней, заставили призадуматься наших самых закоренелых скептиков.

А искатели сокровищ верят, что золотая Казымская богиня существует до сих пор, что она не утонула, а укрывается среди болотистых топей где-то близ поселка Юильск. Ныне с лопатами по его окрестностям ходят и ученые, и бичи, и старатели, и новые русские, и просто авантюристы. Случается, что находят старые капища с бусами и цветными лоскутками, каменных идолов... Один из нефтяных магнатов в прошлом году выделил на поиски статуи богини из золота целую бурильную установку. Два месяца агрегат перевозили с места на место, но Золотая женщина осталась и для нефтяников только мечтой.




Партнеры