“Парадные” солдаты

28 июня 2003 в 00:00, просмотров: 496

В эти дни британская экзотика в изобилии хлынула на нас с экранов ТВ: российский президент вкушал изысканный королевский этикет, неотделимой частью которого был почетный эскорт британских гвардейцев. Рослый солдат в красном мундире с золотым шитьем и огромной меховой шапке, застывший в почетном карауле, — такой же символ Англии, как Биг-Бен или флаг “Юнион Джек”. Сегодня гость “МК” — один из этих “парадных солдат”, генерал-майор британской армии Питер Уильямс. За свою карьеру гвардейского офицера не раз участвовал в парадных церемониях по поводу дня рождения королевы и других, менее масштабных, но не менее почетных миссиях: “охранял” Тауэр и Букингемский дворец...


Генерал встретил меня в обычной полосатой рубашке и темных, сугубо штатских брюках — для светской беседы Питер Уильямс предпочел цивильную “униформу”. Мы пили традиционный в таких случаях кофе в его московском офисе, в миссии связи НАТО в России, которую он возглавляет. Но зарплату и стаж ему начисляют в британской армии, где Питер Уильямс, потомственный военный в третьем поколении, состоит в штате знаменитого Колдстримского полка пешей гвардии. Полк этот отличился в свое время под Ватерлоо, и не только. В Крымской войне с Россией колдстримцы тоже отметились. Но именно после Ватерлоо огромные медвежьи шапки, “позаимствованные” у старой наполеоновской гвардии, стали частью парадного мундира современных английских гвардейцев. Эта униформа застыла во времени, не меняясь уже полтора столетия.

Полгода — парады, полгода — окопы

— Сколько же стоит такой мундир, господин генерал?

— К счастью, у нас щедрая королева. Парадная форма, кроме разве что нижнего белья и носков (смеется), оплачивается из казны. Когда лет пятнадцать назад я шил свой, он стоил 5000 фунтов, сейчас — около 10 тысяч ($17000). Конечно, офицерский мундир подороже, чем у рядового. На китель идет чистая шерсть, а на офицерскую шапку — мех медведицы. Шапка рядового — из медведя. Но самая дорогая униформа у конных гвардейцев.

— Оружие тоже парадное — мушкеты?

— Стандартная автоматическая винтовка, состоящая на вооружении британской армии. Только у офицера — сабля. Я по молодости терзал начальство вопросами: почему офицер гвардии идет на парад с архаичной саблей, а рядовой — с современной винтовкой? Нужно сделать специальные парадные винтовки. Но мне дали понять — знай свое место, есть, мол, устоявшийся порядок.

— Сколько всего у вас гвардейских полков?

— Семь: пять — пешей гвардии (мой, Колдстримский, — один из них) и два — конной. Впрочем, наш полк по составу — это скорее батальон. Но с очень длинным и славным послужным списком. Исторически такие полки выполняли роль королевских телохранителей, когда король шел в бой. В 1743 году король в последний раз сражался вместе со своей гвардией (в битве с французами). С тех пор британская гвардия воевала самостоятельно.

— Но это все ведь в прошлом — слава, добытая на полях сражений гвардейцами, теперь только — парадный символ Англии.

— Ошибаетесь. Половину своей службы гвардейские полки действительно тратят на парады, особенно если они стоят в Лондоне. Я тоже не раз водил своих ребят в красных мундирах парадным строем. Как правило, все эти церемонии проводятся летом. Но другую половину своей службы наши подразделения несут как обычные армейские части. Более того — в “горячих точках” мира. Я, например, со своим батальоном был на Балканах — в Боснии и в Северной Ирландии. А во время недавней Иракской войны другой, Ирландский гвардейский полк участвовал в боях за Басру, где он сейчас и дислоцируется. В нашей армии гвардейские полки должны оправдывать свое звание. Это элитные части, и их боеготовность должна быть так же высока, как и парадная выправка. А когда полк возвращается из “горячей” зоны, он шесть недель усиленно марширует, чтобы восстановить свою парадную репутацию.



Кембриджские “мальчики”

Последний ответ генерала был для меня откровением. Почесав в затылке, вспоминаю, что у нас тоже есть парадный полк — Президентский. Попытался представить наших бравых с виду кремлевских гвардейцев в Чечне или Абхазии. Наши парадные солдаты дальше Красной площади вряд ли маршировали, а самой громкой их операцией была, наверное, инаугурация президента. Но в каждой армии свои порядки.

Спрашиваю господина Уильямса:

— Как вам удалось попасть в гвардию, да еще в полк столь почтенной боевой репутации?

— Из университета. У нас, в британской армии, 80% офицерского корпуса — выпускники гражданских вузов. Я сам учился в Кембриджском. Там была военная кафедра, и я по собственному желанию ходил на занятия по военной подготовке, шесть недель в год. Я — из семьи потомственных военных, планировал связать свою жизнь с армией.

— У вас в вузах тоже есть военные кафедры?

— Их посещение — добровольное. К тому же за то, что я обучался на военной “кафедре”, как вы ее назвали (у нас это называется системой резервной армии), я получал фунт стерлингов в день. Сейчас платят около 20—25 фунтов. Но тогда, в 70-е годы, для студента — целый фунт! — это были очень хорошие деньги. Так что в Кембридже я одновременно учился и на историка, и на офицера. Там, в Кембридже, я и понял, что единственное место, где еще ценится феодальная система, — это армия. И пошел в гвардию. (Генерал смеется, и я понимаю, что его реплика по поводу “феодальной системы” — просто шутка.)

— Разве нет в Англии военных академий?

— Сейчас существует только одно образовательное учреждение по подготовке офицеров — Королевская академия в Сандхерсте. В прошлом у нас было две формы подготовки офицерских кадров: один курс длительностью два года, другой — шесть месяцев. Все, конечно, хотели идти туда, где шесть месяцев, чтобы как можно быстрее стать офицерами и командовать солдатами. Сейчас все курсанты проходят годовой курс, независимо от того, являются они выпускниками гражданских вузов, или специально отобранными сержантами, или только что закончившими школу молодыми людьми.

— Есть ограничения по приему в гвардию, в конкретный полк?

— Нет. Например, есть полк Ирландской гвардии, в него набирают в основном из Ирландии, но и из других частей Британского Содружества тоже (например, Фиджи и Вест-Индия). Нет ограничений ни по национальности, ни по цвету кожи. Разве что по росту. И есть одно, что касается, например, молодых офицеров, — ты должен убедить, что достоин гвардейского полка, куда хочешь вступить.

— Вы, как погляжу, сами немалого роста?

— Метр и восемьдесят шесть сантиметров. Так привыкаешь в полку весь день находиться в окружении рослых мужчин, что, когда едешь домой из расположения части, удивляешься: какие все люди вокруг... маленькие!



Почем фунт гвардейского лиха

— Наверное, в гвардии и платят по-гвардейски?

— Никакой разницы с “простыми” частями. Наш, Колдстримский, считается обычным пехотным полком, и зарплаты в нем, как в любом другом пехотном подразделении британской армии. Гвардия — это больше славы, но не больше денег.

(Тут генерал, достав из кармана видавший виды черный бумажник, извлек из него некий “секретный” документ. Сказал: “Жена вырезала из газеты. Наверное, чтобы проверить, сколько я получаю”. Это была табличка денежного довольствия солдат и офицеров британской армии, которая, думаю, будет небезынтересна и читателям “МК”):


Звание - годовая зарплата* (мин. - макс.)

Рядовой 13,045

Сержант 24,532 - 30,178

Лейтенант 24,181- 26,725

Капитан 30,985 - 36,850

Подполковник 54,783 - 60,557

Бригадный генерал (однозвездный генерал) 76,095 - 79,340

Генерал-майор (однозвездный генерал) 85,174 - 95,392

Генерал-лейтенант (двухзвездный генерал) 99,443 - 111,863

Генерал (Главком) 122,453 - 138,332


* в тыс. англ. фунтов, в зависимости от выслуги, ранга и заслуг.

1 фунт стерлингов равен $1,7


— За “горячие точки” доплачивают? Вы вот упомянули Ирландский гвардейский полк, находящийся в Ираке...

— Ирландский — в Ираке, а Уэльский гвардейский сейчас в Северной Ирландии, это у нас пока еще “горячая точка”. Три других гвардейских полка выполняют “парадную” миссию. Но наша военная система отлична от той, что принята в других странах. Американцы не платят налог на доходы с зарплаты, когда они участвуют в боевых действиях. Во Франции военным год в “горячих точках” засчитывается как два, когда приходит время начислять пенсию. У нас же в саму зарплату мирного времени уже заложена 11%-ная надбавка за возможный “боевой риск”. Когда я командовал своим батальоном в Боснии, куда нас перебросили из Германии, где тогда мы стояли, то в Германии я получал больше, а в Боснии — немного даже потерял в деньгах.

— В британской армии есть проблемы с пополнением? Как я понимаю, в армию идут либо потомственные военные, как вы, либо — за зарплатой. Что заставляет молодых англичан предпочесть армейскую карьеру?

— Да, проблемы с пополнением есть, так как резерв кадров для военных и гражданских профессий один и тот же.

Но я не согласен с вашим пониманием причин, по которым люди приходят в нашу армию: в армию идут за захватывающей профессией и за отличной подготовкой, которую можно использовать во всей последующей жизни.

Что касается зарплаты, в целом зарплаты военных очень схожи с заработками гражданских специалистов разного профиля.






Партнеры