Покойник обещал вернуться

30 июня 2003 в 00:00, просмотров: 1530

У Паши Бондарцкова с детства была заветная мечта. Нет, он не собирался стать космонавтом и даже не грезил ночами о 600-м “Мерседесе”. Паша всегда хотел купить себе... гранатомет. Для домашних нужд. И купил.


Из характеристики Павла Бондарцкова:

“С 1998 г. по настоящее время Бондарцков П.А. работает в АОЗТ “Гелиос” мастером по физподготовке. За время работы зарекомендовал себя ответственным, исполнительным работником. Свои должностные обязанности исполняет на высоком профессиональном уровне. Пользуется заслуженным уважением и доверием коллектива”.

Ни слова лжи — все истинная правда. За исключением одного: все эти выдающиеся качества — и общительность, и умение заслужить авторитет — Бондарцков применял не в роли мастера по физподготовке, как написано в характеристике, а на трудном бандитском поприще. В качестве местного криминального авторитета.

Без малого 10 лет банда Бондарцкова внушала жителям города Ефремова, что в Тульской области, ужас. Едва заметив на дороге его BMW, люди буквально разбегались в разные стороны. Они видели, что любая выходка “авторитета” остается безнаказанной. А если милиция заодно с бандитами — помощи искать не у кого.

Смертельный хук левой

В 1963 г. в Ефремове родился мальчик. Назвали его Пашей. Ребенок быстро рос и внушал родителям самые светлые надежды.

Однажды, придя из школы, Паша спросил у мамы: как можно купить гранатомет? “Да ты что, сынок, — перепугалась мать, — гранатометы покупают только плохие дяди, бандиты!” Так мальчик решил стать бандитом.

Паша всерьез увлекался боксом и борьбой. Спортивная закалка не раз выручала Павла. Он никогда не пил, ни разу не затянулся сигаретой и утреннюю пробежку считал обязательным атрибутом своей напряженной жизни. А по-настоящему бандитской она стала после того, как начальник местного УВД сказал твердое “нет”: не разрешил Бондарцкову купить даже подержанный гранатомет. В отместку в Ефремове и появилась так называемая “кингисеппская” преступная группировка с крутым лидером — Паханом.

Гранатомет Бондарцков все-таки купил. И тут же поспешил проверить его в деле. На трассе его машину обогнал джип. Как показалось Бондарцкову, водитель внедорожника просто оскорбил этим достоинство истинного “авторитета”. Считая себя человеком гуманным, Пахан не стал сразу расстреливать обидчика. Бондарцков аккуратно прижал джип к обочине, вежливо попросил водителя покинуть авто, а уж после этого с чистой совестью обновил новенький гранатомет. Машина — вдребезги, зато без человеческих жертв.



Удар по “Дружбе”

Одна из самых первых выходок Пахана — хулиганство, как позже это расценили в суде, — случилась в мидовском пансионате с душевным названием “Дружба”. Туда в начале 1994-го Бондарцков отправился отдохнуть от трудов праведных. И все бы ничего, но очень уж начинающему “авторитету” не понравилось обслуживание. Одна из сотрудниц пансионата, Елена Донецкая, не желала кормить и обслуживать Пахана в номере. Бондарцков возмутился.

Из обвинительного заключения:

“Бондарцков П.А., действуя в группе лиц, находясь в коридоре, применяя физическую силу, затащили Донецкую Е.Н. в комнату, где нанесли ей множественные удары кулаками по лицу и туловищу”.

Так новоиспеченный “авторитет” попытался объяснить персоналу, что высоких гостей нужно обслуживать на подобающем уровне. Донецкая объяснений не поняла и стала кричать. Ей на помощь пришли коллеги.

Из обвинительного заключения:

“В комнату постучали Егоров П.А. и Горин А.В., желая пресечь преступные действия. Тогда Бондарцков П.А. вышел в коридор гостиницы и произвел несколько выстрелов из пистолета по ногам Егорова П.А. и Горина А.В., причинив последнему сквозное огнестрельное ранение коленного сустава левой ноги”.

Позже оказалось, что все это время в пансионате не было охраны. Видимо, охранники как раз хорошо знали нравы высоких гостей и предпочли на некоторое время отлучиться.

Из обвинительного заключения:

“Потерпевшие укрылись от преступников в ресторане пансионата, однако Бондарцков П.А., взяв с собой гранатомет, вошел в зал ресторана и наставил гранатомет на Егорова А.В. и Горина П.А. Затем он бросил в них гранату “Ф-1”, причинив Егорову множественные осколочные ранения мягких тканей головы, грудной клетки и нижних конечностей, а Горину — осколочное ранение ягодицы”.

К счастью, в пансионате зимой было не так много народу, а те, кто был, с первыми же выстрелами разбежались по своим комнатам. Только благодаря этому на поле боя не осталось случайных жертв.



Борец с радиацией

Неподалеку от Ефремова еще со времен цветущего социализма стоял крупный химзавод — некогда флагман химической промышленности. Правда, в 90-х “флагман” изрядно подрастащили местные жители, и к тому же он требовал капитального ремонта. Поэтому выкупить никчемный заводишко Пахану труда не составило. Наклевывалась немалая выгода: химзаводом заинтересовалась голландская фармацевтическая компания. Но сделка неожиданно сорвалась: покупатели выяснили, что эта территория признана пострадавшей от последствий взрыва на Чернобыльской АЭС. Для голландцев это означало категорический запрет на экспорт всей продукции завода.

И тут Бондарцкова осенило. Проблему радиационного заражения он решил кардинально. Из Москвы по его вызову прибыли эксперты и в условиях полевой лаборатории вынесли новое заключение: территория зараженной признана безосновательно, новые исследования показали — никакой радиации там нет.

Голландцы на радостях завод купили, а Бондарцкову даже подарок ценный преподнесли — как “отличному деловому партнеру”. Правда, взбунтовались местные жители. Из-за того, что гриф “заражено” с района сняли, все они лишились ежемесячного пособия и льгот по трудовому стажу. Бондарцкову даже пришлось “идти в народ” с разъяснительной кампанией. Он задаривал население, поил его дармовым пивом и обещал тысячи новых рабочих мест.



Семейная разборка

Наверное, это было так. Зимним днем 1999 года семья Бондарцковых мирно обедала (а Паша к тому времени успел жениться). Молчание за столом нарушил глава семейства:

— Дорогая! Я, кажется, застрелил своего тестя, — сообщил он жене.

“Дорогую” чуть кондратий не хватил. Жена надолго задумалась. С одной стороны, раз произошло убийство, нужно бежать в милицию. С другой... не стало отца — не станет и мужа. И она спешно уехала в деревню к матери.

Прокуратура Ефремова возбудила против “авторитета” уголовное дело. Но Пахану очень не хотелось за решетку. И тогда он просто-напросто закрылся у себя на даче, откуда затеял переписку с председателем ефремовского суда. “Во-первых, я не считаю себя виновным в убийстве близкого родственника, — писал он. — Во-вторых, я не считаю, что ефремовскому УВД и суду необходимо мое присутствие”.

Председатель суда исправно отвечал Пахану высоким штилем, пытаясь уговорить того сдаться по-хорошему. Однако Паша гнул свою линию: “В случае изменения мне меры пресечения на любую другую, не связанную с арестом (суд постановил взять “авторитета” под стражу. — Авт.), обязуюсь добровольно явиться на заседание в назначенное время”.

Месяц переписки не прошел даром. В конце концов было принято решение не арестовывать Бондарцкова, а вызвать его в суд в качестве... обвиняемого в убийстве. Такого судебная практика еще не знала!

На процессе сразу выяснилось, что тесть сам во всем виноват, так как пытался убить Пахана молотком. Поэтому затягивать рассмотрение дела не стали. В течение одного дня (!) судья Ульянова изменила статью с “умышленного” на “непреднамеренное убийство”, дала Пахану два года условно и тут же в зале суда отпустила его по амнистии. Притом что подсудимый по-прежнему числился в федеральном розыске — за старую “хулиганку” с гранатометом.



Последний путь

А в начале 2000 г. Бондарцков… умер, два месяца не дожив до своего 37-летия. Об этом скорбном факте поведала свету его верная жена. Она пришла в УВД и, рыдая, протянула начальнику справку о смерти мужа, выданную отделом загс г. Ефремова. В справке было написано: “Причина смерти — закрытая черепно-мозговая травма с ушибом головного мозга. Падение неуточненное”.

Сей факт очень облегчил жизнь ефремовской милиции: не нужно больше разыскивать опасного преступника. От радости сотрудники в тот же день отправили в центр телефонограмму о снятии Бондарцкова с федерального розыска. Милиционеры не удосужились позвонить в загс и проверить подлинность справки... Бондарцкова даже где-то похоронили. Написали на памятнике: “Павлу от благодарных коллег”.

А на девятый день Бондарцков воскрес. Лично заявился в УВД, чтобы оформить себе новый паспорт. Недавняя смерть известного в области бандита, прежний федеральный розыск и условная судимость не помешали паспортисткам вмиг оформить Пахану основной документ российского гражданина. Почему?

Этот вопрос я задал непосредственно ефремовским правоохранителям. И услышал в ответ:

— Сотрудник, который занимался делом Бондарцкова... умер. Но если бы он не умер, мы обязательно подвергли бы его дисциплинарному взысканию.

Надежная практика “мертвых сотрудников” отработана годами. Как только случается кому-нибудь из стражей порядка отправиться в мир иной, как на него списывают все дела, в которых допущены существенные нарушения.

А в паспортном столе мне прокомментировали ситуацию так:

— Нам приносят справки, мы оформляем паспорт, а остальное нас не касается.

На радостях Пахан отправился в Новороссийск — справлять собственные поминки. Там его и взяли. Дело в том, что информация о снятии Бондарцкова с розыска еще не дошла до тамошних органов.

Пахана в очередной раз спасли ефремовские милиционеры. Сотрудники УВД Ефремова, в котором, напомню, уже лежала справка о смерти Бондарцкова, сообщили в Новороссийск, что в розыск его объявили... случайно — и уже нашли!

Так Пахан стал по-настоящему свободным человеком.



7 лет за “хулиганку”

Однако в конце прошлого года все факты его криминальной биографии сплелись в тугой узел в руках сотрудников Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ.

— Это было сложное дело, — вздыхают оперативники. — Во-первых, преступник формально был мертв. Во-вторых, какие бы операции по его задержанию мы ни планировали совместно с ефремовским УВД, все они проваливались. Он знал о наших планах раньше, чем мы успевали сесть в машину. Еще бы немного, и он уехал бы за границу.

Оперативники хорошо знали, что в доме у Пахана хранится пистолет Макарова. Однако тайно проникнуть в коттеджный поселок, где жил Бондарцков, было почти невозможно: 6-метровый забор, все ворота с дистанционным управлением... Один из оперов сутками крутился вокруг городка и, на свое счастье, заметил объявление: внутри этого бастиона продавался коттедж. Оперативники срочно вызвали риэлтора и только с ним смогли проникнуть на территорию. А уж там затаились возле дома Бондарцкова. Вскоре приехал и сам “покойник”...

При задержании Бондарцков не сопротивлялся. Как говорят оперативники, “включил дурачка”. Удивленно хлопал глазами и, чуть не плача, умолял не делать ему больно.

Многие до последнего не верили в то, что Бондарцкова посадят. Пока в Мособлсуде оглашали приговор, ефремовская братва готовилась к встрече Пахана. Сняли ресторан, накрыли столы...

Только вот “именинника” так и не дождались. Приговор звучал так: 7 лет колонии общего режима... за злостное хулиганство. Увы, обвинение не смогло “пришить” бандиту ничего, кроме случая в “Дружбе”. Все пострадавшие упорно отказывались давать показания. Через 3—4 года Бондарцков скорее всего выйдет на свободу. Условно-досрочно, за примерное поведение.

А его подельники времени зря не теряют. Пока срок да дело, они затеяли строительство дворца для своего Пахана. Дом планируется сдать как раз к его освобождению.

Кстати, любимый гранатомет Бондарцкова так и не нашли. Где-нибудь в укромном месте тот ждет своего хозяина.





Партнеры