Прелесть традиций

30 июня 2003 в 00:00, просмотров: 448

В мировой истории минувшая неделя останется благодаря эпохальному посещению Великобритании Президентом России, приглашенным самой королевой. Когда спустя следующие сто пятьдесят лет английская королева снова пригласит российского лидера, все будут вспоминать, что в последний раз к ней вот так же приезжал президент Путин, и жил в той же резиденции, и ездил в той же карете, и тоже носил белую бабочку. Прелесть монархий — в устойчивости традиций, которые не меняются веками. Всегда известно, что и как здесь будет через сто лет…

Но если смотреть на минувшую неделю не в исторической перспективе, а в контексте житейских сиюминутных событий, то наиболее ярким пятном недели наверняка окажется вовсе не королева, а оборотни. Вернее, даже не сами оборотни, а та театральность, с которой был преподнесен публике этот острый криминальный сюжет.

* * *

Если в первый день еще не очень понятно было, зачем оборотней столь торжественно арестовывают на глазах у всего честного народа, то к концу недели стало уже абсолютно ясно, что цель арестов не столько в том, чтоб раскрыть преступление и наказать виновных, сколько в том, чтоб воздействовать определенным образом на широкие слои граждан.

Что-то власти нам хотели показать этими арестами. Донести какую-то важную мысль до народного сознания.

В ином случае руководство МВД не стало бы публично объявлять об оборотнях, не стало бы “раскручивать” их по всем правилам пиар-акции, приглашать журналистов на обыски и задержания и показывать ту подноготную своей работы, которую обычно тщательно скрывают от общественности. Особенно когда речь идет о высоких милицейских чинах. Боже упаси вынести сор из избы. Накажут страшнее, чем самих преступников, поскольку такой поступок расценивается в милицейской корпоративной среде как предательство: “Честь мундира дороже всего, а если кто-то кое-где у нас порой, то мы его сами накажем, и нечего лить грязь на правоохранительные органы”.

Однако на этот раз честью мундира решено было пожертвовать. Произошло чудо: задача рекламного характера перевесила железные правила внутренней милицейской этики.

Видимо, это была какая-то очень важная задача.



* * *

К сожалению, до сих пор не вполне понятна суть этой очень важной задачи. Мнения расходятся.

Разумеется, мало кто принимает аресты оборотней за чистую монету. Здесь пиар, реклама — это чувствуют почти все. Но реклама чего, какого продукта? Наиболее простодушная и оптимистически настроенная часть населения склонна считать аресты прорывом на фронте борьбы с коррупцией, которая заела граждан до такой степени, что властям их уже надо как-то успокаивать, светить лучом надежды. Мол, не все так плохо, товарищи, не отчаивайтесь. Коррупционеры, конечно, кровушки вашей попили, но у государства есть еще сила, мы приструним негодяев рано или поздно.

Пессимисты и скептики, искушенные в хождениях по присутственным местам, склонны видеть в оборотнях не борьбу с коррупцией, а рекламную акцию “Единой России”. Вернее — ее лидера, который по совместительству является также министром внутренних дел. Мол, если он не совершит двух-трех великих подвигов на посту министра, то за “Единую Россию” граждане не очень-то охотно пойдут голосовать. А если совершит — другое дело, тогда бегом побегут. Вот подчиненные ему сейчас эти подвиги и организуют…

Трудно сказать, какая трактовка более правильная. Скорее всего обе. Антикоррупционная пиар-акция нужна сейчас не только Грызлову. Президенту Путину она также необходима, поскольку, судя по результатам соцопросов, за последний год у нас заметно выросло число граждан, полагающих, что за период его правления ситуация с коррупцией в стране ухудшилась.

И это правда, она действительно ухудшилась. Каналы, способы и схемы коррупционной деятельности дошли уже, кажется, до предела своего развития. И затвердели там — на этом пределе. Окаменели, превратив всякое государственное ведомство — любую структуру или институт — в огромную нерушимую глыбу, намертво склеенную круговой порукой начальников всех уровней.

Реформирование системы государственного управления путем установления “вертикали власти” и замены некоторых старых персонажей людьми из “путинской команды” на самом деле сводилось лишь к робким попыткам “затекания” между глыбами. Затечь в трещинки, заполнить чудом оставшиеся свободными кармашки, обволочь глыбы по краям. Создать видимость своего главенства. Но — не разрушать самой глыбы. Не разваливать.

Этого не пытались делать ни Путин, ни его питерцы. К сожалению — не пытались.

Глыбы тем временем крепли и расширялись. Это совершенно естественно. Ведь коррупционеры — как тараканы на коммунальной кухне. Полностью от них не избавиться, но если их все время травить, прессовать, то их обычно не видно, они вылезают из щелей только по ночам и копошатся в мойке. А если не травить — они размножаются, овладевают пространством, перестают стесняться и с комфортом обосновываются в ваших кастрюлях и тарелках.



* * *

Возможно, конечно, что оборотни — это как раз первая попытка ударить по милицейской глыбе, одной из самых передовых и мощных.

Тогда это здорово. Грызлов до Нового года упечет в тюрьму две-три тысячи полковников милиции, и мы все будем ему аплодировать.

Однако разыгранный на неделе спектакль почему-то не внушает особой уверенности в том, что даже оборотни не выйдут через некоторое время на волю за недоказанностью состава преступления. Не уверенность он внушает, а, наоборот, недоумение.

Ведь совершенно непонятно, за что, собственно, их задержали — за какое страшное преступление?

“Они, — говорят нам, — фабриковали уголовные дела, подсовывая жертвам оружие и наркотики, а за закрытие дел требовали деньги”. Понятно. Однако это все — только слова, которые не могут служить основанием для осуждения и уголовного наказания. Нужны доказательства.

А что нам демонстрируют в качестве доказательств, какие улики? Нам, как ни странно, демонстрируют уровень благосостояния оборотней. Какие у них замечательные особняки, какой бассейн, какой корт, какие картины и украшения. Откуда, мол, все это у полковников, которые получают зарплату максимум десять тысяч, если не от криминальных занятий?

Хм… Ну да, уровень благосостояния оборотней впечатляет. Но ведь его нельзя считать доказательством совершенного преступления.

...Похоже, что праведные обвинения звучат из уст людей, которые только что проснулись. Проснулись и вдруг увидели особняки и бассейны. И очень возмутились.

Эй, ребята, да таких особняков под Москвой — сотни тысяч, если не больше. Еще покруче, чем у оборотней. И подавляющее большинство тоже строилось не на зарплату госслужащего. И бассейны там есть, и корты. Чего же вы их-то не арестуете?

А не хотите ради интереса проехаться, скажем, по загородным домам заместителей самого министра внутренних дел? Наверняка там тоже найдется кое-что интересное.

Особняк с бассейном не аргумент в стране, которая занимает одно из ведущих мест в мире по уровню коррупции. Если власти приводят его как аргумент, то он только вызывает у людей раздражение. Ведь люди отлично видят, какие особняки выстраивают себе чиновники по соседству с их дачками-курятниками, и так же отлично они видят, что чиновников этих никто не трогает и не наказывает, как бы нагло ни выпирала наружу их роскошь. Соответственно, люди отлично понимают: если чей-то особняк вдруг становится объектом публичного исследования — то это скорее всего показуха.



* * *

Вообще, с таким подходом у нас есть где разгуляться и наоткрывать уйму громких уголовных дел. Потом, конечно, их придется прикрыть, но — это будет уже потом, после выборов, когда “Единая Россия” получит запланированное количество депутатских мандатов.

Можно даже прикинуть списочек добрых дел, которые наверняка обеспечат победу партии власти. Подарки в мешочек.

Ну оборотни — для начала, это понятно. Убийцы депутата Юшенкова — само собой. Следующими, видимо, пойдут разоблачения гаишников. Министр Грызлов, выступая в начале недели в Думе, уже говорил, что за них возьмется, и призвал граждан помогать — фотографировать гаишников в момент получения взятки и снимать их на видеокамеру.

Следовало бы еще добавить: “Также по возможности переписывайте номера купюр, которые вы даете гаишникам, и мажьте их фосфоресцирующим составом. А если не получится, приходите прямо ко мне на Житную. Я распоряжусь, на КПП скажете тайное слово: “Я по гаишникам к Грызлову”, и вас пропустят”.

На этом антикоррупционная часть программы, я думаю, будет завершена, и дальше пойдет полоса раскрытия тайн. Начнется она успешным расследованием старинных преступлений типа убийства Листьева, а закончится раскрытием тайны Бермудского треугольника и загадки египетских пирамид.

Разделавшись с тайнами, министр должен будет приступить к спасательным операциям. Предотвратить теракт на атомной электростанции, спасти тонущую девочку и вытащить котенка из горящего дома.

Короче говоря, в ближайшие полгода он будет, как Тимур и его команда, рисовать звезды на заборах, по ночам рубить старушкам дрова и наказывать коммунальщиков за несвоевременное отключение воды. Он должен будет находиться везде одновременно — носиться по небу, как Супермен в черном плаще, оставляя четкую линию траектории полета, чтоб все знали, какую уйму добрых дел он успел сегодня переделать.

Вот увидите — так и будет.

…Что же касается огромных глыб коррупции, в которых окаменело все наше государственное устройство, — вряд ли за ближайшие годы в отношении их что-то изменится.

У нас, как и у британской короны, тоже есть свои устойчивые традиции. Может быть, и наша прелесть в том, чтоб они тоже не менялись веками, и чтоб даже через сто пятьдесят лет каждый гражданин знал, какому чиновнику когда и сколько надо платить, и всегда уверенно чувствовал себя в родной стране.





Партнеры