Страсти по пупырчатому огурцу

1 июля 2003 в 00:00, просмотров: 163

Вторая половина июля ознаменовалась сразу тремя театральными премьерами, по-разному отметившимися в комедии, романтической драме и в чем-то среднем между первым и вторым.

В премьерном изобилии пыталась разобраться Марина РАЙКИНА.

ЭТИ НОЧИ, КАК СВЕТЛЫЕ ОЧИ

“Белые ночи” — Мастерская Петра Фоменко.

Режиссер Николай Дручек.

После массового успеха Достоевского на телеэкране вполне достойное его продолжение на сцене. Тем более такой малой, как мастерская Фоменко. Мечтатель влюбился в Настеньку, пришпиленную к бабушке, а она, как всякая женщина в любовном треугольнике, предпочла ему Жильца-прагматика. История не нова, а вот воплощение ее — прелюбопытное.Просто диву даешься, как фантазия режиссера здесь умудрилась разместить декорации, изображающие одновременно петербургские мосты, тесные комнаты и оперный театр. Атмосфера спектакля, которой славится мастерская, присутствует и состоит из энергии действия, музыки и той особой манеры игры, так присущей артистам театра. В данном случае Полине Агуреевой, Ирине Пеговой, Наталье Курдюбовой в двух ролях и особенно Томасу Моцкусу в роли Мечтателя. Печаль “Ночей” Достоевского светла, как у Пушкина.

ФАНТОМ OF THE МХАТ

“Гримерная” — Малая сцена, МХАТ им. Чехова.

Режиссер Елена Невежина.

Японскую пьесу Кунио Симидзу можно рассматривать как пособие для начинающих драматургов. Автор не нашел ничего лучшего, как растащить чеховскую “Чайку” и “Три сестры” на цитаты и высадить их на невнятную смысловую почву. Дело происходит в театральной гримерной, из которой одна актриса (судя по поведению — прима) выходит, а на ее место являются две разновозрастные дамочки, которые и говорят словами из “Чайки”.

Кто сии явления, обозначенные в программке как актрисы А, В, С, D, до конца так и неясно. это либо привидения, либо тени завистливых несостоявшихся артисток. В общем, японский вариант “Phantom of the opera” на русской почве.

Впрочем, у “Гримерки” есть достоинство — она решает проблему занятости в театре женской половины труппы. Как минимум четырех человек. Приму играет Марина Зудина, и ее работу можно считать качественным эскизом на тему.

СЛИШКОМ ЩЕКОТЛИВАЯ КОМЕДИЯ

“Слишком женатый таксист” — Театр сатиры.

Режиссер Александр Ширвиндт.

Сатира после экспериментов в области психодрамы наконец-то занялась своим прямым делом – комедией. В данном случае комедией положений англичанина Рэя Куни, прогремевшего на всю Москву со своим “№13” во МХАТе. Теперь его “Слишком женатый таксист” — в Сатире. Так, вполне обычный и, можно сказать, скромный лондонский водила сбился с графика между двумя женами и в результате был обвинен в гомосексуализме, скотоложстве, спасибо, не педофилии. Здесь не просто смеются, а ржут. Животный истеричный смех построен на том, что герои не могут договориться даже на уровне слов и понятий. Известный анекдотический прием срабатывает железно: если муж врет по телефону жене о простом огурце, то ее удивленно-эротичный стон отзывается в зале не иначе как пупырчато-фаллической ассоциацией.

Ситуация постоянно балансирует на грани неприличия, тем более что драматургический материал к этому располагает. Одна из жен таксиста (Елена Подкаминская) все время “хочет своего лягушонка”, в то время как другая (Алена Яковлева) строит супруга на манер “упал — отжался”. В таких аскетичных условиях актрисы умудряются вырваться за плоскость образов. Вообще “Таксист” — ансамблевый спектакль, и каждому, даже незначительному персонажу придуман свой запоминающийся рисунок или его деталь. Так, полицейский (Юрий Нифонтов) умудряется передвигаться на коленях в позе лотоса. Не спрашивайте почему? Просто очень смешно, как и вынужденный, во спасение дружбы, гомосексуализм Джона (Юрий Васильев) и Стенли (Федор Добронравов). Причем если говорить о нетрадиционной сексориентации на сцене, то эта пара может претендовать на свежее нешаблонное воплощение на подмостках сладких парочек.



Партнеры