Без дрожи в голосе

3 июля 2003 в 00:00, просмотров: 197

Пока одни абитуриенты в спешке дочитывают Достоевского и пытаются запомнить сложные химические формулы, другие... поют. Просто в ГИТИСе начались вступительные экзамены.

Пока на улице лил дождь (говорят, это хорошая примета), в узком коридоре и по лестничной клетке то и дело расхаживали девушки в почти вечерних нарядах с нотами в руках. Для экзамена абитуриент должен подготовить три произведения: арию, романс и народную песню. Чаще всего просят спеть арию. Самая популярная среди поступающих — почему-то ария Снегурочки из оперы Римского-Корсакова: “С подружками по ягоду ходить, на оклик их веселый отзываться...” Наверное, выбирают по принципу “пусть я плохо пою, но какой размах!”

Жесткая конкуренция чувствуется во всем. В буфете абитура делится переживаниями: “Мы даже ноты не оставляем без присмотра! В искусстве все соперники. Можно, конечно, если украдут, быстренько отксерить в библиотеке, но нам нервничать нельзя — голос пропадает...”

Из сорока человек, которых пришлось выслушать приемной комиссии в первый день, — около тридцати девушек с сопрано и всего десять юношей-теноров. В этом году студентов набирает профессор Александр Александрович Бармак. О нем абитуриенты говорят с трепетом. Он выучил многих сегодняшних звезд сцены.

По факультету ходят веселые истории из жизни поступающих. В этом году на предварительное прослушивание приехала некая девушка из Калмыкии. Всех она поразила тем, что пришла в национальном костюме, чем явно выгодно отличалась от остальных. Педагоги рассчитывали на исполнение ею национальных песен, но выяснилось, что костюм — это единственное, чем абитуриентка могла поразить. Спела она плохо. Теперь ребята шутят, не прийти ли им на экзамен в русских национальных костюмах...

В аудитории, где идет экзамен, есть сцена и рояль. Перед сценой сидит комиссия из семи человек. Среди них — солист Большого театра Владимир Маторин, при виде которого абитуриентки моментально теряют уверенность в себе. Профессор Бармак строго спрашивает, откуда поступающий, что закончил и что будет петь.

— Почему вы вне очереди?! Я же предупреждал, что только по списку! — сердится он.

Неизвестно, куда делся абитуриент, идущий по списку. Может, сдали нервы?.. Бармак продолжает экзамен. Девушка начинает петь. Голос такой, что, на мой неискушенный слух, с ходу можно брать в Большой театр, но преподаватели только многозначительно переглядываются. Мнение комиссии держится в строгой тайне до конца экзамена, замечания произносятся только шепотом.

Как и все, абитуриенты ГИТИСА — люди суеверные. Уронить ноты — плохой знак: считай, упустил удачу. А она абитуриентам еще понадобится, ведь сегодня у них второй экзамен — по актерскому мастерству...




Партнеры