Хай тек для опухоли

4 июля 2003 в 00:00, просмотров: 4931

Мы давно привыкли к тому, что онкология — это приговор, что панацеи нет, а все, что предлагается как открытие, на поверку оказывается блефом. Однако на днях пришлось убедиться в обратном...

Игорь Владимирович РЕШЕТОВ, профессор, доктор медицинских наук, заместитель директора по науке, руководитель отделений пластической микрохирургии и опухолей головы и шеи, заведующий кафедрой онкологии Московского НИИ онкологии им. П.А.Герцена: “РАК ИЗЛЕЧИМ. Заявляю это авторитетно и обоснованно...”

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Игорь Владимирович РЕШЕТОВ окончил 2-й Московский мединститут им. Пирогова. Еще студентом 3-го курса попал в НИИ онкологии им. Герцена на практику. А после окончания вуза — в 1984 году — пришел сюда младшим научным сотрудником. Защитил кандидатскую диссертацию, а в 33 года — докторскую. Написал монографию “Пластическая и реконструктивная микрохирургия в онкологии” — первую в России и вторую в мире научную работу на эту тему.


— Игорь Владимирович, но люди мрут как мухи. Сколько прошедших у вас лечение выживает, если не секрет?

— Ежегодно к нам обращается 10—15 тысяч пациентов. Практически полностью излечиваем от рака больных первой стадии — 95—99%; второй — 80—90%; третьей — 50—60%. Дальше сложнее: с IV стадией выживает, дай бог, 15—20%, к сожалению. Во многом виноваты сами пациенты: поздно обращаются. Увы, статистика говорит о стойкой стабильности онкологических заболеваний и в нашей стране, и в мире. В России ежегодно эта болезнь поражает порядка 450 тысяч человек.

— В таком случае что дает вам основание для оптимизма?

— Их несколько. Первое и самое важное — ранняя диагностика. В институте мы провели исследования на трех тысячах пациентов, у которых обнаружен узел щитовидной железы — доброкачественный, но с тенденцией к росту. У 20 процентов впоследствии оказался рак первой стадии. Больные полностью излечены с частичной резекцией органа при помощи эндоскопа. Вот та самая хайтек, который позволяет целиком контролировать заболевание.

— А скоро ли будет найден способ, чтобы вот так запросто расправляться с запущенным раком? Ведь коварство этой болезни в том, что человек не чувствует ее в себе часто до последнего момента.

— Я бы назвал биотерапию. Поиск индивидуального средства от рака для каждого пациента — мировая тенденция. И она реальна. В нашем институте начата работа по вакцинотерапии меланомы; биологические агенты, антитела, вырабатываемые при помощи вакцин животного происхождения, уничтожают раковые клетки.

— Игорь Владимирович, ваш институт, головной в нашей стране по онкологии, остался государственным, а потому доступным абсолютно всем россиянам. В этом году, как я только что узнала, вы отмечаете столетие его клинической деятельности. Понятно, за это время наука и практика сделали гигантские шаги. Что можете предложить вы?

— Эффект лечения зависит прежде всего от того, насколько своевременно больной обратится к специалисту, и возможностей (технологических, инструментальных, лекарственных) медучреждения, куда он пришел. Наш институт — некий пример комплексного подхода, где для современного лечения есть все необходимое. Лаборатории всех направлений, лучевая, ультразвуковая, радиоизотопная диагностика, компьютерная томография разных видов, в том числе сканирующая, которая дает более точную картину. Плюс полный набор клинических подразделений, в которых оказываем помощь по всему спектру онкологических заболеваний, что называется, с головы до пят. Часть лекарств изготавливаем прямо в институте.

— Вопрос читателя: заразен ли рак?

— Глупость. Рак не заразен, заразны вирусы, которые потенциально могут спровоцировать перерождение клеток. Но и это не для всех локализаций. В основном при болезнях носоглотки, шейки матки.

— Игорь Владимирович, расскажите что-нибудь оптимистичное: в перспективе нас ждет что-нибудь хорошее?

— Большие преимущества у онкомикрохирургии. Возможность работы над человеческим организмом как над некой биоконструкцией, позволяет проводить взаимозамещение тканей и органов. Например, у человека поражена раком гортань или глотка. Если делать обычную операцию, больной обречен на то, что больше никогда не будет ни говорить, ни глотать. Микрохирургическая трансплантация фрагментов его же тканей (кишки или мышцы) позволяет восстановить удаленный орган и добиться полного возвращения его функции. Ранее хирурги отступали перед III и IV стадиями рака. Сейчас можно выполнить операцию, например, удалив у человека половину... головы!



СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

“Шесть лет назад к нам обратился мужчина 50 лет, когда у него уже был рак верхней челюсти четвертой стадии с поражением тканей лица, полости рта, носа, глазницы, костей основания черепа. На фоне хронического гайморита в пазухе носа возник полип, который переродился в рак.

Мы провели ему комплексное лечение. Ему полностью реконструировано все лицо: сделана новая глазница, новая челюсть... Часть челюсти выращена из его же тканей, а часть пересажена из фрагмента ребра. Прошло 6 лет. Пациент жив. ( Уникальную операцию, кстати, выполнил наш интервьюер Игорь Владимирович Решетов.)

— Такие операции делаем с 1988 года. Набран уникальнейший материал, который имеет мировое значение. Американские коллеги нередко присылают к нам на консультацию свои истории болезни.

Можно и наоборот: не пришить, а удалить под высокооптическим увеличением то, что удалять всегда считалось опасным. Четко видя опухоль под микроскопом, хирург делает ювелирную работу.

Еще одно из перспективных направлений — фотодинамическая терапия, позволяющая проводить лечение в труднодоступных местах. Например, при раке трахеи, бронхов крайне трудно выполнять операции без нарушения функции органов. Теперь этот метод позволяет на ранних стадиях диагностировать эту форму рака и полностью его излечивать.

— А передается ли рак по наследству? Есть знакомая семья, где от рака (поджелудочной железы) умерла мама, а через 10 лет (лейкоз крови) ее дочь. Есть ли здесь взаимосвязь?

— Есть, конечно. Но только на уровне генетического аппарата клетки. Есть гены, которые способствуют развитию рака, а есть гены, которые защищают от рака. Если у человека слабый генетический аппарат защиты, то риск заболеть раком повышается.

Есть формы и так называемого “семейного рака”, например, молочной железы, матки, толстой кишки. Но срабатывают они не всегда. Генотип (то, что заложено на уровне гена) и фенотип (что реализуется) не всегда совпадают. Поломку генетического аппарата и поломку клетки могут вызвать обычные химические канцерогены.

— Получаемые нами из воздуха? Насколько в Москве человек защищен от канцерогенов?

— Увы! Наличие в воздухе Москвы огромного количества вредных выбросов — одна из главных причин развития опухолей. Первым классическим доказательством возникновения рака от химических веществ был рак у трубочистов. Они чаще других заболевали раком, потому что постоянно контактировали с углеводородами, которые вызывают перерождение клеток.

Следующий фактор — вирусный. Вирус тоже способен вторгаться в генетический аппарат клетки, вызывать ее поломку и перерождение в опухолевую.

— И что же, выходит, любая химия способна повредить наши драгоценные клетки? В московских магазинах сейчас продаются тысячи и тысячи новых химических “суперсредств”, позволяющих и жир с посуды мгновенно снимать, и отстирывать белье за секунду... Они тоже могут аукнуться опухолью?

— Безусловно. Результат этих “удобств” мы пожнем позже, но обязательно пожнем. Химические вещества, с которыми организм человека ранее не встречался и не успел выработать способы защиты, обязательно ему навредят. Ведь любой химикат воспринимается организмом как яд. Альтернатива бытовым химикатам — экологичные, веками проверенные мыло, питьевая сода.

— Так в чем же тогда спасение?

— Основа всего и вся, как это ни банально звучит, здоровый образ жизни. Употреблять как можно меньше канцерогенов хотя бы в пищу (не пережаривать ее, не кипятить масло) — это реально. Чаще готовить блюда на пару — это русская пища, она для нас больше приемлема, чем какая-то китайская, тайваньская... Меньше нервных стрессов (при стрессах опухолевые клетки начинают быстрее делиться). Хорошо бы исключить алкоголь (к сожалению, я не знаю таких людей). И, конечно, не курить. Курение — универсальный канцероген, который действует и на легкие, и на гортань, и на желудок.

— А что еще можно предусмотреть на бытовом уровне, чтобы уберечь наши драгоценные клетки от генетических поломок?

— Не надо избыточного загара. Уж сколько раз твердили миру! Но любителей поджариться каждое лето хоть отбавляй. Один небольшой совет: у каждого из нас есть родинки, малейшее изменение их цвета — покраснение, побеление вокруг них — или зуд — повод срочно обратиться к онкологу. Не к косметологу, а к онкологу, и как можно быстрее.

— Ваше отношение к народным средствам лечения рака? Есть немало теорий типа: рак можно излечить водкой с растительным маслом, чистотелом, мочой...

— Чушь полнейшая. За долгие годы работы в клинической онкологии я не видел ни одного больного, у кого морфологически доказанный рак излечен народными средствами. Улучшить общее состояние можно и растительным маслом с водкой, но излечить от рака — нет. Трехразовый прием в день 30 граммов водки гарантирует хорошее настроение, а растительное масло хорошо очистит кишечник. Больной действительно почувствует себя лучше, и аппетит появится, и сил прибавится. Но не более того. И так при большинстве народных средств.

— А есть ли средства, которые можно использовать в качестве профилактики рака? Например, аспирин. Он же разжижает кровь, а значит, как говорят, “разгоняет” застойные явления...

— Безобидных фармакологических средств нет. И уж тем более аспирин. Когда человек болен, его спасают всеми средствами. Но здоровому человеку не надо принимать никаких профилактических лекарств. Они пойдут только во вред. Главная профилактика — здоровый образ жизни, двигательная активность, витамины, овощи, фрукты в естественном виде, чистый воздух, чистая вода...

— И вам удается все это соблюдать?

— Стараюсь. Правда, не всегда удается из-за ненормированной работы. Но в выходные стараюсь обязательно быть на природе, за городом. Даю телу физическую нагрузку на грядках ли, играя ли в волейбол...






Партнеры