Эммануэль по-русски

5 июля 2003 в 00:00, просмотров: 1432

“О-о...” Алла оглянулась: за ней хвостом тянулись несколько турков — загорелые, дикие, с масляными глазами... Узкая улочка, одна из тех, что их экскурсовод Рудольф обвел в путеводителе маркером: “Суда не ходы! Опасно... Там белая женщина очень любят!” Однако Аллу это предостережение не остановило: сколько раз в мыслях она видела себя в восточном гареме, где ее “любил” грубоватый и неутомимый султан... Так что в Турцию она ехала не только за загаром, но и за сексуальным экстримом.

Увы, но эротические грезы Аллы наяву обернулись трагедией: ее изнасиловали и избили на курорте. По статистике, 10 процентов отдыхающих за рубежом попадают в аналогичные ситуации по собственной глупости. Или от излишней наивности... У психологов есть даже такой термин: “посткурортный синдром”.

Коллекционерша

“Шон — из Америки, Алекс — из Парижа, а вот Юрген... Да что там... Подружкам хвастаюсь своей коллекцией, а у самой — ни одного из них за душой. Самой себе в этом признаться стыдно — у всех-то вокруг личная жизнь устроена...” — Напротив врача сидела потрясающе красивая женщина, худощавая, с густыми черными волосами по пояс. Удивительно, что до 24 лет у нее ни разу не было серьезных отношений. В Москве Наталья совершенно одинока, все время сидит дома и на работе, от судьбы ждет только одного: очередного отпуска, где среди многочисленных поклонников она выберет себе самого красивого “мачо”.

— Сразу после школы я с подружкой отправилась в Болгарию, встретила там Фила, с этого все и началось...

Фил подъехал к Наташе на скутере и зазывал: “Эх, прокачу!” (только по-английски). Девушка вцепилась руками в его торс и весело визжала, подскакивая на волнах. Дальше были коктейли, дискотеки экскурсии... Через три дня Фил стал горячо заверять, что безумно влюблен. Наталья не показывала вида, что тоже: “Вижу его издалека — сердце из груди выпрыгивает, а подойдет ближе — я обиженную гримасу сострою: “А, это ты...” — может, поэтому все так закончилось. Тем не менее Фил там же стал ее первым мужчиной: “Я с головой ударилась в любовь... Но где-то на самом донышке билась все-таки мысль, что когда-нибудь (а точнее — через неделю) все прекрасное закончится”. Не могла же я первая спросить у него телефон, а он почему-то не интересовался моим. В последний день я провожала его на автобус, и только когда двери закрылись и он весело помахал из окна, поняла, что все кончено... Не понимаю только, зачем он в любви клялся: боялся, что не отдамся ему? Напрасно — я уже сама решилась...”

Вернувшись, Наташа не могла даже смотреть “на русских лохов”. Мол, иностранцы такие обходительные, стильные, а наши — не пришей рукав: “Тот одеваться не умеет, тот целоваться, у того нос картошкой и т.д....” Поэтому на следующий год снова отправилась в Болгарию, надеялась отыскать Фила, но Фила там уже не было. А был американец Шон...

— На этот раз я поступила умнее и сразу взяла его телефон. Почему-то он оставил рабочий. Это меня в нем и разочаровало... Он еще при знакомстве заявил, что он — sexy — я-то решила, это значит “сексуальный”. А оказалось, что на работе у него такая репутация — что-то вроде плейбоя. Женщины у них строгие — на службе никакого флирта. А он все равно пристает. Видать, озверел уже у себя от постоянного воздержания, вот на меня и клюнул. Это я поняла, когда его сотрудница, услышав, кто мне нужен, мерзко захихикала в трубку... Пришлось дать отбой прежде, чем Шон подошел.

Другой раз Наташа списалась с парнем из Австрии по Интернету: назначили свидание в Турции. Роман начался бурно — с постели. После которой австриец честно признался, что секса у него не было около двух лет и прежде, чем сюда приехать, он набрал порнокассет и вспоминал по ним искусство любви. “Меня это так ужаснуло, что я сбежала от него, но вскоре нашла себе нового...”

Каждый раз после возвращения из отпуска Наталья впадала в депрессию: после работы ложилась на диван и пялилась в потолок, по которому проносились картины ее пляжных приключений. Жила от отпуска к отпуску. Нечто похожее на серьезные намерения проскользнуло у Юргена: у них вообще не было постели, а потом он пригласил ее к себе в Мюнхен — погостить и познакомиться с родителями.

— Меня поселили в отдельной квартире, и я каждый день приходила к ним на обед. В жизни Юрген оказался совсем другим человеком, нежели на отдыхе. У них совсем не принято говорить о своих чувствах — только о деньгах и карьере... И нет душевности. Он показал мне свою фирму, но хоть бы раз сводил в театр. И немецкий я знаю плохо, так что он все время меня поучал. А секс до брака в их семье вообще оказался плохим тоном. Только замуж я за иностранца все равно не собиралась...

К врачу Наталья пришла в отчаяние: “На отдыхе можно общаться с кавалером и жестами, а в жизни нужен человек, который тебя понимает, — что мне толку от коллекции иностранных кобелей?.. Своих мужчин любить я не умею”.

— Девушка слишком серьезно относится к курортным романам, — говорит психиатр Евгений Шапошников, профессор ИПК врачей. — Когда человек едет отдыхать, завести необременяющую связь — это, с точки зрения психологии, вполне реально. А многие иностранцы это так и называют — “секс-туры”, даже пользуются услугами специальных агентств. Другое дело, когда женщина, вернувшись, впадает в депрессию, живет одними мечтами, а при этом толком не знает ни одного из своих любовников, объясняется с ними жестами и на ломаном английском... Психолог мог бы направить ее внимание на реальную действительность. Ведь девушка абсолютно не избирательна в выборе партнера для отдыха — судит только по внешности, наличии западной прописки — и слишком избирательна в российской обыденной жизни — замечает малейшие недостатки ухажера. Нельзя сразу отвергать людей, ведь любовь — это способность принять человека за все, включая его недостатки.

Пляжный секс

Галина 13 лет прожила с мужем, а на четырнадцатый год поняла причину своего расстройства: Саша ее однозначно не удовлетворял. Как-то они отправились на семейный отдых. Муж отдыхать никогда не умел: сидел в шезлонге как на иголках и постоянно звонил на работу с мобильника. А уж в этот раз с ними отправилось несколько сотрудников — и среди них начальник.

Именно тогда Галина впервые подловила себя на мысли, что с вожделением ловит взгляд каждого молодого человека на пляже. Ближе всех к ней оказался как раз начальник мужа, и она пустилась кокетничать напропалую. Тот особо не придал этому значения, однако, когда Галина заявилась к нему ночью в номер, обалдел, но не преминул воспользоваться случаем... “Когда мы вернулись, я поняла, что не могу без него, но на работе мужа с ним встречаться невозможно!” — и Галина принялась давить на Сашу, чтобы снова поехать в отпуск со своим шефом. Муж уже давно заподозрил их связь, но не мог ничего поделать - карьера ему была дороже. Так они отдыхали три раза. Муж и его начальник поддавались на Галины манипуляции, пока жена последнего не застукала эту сладкую парочку в номере отеля... И вскоре все трое пожаловали на прием к врачу.

— Сексуальный голод у многих возникает, когда они по разным причинам недовольны своим половым партнером, — говорит психиатр. — На отдыхе больше нечем заняться, и все желания обостряются, таким образом возникают такие скандальные, даже асоциальные ситуации, которые ни к чему хорошему не приводят. Перед нами три психически нездоровых человека: у мужа — “синдром трудоголика”, у начальника тоже в семье не все ладно, вот их с любовницей и охватила неприкрытая страсть. Люди, которые не в состоянии контролировать свои сексуальные желания, часто вообще не могут строить гармоничные отношения...

Анна почти всегда ездила в Крым одна. Подружек, которые бы согласились составить ей компанию, не находилось. Мужчине, у которого она сняла на этот раз комнату за пять долларов в сутки в небольшом деревянном домике, она ничем не приглянулась: полная розовощекая девица лет двадцати... “Такие обычно не шалят”, — умиротворенно решил хозяин. Но наутро девушка появилась во дворе в чем мать родила и, сладко зевнув, направилась к душу. В следующие дни смущенный мужик прятался от постоялицы в доме и только под конец отдыха пригласил ее к себе. Однако Анне “охота” в крымском городке удалась и так.

Сначала она подвизалась к компании из нескольких парочек: веселая и зажигательная Аня была у них как развлечение — чем больше народу, тем лучше. Девушка постоянно заводила разговоры на сексуальные темы: то как она занималась любовью в салоне самолета, то на крымском горном уступе... Но ребята принимали ее “за своего парня”: просили сводить ее с девушками, которые им приглянутся. Наконец, Анна, предложив погадать одной из парочек на рунах, пригласила их к себе в комнату. Когда те явились, оказалось, что “руны куда-то закатились”, зато было вино. Сильно подпоив новых друзей, Аня предложила им заняться сексом втроем — те едва унесли ноги. Потом она нарвалась на целую компанию парней, где ее интерес к групповухе был удовлетворен.

Анна оказалась у психиатра неслучайно: ударилась в депрессию по поводу того, что пришлось сделать три аборта за 3 месяца. Постоянного мужчины нет, а ребенок ей одной не нужен, хотя и жалко от него избавляться. Недостаток внимания мужчин она со школьных лет пыталась заслонить избытком сексуальных отношений.

На приеме Анна хвастливо рассказывала: “Я созрела для секса еще в девять лет. Помню, к родителям пожаловали гости, один мужчина мне так понравился, что я стала к нему приставать. Он испугался, родителям пришлось меня оттаскивать, а я плакала и кричала: “Дайте мне его!” Еще раньше, в шесть лет, она как-то застала родителей за полнейшим развратом: услышала стоны в комнате и заглянула в щелку — тогда ей стало очень интересно.

— В психологии эта болезнь называется “сексуальной расторможенностью”, — продолжает Евгений Шапошников. — У некоторых это может развиться постепенно, например, из-за неудовлетворенности; на Анну, вероятно, отрицательно повлияли родители — часто от подобных сцен у ребенка и провоцируется ранняя сексуальность. В каждом женщина начинает видеть только партнера для постели. К тому же она не уверена в себе и пытается убедить себя, что нравится мужчинам, только с помощью секса. В повседневном общении такая ее прыть сразу же приведет к конфликту, и она отправляется за этим на курорт, где люди расслаблены и не боятся легких отношений.

Сексуальные психопаты обычно считают себя абсолютно нормальными, пока не начнут тревожиться из-за сопутствующих проблем — абортов, одиночества, венерических заболеваний... Тогда они могут заняться самоанализом и перебеситься. Но нормальные отношения они строить не умеют и в браках склонны к изменам, непредсказуемому разрыву отношений.

Нудисты и зануды

Эту уже немолодую женщину побаивалась вся мужская половина пляжа. Она разгуливала среди загорающих с вениками какой-то поседевшей травы, потом подкрадывалась к одиноким молодым людям и задушевно говорила: “Помогает от импотенции”. Кто не отмахивался от нее — того похлопывала пучками по плавкам и что-то наговаривала на “мужское достоинство”. Бывало, веники приобретали. Однажды кто-то наслал на нее санитаров из скорой психиатрической, но женщина оказалась вменяемой — просто она была невротичка. Она развелась много лет назад и от нечего делать решила устроить свой бизнес — курортно-сексуального характера. Ей нравилось заигрывать и вступать с мужчинами в подобные навязчивые, но безопасные контакты. А потом подолгу вспоминала их и радовалась как дитя.

“Девушка, п-пожалуйста, я это... может, сходим в кафе?” — на том же побережье прогуливался сутуленький донжуанчик за тридцать с розой в петлице неизменного пиджака. Надменные дивы сразу посылали его подальше, что подобрее — останавливались выслушать. Поддержать разговор он не мог, только все время тараторил и заикался: человечек все лето путешествовал по разным городам. От девушек, кроме их внимания, ему вообще ничего не было нужно. Он очень нудно рассказывал: “Живу с мамой, работаю в фирме, для фирмы нужны мозги...” — заранее уверенный, что сейчас его попрут. “Ну вот, я вам не понравился”, — вслед удаляющимся девушкам жаловался мужчинка. Избирая разные тактики, он пробовал сразу при знакомстве начинать читать стихи или предлагал: “А давайте петь песни”. Но тогда спутницы убегали от него еще быстрее. Однако без этого странного общения он уже не мог. Мужчине нравилось считать себя бабником: впечатлений потом хватало на целый год и было о ком рассказывать маме.

— Да, бывают такие мечтательные, чудаковатые люди с блокировкой психосексуальных потребностей и комплексами, — говорит Шапошников. — Они либо пострадали от неправильного воспитания, либо родились с легкой аномалией личности или потерпели когда-то фиаско в личной жизни. Им достаточно воображаемых, платонических контактов, а в курортных условиях находить жертв для своих причуд гораздо проще. Хорошо, что по крайней мере они таким образом повышают себе настроение. Может, и правда этого заряда им хватает на целый год. Но такие люди не живут по-настоящему. Врач мог бы “вернуть их к жизни”, направив энергию на построение реальных эффективных отношений. Как говорится, “лето — это маленькая жизнь”, но прожить ее надо так, чтобы потом не было мучительно больно...





Партнеры