Последний путь последнего романтика

7 июля 2003 в 00:00, просмотров: 652

В субботу мы похоронили Юрия Щекочихина. Я говорю “мы”, потому что человек такого масштаба не может принадлежать одной только газете или фракции; да и путь в журналистику начинал он когда-то в “МК”.

Ничто не объединяет людей сильнее общей беды. Я еще раз убедился в этом там, на Переделкинском кладбище. Сотни людей — самых разных профессий и взглядов — пришли, чтобы проститься с Щекочихиным. И только от властных структур — правительства, президентской администрации, даже Министерства печати — не было никого.

Неужели трудно было тому же министру Лесину отложить субботнюю рыбалку, приехать на кладбище? Не кто-нибудь умер — один из лучших журналистов страны. Человек, который первым осмелился назвать своими именами многие вещи, изменивший многое в нашей жизни; последний романтик демократии.

Но нет. Не приехал. Смолчал. Власть — и советская, и российская — никогда не любила Щекочихина. Такие — честные, бескомпромиссные, упрямые — не нужны при любых режимах. Он был в оппозиции при жизни, он остался в оппозиции и после смерти.

Смерти или убийства? Ведь с каждым днем крепнут подозрения, что Щекочихина отравили.

— Это была очень странная смерть, — сказал мне его старинный друг, председатель думского комитета по безопасности Александр Гуров. — Юра сгорел буквально за неделю, хотя никаких недугов до этого у него не было. Могли его отравить? Вполне. Существуют специальные химические средства, от которых человек быстро умирает, но внешне симптомов отравления нет.

Генерал Гуров говорит, что Госдума будет настаивать на возбуждении уголовного дела. Соответствующие письма уже направлены в Генпрокуратуру. Намерены добиваться этого и лидеры фракции “Яблоко” Григорий Явлинский, Владимир Лукин, Сергей Иваненко.

Они — да и не только они — сомневаются в естественной смерти Щекочихина. Слишком опасен и честен был этот человек. Слишком много врагов было у него — жестоких, богатых, могущественных, для которых чужая жизнь ценится не по содержанию; не по таланту и делам; в свободно конвертируемой валюте. Чем известнее человек — тем дороже его убрать...

— Будем ждать результатов экспертизы, — заявляет Александр Гуров. — Если даже у прокуратуры нет возможностей провести экспертизу специальную, найдем специалистов извне. В любом случае на полпути мы не остановимся...




Партнеры