С жертвой на брудершафт

9 июля 2003 в 00:00, просмотров: 505

Охота на “оборотней” набирает обороты. Вслед за МВД в нее включились и другие силовые ведомства.

В понедельник при получении взятки в 110 тысяч долларов (!) был задержан полковник таможенной службы Анатолий Картышев. Журналистам “МК” удалось принять участие в этой операции.

Я возненавидел его заранее, еще даже не видя. На улице духота, а мы третий час паримся уже в машине, и конца-края этому не видно.

“Ну что там?” — спрашиваем в рацию. “Теперь он заказал чай”. Чай! Живот непроизвольно сводит в судорогах. Это чертовски обидно — сидеть голодным возле ресторана и представлять, как аппетитно поглощает сейчас деликатесы проклятый взяточник. Впрочем, передовой группе, должно быть, еще тяжелее: они укрылись в утлой подсобке, где нет даже окон...

Но, кажется, наши мучения заканчиваются. По сигналу выскакиваем из машины, устремляемся к заведению. Здесь уже полно оперативников. Посреди зала стоит сам взяточник: немолодой, седовласый человек. На лице его — недоуменная улыбка. По-моему, он даже не понял, что произошло.

Да и как понять: за обедом он успел “выкушать” бутылку водки и 100 грамм коньяка... Это очень по-нашему: получить взятку и тут же обмыть ее со своей жертвой. Интересно, за что поднимал он тосты? За доверие? Дружбу? Наверное, такое может быть только в России...

...История эта закончилась в минувший понедельник, а началась еще весной, когда Центральная энергетическая таможня (ЦЭТ) возбудила четыре административных дела против фирмы “Ринэкс Восток”. По версии таможенников, коммерсанты нарушили закон, перерабатывая купленный ими в Казахстане газовый конденсат, и должны теперь за это возместить государству убытки.

Штраф насчитали нешуточный: полтора миллиона долларов. Тут-то и появился наш герой: бывший зам. начальника ЦЭТ по правоохранению (он уволился 2 года назад), кадровый чекист Анатолий Картышев.

Картышев сам позвонил коммерсантам. Сказал, что прослышал об их невзгодах и горит желанием помочь. Вскоре прозвучали и конкретные цифры: за 110 тысяч долларов он брался урегулировать проблему и прекратить все дела. Картышев не скрывал, что основная сумма (90 тысяч) предназначается для других. Он лишь посредник, работающий за процент. Свои услуги Картышев оценил в 20 тысяч “зеленых”.

Возможно, если бы коммерсанты действительно были уверены в своих прегрешениях, все прошло бы как и задумывал Картышев. Но они искренне считали, что обвинения ЦЭТ высосаны из пальца, потому-то и обратились в Управление собственной безопасности ГТК. Отныне все дальнейшие переговоры с вымогателем шли уже под контролем оперативников.

Представители “Ринэкс Восток” поставили Картышеву твердое условие: деньги они заплатят лишь после того, как дела будут закрыты, а штрафы соответственно сняты. Так научили их в ГТК, ведь параллельно, по инициативе УСБ, Контрольное управление начало проверять возбужденные в ЦЭТ дела. В итоге их и в самом деле прекратили. Оказалось, что коммерсанты были правы: они ничего не нарушали. (Почему возбудили дела — по недомыслию или специально, чтобы “выбить” деньги — этот вопрос предстоит еще выяснить.)

Картышев, правда, не замедлил сказать, что это — результат его усилий, и потребовал обещанного гонорара.

Изначально передача денег планировалась на прошлую неделю, но в ГТК не успевали найти такую огромную сумму. Лишь к понедельнику 110 тысяч долларов в рублевом эквиваленте (3 миллиона 300 тысяч рублей) были приготовлены. Денег набралось так много, что оперативники еле-еле сумели запихнуть их в портфель...

Картышев волновался. Своей жертве он принялся названивать еще с самого утра. Встретиться условились в ресторане “Фаина” на Восточной улице в три часа пополудни. Еще задолго до этого в ресторане засела группа сотрудников УСБ ГТК и оперативников Главного управления МВД по ЦФО (к сожалению, закон не позволяет таможенным органам бороться с “оборотнями” своими силами, что нередко приводит к утечкам и провалам).

Особую тревогу участников операции вызывали меры предосторожности, к которым может прибегнуть Картышев. Человек он был опытный. Много лет прослужил в КГБ. До перехода в таможню возглавлял один из крупнейших отделов военной контрразведки — в дивизии им. Дзержинского — и, разумеется, принципами конспирации владел превосходно.

Он вполне мог разработать целую систему оповещений и парольных сигналов: например, оставить кого-то из сообщников на улице. Или хотя бы выставить за рестораном наблюдение.

Но, ко всеобщему удивлению, Картышев пришел на встречу один. Пешком. Скорее всего, подобные акции были для него не в диковинку и он попросту потерял уже нюх, уверившись в собственной безнаказанности.

Отставной полковник укрылся с взяткодателем в отдельном кабинете, заранее оборудованном спецтехникой. Торопиться ему было явно некуда. Не спеша пообедал. Заказал водки и коньяку. Долго, отдуваясь, пил чай.

Лишь через два часа Картышев решился приступить к делам. В его портфель деньги не влезали (как-никак — 51 пачка!), и он попросил официанта принести пакет.

Его взяли прямо на выходе из кабинета. В первые секунды он пытался сопротивляться, что-то кричал, но, увидев оперативников, сник и обессиленно рухнул на стул.

“Дайте мне чего-нибудь выпить”, — были его первые слова. Картышеву налили стакан чаю. Он пил его маленькими глоточками и обалдело разглядывал гору пачек, высившуюся на столе.

“Это ваши деньги?” — “Нет. — Картышев сосредоточенно почесывает ухо. — Чужие... Давайте позовем моего спутника, он все расскажет”.

Затем на свет появляется версия №1: оказывается, миллионы он собирался куда-то отвезти вместе с представителем “Ринэкс Востока”. Куда — не знает. Через 10 минут ее сменяет версия №2: представитель попросил его отдать эти деньги кому-то. “Зачем?” — спрашивают сыщики. Картышев пожимает плечами и глупо улыбается: “Попросил — и все...”

Алкоголь улетучивается из него постепенно. Лишь через час он приходит в себя окончательно и, вычислив старшего, предлагает ему уединиться — “порешать все вопросы в узком кругу”.

Картышев не верит, что его встреча с взяткодателем полностью зафиксирована техникой. Он просит показать хотя бы один фрагмент. Просьбу удовлятворяют, и тогда он окончательно уходит в себя. “Что ж, придется мне одному за все отвечать”, — мрачно говорит полковник.

Между тем оперативники не теряют надежды выйти на его подельников, благо о задержании никто еще не знает. Во время встречи с взяткодателем Картышеву звонили на мобильный, и тот благостно сообщил, что все идет по плану. Конечно, его визави несложно вычислить, но всю группу можно брать лишь с поличным: при дальнейшей передаче взятки. Однако полковник упорствует. Вероятно, он рассчитывает на поддержку друзей.

Ближе к вечеру, так и не добившись признаний, его увозят в ИВС. Прокуратура возбуждает уголовное дело по статье 290 УК: взятка в особо крупном размере. Срок наказания — от 7 до 12 лет с конфискацией.

На момент подписания номера Картышев все еще отказывался откровенничать. Вероятно, других участников преступной группы придется устанавливать теперь следственным путем.

“Конечно, у нас есть определенные подозрения, — признались “МК” в УСБ ГТК. — Похоже, в паре с Картышевым работали сотрудники достаточно высокого ранга. По крайней мере, в записной книжке Картышева есть немало интересных телефонов”.





    Партнеры