Хозяин бровки

10 июля 2003 в 00:00, просмотров: 214

Осведомленность Юрия Ковтуна удивила. И откуда он только знает, что на “Речном вокзале”, где в небольшом парке мы договорились о встрече, на станции метро два выхода? Футболист, причем с именем, спускающийся в подземку, согласитесь, редкое зрелище. За рулем автомобиля, конечно же, престижного, — другое дело. “Кстати, сегодня я на метро ездил, — говорит спартаковский защитник. — От дома до “Улицы 1905 года”, где Ваганьковское кладбище. Всей командой посетили могилу Николая Петровича Старостина, цветы возлагали. А потом — как говорится, без протокола — побывали на могилах знаменитых футболистов — Льва Яшина, Игоря Численко. Сами-то мы и не видели, как они в свое время играли. Нам про этих звезд Владимир Федотов, сын великого нападающего Григория Федотова, только и рассказывал...”


Не исключено, что следующим поколениям тоже будет интересно узнать, как играл Юрий Ковтун. Уверен, порасскажут разного. “МКФ” же начнет с напоминания о том, что по итогам опроса на звание лучшего футболиста июня — неуступчивый и жесткий спартаковский защитник занял первое место. Впрочем, не менее интересная тема и о преобразованиях в “Спартаке”. С этого и начался разговор с самым возрастным, извиняюсь, опытным, футболистом красно-белых, которого в команде уже в шутку называют “старичок”.

— Пока рано об этом говорить, о каких-то больших переменах, — говорит Юра. — Под руководством новых тренеров всего-то две игры провели: выиграли, проиграли... Хорошо, что сейчас перерыв, — плодотворно поработали, узнали о новых требованиях, новых методах работы.

— И что же нового предложил главный тренер Андрей Чернышов в тренировках?

— При Олеге Иваныче мы часто разыгрывали “квадраты”. Сейчас же больше отрабатываем общекомандные действия в обороне, в атаке. Раньше, например, “Спартак” практически не играл от обороны, мол, такой футбол не нравится зрителям. Теперь — наоборот, никто не станет считать такую стратегию неверной.

— С какими словами Чернышов обратился к команде после своего назначения?

— Положение команды такое, что любой новый тренер сказал бы одни и те же слова, в духе — “надо постараться выправить ситуацию”. У нас, у игроков, задача неизменная — играть. Хотя у каждого из футболистов свой взгляд на ситуацию, люди имели полное право высказать свое мнение. Но этого не случилось.

— Какой результат сочтете успешным в вашем нынешнем положении — быть в тройке, в пятерке, в десятке?

— Задачи ставятся, исходя из того состава, который есть. Вот сейчас приехали новички, как они себя проявят в команде? По отзывам, должны помочь, дать толчок... Тогда, может, и оправдаем надежды главного тренера — попасть в пятерку.

— Если вам в паспорт заглянуть, то окажется, что главного тренера вы младше на два года и несколько дней. Можете ему посоветовать, подсказать что-то?

— У нас уже были с Андреем Алексеевичем личные беседы. Вспомнили какие-то моменты по “Динамо” — все-таки оба играли в той команде. А так было сказано, что опираются на нас — меня, Егора Титова, Влада Ващука и Димку Парфенова, когда тот окончательно встанет в строй.

— Молодые футболисты прислушиваются к “ветеранам”?

— В свое время Сергей Горлукович умел прикрикнуть так, что его слушали, побаивались. Побаиваются ли меня? Это уже лучше у ребят спросить. Свой же авторитет я привык отстаивать на поле, на тренировках. Пусть смотрят.

— К Чернышову как положено обращаться?

— Когда тренировки, игры — только по имени-отчеству.

— Кстати, Юрий, а кто-нибудь из ваших партнеров вспомнил, что год назад “Торпедо” стало чемпионом второго круга — некоторые увязали это не только с приходом нового главного тренера Сергея Петренко, но и с тем, что они стали выступать на искусственном газоне лужниковской арены, ставшей и для “Спартака” сейчас домашней.

— Вообще такие аналогии мне по душе. Сразу начинаешь думать — по силам ли такое нашей команде?

— В одном интервью вы сказали, что в начале сезона вас часто критиковали. Рот вы решили всем закрыть голами, уверенной игрой — в сборную даже вернулись...

— Да “Спартаку” просто отступать уже некуда. А я всегда старался трудолюбием доказывать свою нужность, что не зря в меня верят. И я из себя выжимал по максимуму и в 25 лет, и в 30. Наверное, благодаря этому, может, я чего-то еще и стою. В свои 33...

— В возраст Христа не закрадываются мысли: вдруг это лебединая песня? Кончится чемпионат и желание пинать мяч пропадет окончательно?

— Да оно в любой момент может пропасть. Другое дело — чем заниматься после окончания футбольной карьеры? Хочется, чтобы переход был плавный. Масса ведь примеров, когда люди года два-три никуда пристроиться не могут. Есть у меня предложения заманчивые. Но, может, это только сейчас, пока играю, пока на слуху.

— А вы возьмите пример со своих земляков-ростовчан: Андрей Червиченко — президент “Спартака”, Александр Шикунов — спортивный директор...

— Кстати, с Александром Юрьевичем мы даже успели поиграть вместе в ростовском СКА, когда я там службу проходил. На базе жили, общались. Играл он правого защитника. Удар у него был убойный — даже наши вратари в ужас приходили, когда он по воротам бил. А если бежал с мячом, то напролом, не сворачивая. Такая у нас школа в Ростове — жесткая.

— О чем свидетельствует количество ваших предупреждений и удалений...

— Да на этом не надо уже заострять внимание. Сколько себя помню — всегда неуступчивым был. Но не жестоким, как иногда пытаются это представить. Нанести травму игроку, который так же, как и ты, зарабатывает футболом деньги, — не по мне. Даже и не вспомню — травмировал ли я кого-нибудь серьезно.

— Слышал, что у вас было прозвище Терминатор?

— Это еще в “Ростсельмаше”. Александра Новикова из “Динамо” когда-то называли “автогеном”. Видимо, игрокам нашего амплуа суждено такие прозвища иметь…

— В период армейской службы кирзовые сапоги-то надевали?

— Перед тем как в СКА попасть, в Волгограде прошел курс молодого бойца, принял присягу. Вскоре отозвали в ростовскую спортроту. Со мной еще было несколько спортсменов. Особо нас не напрягали. Знали, с нас взять нечего, вскоре уедем. Но на тумбочках, как, наверное, все молодые солдаты, постояли по стойке “смирно”. Особо не обижали, все-таки среди земляков и борцы были.

— С женой до армии познакомились?

— Да, в детстве еще. В садике в одну группу ходили. Вместе в школе учились, правда, в параллельных классах. И то класса до восьмого — потом я уехал в ростовский спортинтернат. Кроме того, мой брат и ее отец вместе служили во внутренних войсках — были воспитателями в исправительной колонии для несовершеннолетних... С Людмилой некоторое время мы не общались — я был в постоянных разъездах. Как-то случайно встретились на вокзале, потом в парке в общей компании. С тех пор вот одиннадцать лет уже вместе.

— Что дочка говорит о ваших футбольных успехах?

— Любит повторять: “Спартак” — чемпион”. После победы в Кубке позвонила, поздравила. Она у бабушек гостила в Ростове. Сейчас в пансионате в “Бору”, где сборная обычно тренируется, отдыхает с няней.

— Футболистам не позавидуешь. У вас заслуженный отдых зимой.

— Да, и за это время надо многое успеть сделать. В первую очередь — родителей повидать. Самому куда-то вырваться. В Таиланде, например, бывал, в Израиле, в этом году в Эмиратах. А однажды мы с женой решили поехать в Финляндию — на лыжах покататься. Но... с погодой не угадали. В тот год, наверное, первый раз лет за десять, не было снега. То есть никаких лыж, подледной рыбалки, катаний на аэросанях, в оленьей упряжке.

— Как человек, выросший на юге, наверное, имеете патологическую страсть к рыбалке?

— Тяги, на удивление, никакой. Хотя в “Спартаке”, когда у нас были Вася Баранов и Миша Куприянов, выезжали с ними на платные пруды.Без наживки крючок забрасываешь, и клюет. Это как-то искусственно...

— Мои родственники, живущие в Ростовской области, говорят, что там, если тебе оказали какую-нибудь услугу, — изволь “магарыч” выставить. За десять лет в Москве не позабыли эту традицию?

— Конечно, нет! Сам всегда стараюсь ребят после игры в Ростове угостить раками. На рынок, разумеется, не я езжу. Заказываю у друзей — они и привозят. И в Москве раки есть, но наши донские — лучше!

— Юра, уверен, что в одну-то страну вы точно не поедете отдыхать ни за какие магарычи-коврижки?

— Исландию имеешь в виду? Не самые приятные воспоминания остались от поездки пятилетней давности. Этот несчастный автогол, наверное, мне до конца жизни не забудут. Раньше, когда вспоминали эту историю, хотелось удавиться. Анекдоты разные начали придумывать... Сейчас же я стал все гораздо спокойнее воспринимать. Отчасти даже забавно... Интересно, остряки это придумывали со злобой или с иронией?

...Какая, впрочем, разница. Ныне-то... Кстати, под конец беседы Юрий Ковтун припомнил еще случай, когда поразил свои ворота: “В 1992 году играли в “Лужниках”, проиграли “Спартаку” — 0:2. И первый мяч — мой автогол. Интересно, что тогда за красно-белых выступал Андрей Чернышов...” Многое изменилось с тех пор. Чернышов командует уже всем “Спартаком”, а про Ковтуна сложилась и такая фанатская кричалка: “И в игре, и на тренировке Юра Ковтун — хозяин бровки”. Применительно к его роли в “Спартаке” очень верно.



Партнеры