Павел Cелин: До Москвы в один конец

11 июля 2003 в 00:00, просмотров: 431

Окончательно и бесповоротно — это еще вопрос, но репортеру Павлу Селину, из-за которого разгорелся весь сыр-бор, на территорию батьки вход строго воспрещен.


— За время работы в Минске у вас часто были проблемы с правительством Белоруссии?

— Правительство Белоруссии — это один человек, и вы его знаете — Александр Лукашенко. У нас с Александром Григорьевичем сразу не сложились личные отношения. Плюс большая часть моих материалов по Белоруссии имела критическую направленность. Первое официальное устное предупреждение от МИДа я получил в январе 2002 года за сюжет о том, как посадили самого крупного белорусского директора Михаила Леонова. А письменное предупреждение я заработал весной 2002 года, когда разогнали оппозиционное несанкционированное шествие и многих людей арестовали. Я это показал и по совокупности сделал сюжет в “Намедни” о белорусской эмиграции. К тому же тогда я занял рекордное количество времени в послании Лукашенко своему парламенту. Такого, наверное, вообще в истории никогда не было: Лукашенко тогда сказал, что корреспондент Селин больше работать в стране не будет. Но я еще сумел год продержаться.

— Последней каплей стал ваш репортаж о похоронах Василя Быкова?

— Да. Поначалу было сомнение: стоит ли рассказывать о похоронах. Но там было столько грязи и цинизма со стороны власти, что закрыть глаза на это было нельзя. Татьяна Миткова, которая вела тот выпуск, была того же мнения. Все закончилось депортацией и закрытием бюро. Но это дело принципа. Правда, и Лукашенко тоже пошел на принцип.

— Эти принципы — критиковать режим Лукашенко — вам диктует руководство НТВ?

— Нет, честное слово, никто никогда мне никаких ЦУ не давал. Я работал абсолютно свободно. Новости — наша профессия. Что делать, если в Белоруссии больше негатива?

— Формально бюро закрыто на полгода. Если что-то прояснится, вы видите для себя возможность вернуться на работу в Минск?

— Я бы с удовольствием, но у меня в паспорте стоит интересная запись: депортирован с территории Белоруссии, запрещен въезд на территорию государства сроком на 5 лет. Так что в ближайшие годы побывать в братском государстве мне не светит. Даже на день рождения к другу в Литву мне пришлось лететь самолетом, а если бы поехал на поезде, белорусские пограничники мне бы такой праздник устроили...

— Вы не считаете, что в Москве скоро будут условия для журналистов не лучше, чем в Минске?

— За время своей работы в Белоруссии я как бы говорил россиянам: смотрите, такое возможно всего лишь за 700 км от Москвы. Значит, и у нас это может быть, достаточно народу ошибиться в выборе. Конечно, я боюсь, что у нас может начаться то же самое, но очень надеюсь, что этого не произойдет.





Партнеры