Последнее задание

11 июля 2003 в 00:00, просмотров: 296

Старший эксперт-взрывотехник Института криминалистики ФСБ России майор Георгий Трофимов считался среди коллег специалистом высокого уровня, не раз получал ведомственные поощрения, имел большой опыт по обезвреживанию опасных предметов. Он выехал на 1-ю Тверскую-Ямскую в составе оперативной группы и организовал работу на месте происшествия — в строгом соответствии с инструкциями.

Чтобы расстрелять взрывоопасный пакет, применялась специальная водяная пушка. “Это спецсредство наносит динамический удар такой силы, что разрушается вся электроника”, — сказали нам в Центре общественных связей ФСБ России. На всякий случай из пушки выстрелили трижды. После этого эксперт-взрывотехник Георгий Трофимов, в специальном защитном костюме, подошел к остаткам опасного объекта — посмотреть, что от него осталось, и оценить, какой объем взрывчатого вещества использовался. Тут и произошло непредвиденное: в 2.17 минут разбитый пушкой “объект” взорвался. Почему это произошло — сдетонировали остатки взрывчатки или замкнуло провода, — еще предстоит выяснить специалистам.

“Объем взрывчатого вещества был велик — защитный костюм не был рассчитан на такую силу воздействия, и Георгий получил травму, несовместимую с жизнью. Он — отличный профессионал. Ошибка с его стороны исключена. То, что случилось, — результат трагического стечения обстоятельств”, — считают его коллеги.

По неофициальным данным, Трофимов в прошлую субботу работал и на терракте в Тушине. Говорят, что именно он разминировал пояс шахидки, который взорвался не полностью.

Георгий Станиславович родился 30 июля 1973 года в Москве. Закончил Московскую государственную академию химического машиностроения, в ФСБ работал с осени 1996 года. У Георгия Трофимова остались жена и дочь.

На памяти столичных контрразведчиков вчерашняя трагедия на Тверской — третий случай гибели пиротехника при разминировании бомб. 27 октября 1994 года на шоссе Энтузиастов погиб ведущий специалист-пиротехник управления по Москве и области Федеральной службы контрразведки России подполковник Михаил Чеканов. Он пытался разминировать бомбу, заложенную у магазина автозапчастей, когда прогремел взрыв. Кстати, всего за десять дней до гибели Чеканов лично изучал тип взрывного устройства, заложенного в “дипломат” нашего коллеги Дмитрия Холодова.

А 26 мая 1999 года при осмотре взрывного устройства в лаборатории погиб взрывотехник ФСБ, капитан Вадим Романченков. Он пытался исследовать бомбу, изъятую возле гаражей на Алтуфьевском шоссе, когда прогремел взрыв.

* * *

Почему погиб майор Трофимов? Насколько необходимо было посылать человека разминировать взрывное устройство? Почему не смогли справиться механические средства разминирования? Возможно ли, что взрывное устройство имело дистанционное управление и его привел в действие террорист, издалека наблюдавший за происходящим?

С этими вопросами мы обратились к специалисту Экспертно-криминалистического центра МВД.

Подобное взрывное устройство состоит из трех звеньев: боевой заряд, инициирующее устройство (промежуточный детонатор) и командный прибор (кнопка, которую замыкает сам исполнитель либо устройство, которое детонатор приводит в действие на расстоянии).

Сначала для разминирования попробовали применить робота. Но робот, видимо, не смог разомкнуть связку из трех элементов, выключив один из них. Возможно, провода были упрятаны внутрь взрывчатки. Если это пластит, который по консистенции напоминает пластилин, то так, как в американском кино, когда герой перерезает один из цветных проводков, обезвредить заряд не получится.

Робот состоит из двух манипуляторов, напоминающих руки, и одной видеокамеры. Освободить провода из пластита — для него слишком сложная задача.

Кроме того, у робота есть мощная гидропушка, способная сильной струей жидкости размыть заряд и уменьшить силу взрыва. Но если заряд был в прочном металлическом корпусе — гидропушка могла и не сработать.

Робот не всесилен. Бывают ситуации, когда только человек может обезвредить взрывное устройство.

Кроме того, устройство можно взрывать на месте. Помимо робота на вооружении ФСБ есть “взрывной чемоданчик”. Он используется, когда нужно организовать направленный взрыв и локализовать ударную волну. Применяются также прочные капсулы для транспортировки взрывоопасных предметов. Робот мог взрывное устройство положить в такую капсулу. Но пошел человек.

Что касается дистанционного управления взрывным устройством, то это маловероятно. Послать сигнал на заряд во время его разминирования предполагаемый террорист скорее всего не смог бы. Во время проведения спецоперации сотрудники ФСБ глушат все частоты, создавая своеобразный колпак над местом проведения операции — так же, как это было в Тушине. Чтобы сигнал мог пройти сквозь такой “колпак”, нужно, чтобы террорист знал диапазон частот, на которых работают сотрудники ФСБ, — это было бы уже слишком сложно.




Партнеры