“Oткрой зонтик” — и умри

12 июля 2003 в 00:00, просмотров: 776

Террористы отчасти достигли своей главной цели: москвичи стали бояться выходить на улицу. Смуглолицых черноволосых женщин мы теперь обходим стороной. Как же распознать в толпе террористку? И что вообще заставляет молодых красивых чеченок становиться живыми бомбами? Только ли фанатичное служение Аллаху?

На эти вопросы отвечает известный врач-психиатр, руководитель первой в стране комплексной бригады по оказанию экстренной помощи при стихийных бедствиях и массовых катастрофах Михаил ВИНОГРАДОВ.

— Могу сказать со всей ответственностью: ни одна шахидка сама, просто так, никогда не пойдет на смерть. Ни во имя Аллаха, ни ради мести за родных. Понятно, что, если у женщины убили мужа те же федералы, она будет желать отомстить, но не старикам, женщинам и детям всего лишь потому, что они русские, а конкретным людям в форме. К примеру, даже во время Великой Отечественной войны советские граждане безусловно испытывали ненависть к немцам, но только к захватчикам. Обида за разрушенный дом и потерю близкого не может достигать такой глубины, чтобы не просто самой идти на смерть, но и убивать мирных людей.

Что же касается веры в Аллаха, то и тут не все так просто. Как и любая вера, мусульманство не поощряет ни убийство, ни самоубийство. А вот смерть на поле боя — это да, тут сразу в рай. Шахидкам же вдалбливают, что такие теракты — как раз и есть смерть на поле боя. Но не только это заставляет девушек надевать на себя пояса смертниц.

Понятно, что шахидками не рождаются. Сейчас уже известно, что чеченки-смертницы, чьи личности уже установлены, раньше вели обычный образ жизни. “Тушинская” террористка Залимхан Элихаджиева, к примеру, даже училась в медицинском училище и не была замужем, т.е. не являлась “черной вдовой”.

Как становятся смертницами?

— Использовать женщин в качестве живых бомб придумал отнюдь не Басаев, — говорит Михаил Виноградов. — Наша Чечня — это часть ареала международного терроризма, использующего давно проверенные схемы.

Этап 1. Выбор кандидатки в смертницы. Женщин подбирают по нескольким факторам: по возрасту (не больше 35—40 лет), по внешности (она должна быть максимально приближена к европейскому типу), по количеству погибших родственников и утраченного имущества (чем больше, тем для нанимателей предпочтительнее). Кроме того, потенциальная шахидка должна быть образованной — малограмотные женщины для такого дела не годятся.

Этап 2. Вербовка. Женщину сначала пытаются склонить к сотрудничеству уговорами, но чаще откровенными угрозами. Мол, убьем твоих родственников, если не поедешь с нами, а вот если поедешь, то, наоборот, всех озолотим.

Этап 3. Обучение. Оно построено на религиозных мотивах — смерть во имя Аллаха на поле боя. Женщинам дают специальные психотропные препараты (но не наркотики), которые позволяют полностью подчинить их сознание. В молитвы вставляют ключевые слова, которые потом используются для команд.

— Это могут быть совсем невинные слова, — объясняет Виноградов, — к примеру, “открой зонтик”. Но для шахидки они будут означать конкретное “боевое” действие, например, “нажми на кнопку”. Это как собак обучают реагировать на команды “фас”, “ко мне” и т.д. Поэтому все прослушки телефонных переговоров спецслужбам дать ничего не могут. Прямых указаний “иди и взорви” они все равно не услышат.

Этап 4. Изменение внешнего вида. Женщину приучают вести себя по-европейски. Это прежде всего касается ее одежды. Никаких платков и юбок до пят. Ее одевают по моде. Она учится ходить даже в мини-юбках и бриджах, что для восточной женщины хуже смерти.

Этап 5. Теракт. Обучение в “школе шахидок” длится примерно полгода. После этого женщины становятся полностью управляемы. Но на задание их все равно сопровождают инструкторы. Обычно это 2—3 человека. Они контактируют между собой и не выпускают из поля зрения учениц. Деться тем некуда. Часто их смертоносные пояса могут приводиться в действие и дистанционно.

— Во время последнего несостоявшегося теракта на 1-й Тверской-Ямской улице у женщины произошел психологический срыв. Она не хотела умирать, и ее провожатые не смогли заставить ее нажать на кнопку. Вероятно, ее плохо обработали. Или обрабатывали, как всех, но к ней требовался индивидуальный подход. Одной из причин ее нерешительности, возможно, был теракт в Тушине, когда она своими глазами увидела, что происходит с женщинами-смерницами после взрыва. Вот только вчера она с ними разговаривала, а сейчас у них, грубо говоря, кишки наружу. Это тоже сильный фактор.

— Как же все-таки распознать шахидку в толпе?

— Прежде всего по несоответствию одежды и манеры поведения. Они могут быть одеты по-европейски, но при этом вести себя по-мусульмански: отводить глаза от мужчин, пытаться загородить оголенные части тела (плечи, ноги и пр.) и т.д.

Ну и конечно, по сумбурному, странному поведению. Ведь как ни обрабатывай человека химическими препаратами, как ни внушай ему какие-то идеи, инстинкт самосохранения, заложенный природой, победить нелегко.





Партнеры