Я достаю до широких штанин...

12 июля 2003 в 00:00, просмотров: 167

Бронзовая голова Владимира Маяковского — в мыле, а ноги и туловище пахнут стиральным порошком. Наконец-то его решили помыть. “Банного дня” скульптурное изваяние поэта дожидалось уже несколько лет, и еще неизвестно, когда у столичных властей дошли бы до него руки, если б не юбилей. В этом году исполняется 110 лет со дня рождения одного из буревестников революции, а 19 июля 45-ю годовщину отметит и сам памятник.

Организовало предпраздничную помывку Владимира Владимировича руководство Тверской управы, а вообще, как сообщил “МК” депутат Мосгордумы Евгений Бунимович, уход за столичными памятниками пока плохо отлажен:

— Скульптурные изображения, в отличие от особняков, никаких дивидендов своим владельцам не приносят, поэтому частенько их хозяина вообще обнаружить трудно. Помнится, две префектуры долго ругались, кому принадлежит памятник Венечке Ерофееву: никто не хотел брать на баланс. В конце концов Восточная префектура, скрепя сердце, подобрала несчастного.

Раз такие сложности творятся с определением принадлежности памятников, то можно себе представить, как обстоят дела с их помывкой и косметическим ремонтом. Минину и Пожарскому приходится дожидаться своей очереди 10 лет, Гоголю — 15. Относительно новые скульптуры типа конного изображения Жукова и сидящего Достоевского вообще еще ни разу не принимали душ. Более или менее регулярно ухаживают лишь за Ломоносовым, который стоит у журфака. Несмотря на это, благодаря студентам, тусующимся рядом с Ломоносовым, он считается самым грязным памятником в городе. Конечно, на особом счету — Пушкин. Голубиный помет с зеленых кудрей классика смывают специальным моющим раствором, после чего труднодоступные места сушат феном. Пока моют голову, все остальное туловище бережно укутывают в целлофан. Вода должна быть такой же температуры, какую медики рекомендуют для принятия ванн обычным пациентам — 38—40 градусов.

В принципе график помывки столичных памятников определяется круглыми датами. К 850-летию Москвы стряхнули пыль с Юрия Долгорукого, в год 50-летия Победы занимались мемориальными досками Героев Советского Союза и прочими военными объектами. В 1999-м со всех сторон “облизали” Пушкина, а также его друзей и ближайших коллег по “цеху”. И вот этим летом пришел черед вспомнить о Маяковском. Теперь у него все снова будет прекрасно — и голова, и тело, и постамент, и руки...




Партнеры