Мокрое дело

12 июля 2003 в 00:00, просмотров: 172

По старинке можно, конечно, считать коммерческие старты всего лишь способом подзаработать деньжонки. Но, во-первых, для того, чтобы их заработать, нужно что-то из себя представлять. Во-вторых, когда эти старты проходят за три недели до чемпионата мира — они становятся открытой генеральной репетицией парада талантов. Главной сенсацией престижной коммерческой серии по плаванию Mare Nostrum-2003 в июне стала, без всякого сомнения, российская сборная, двенадцать членов которой поднимались на пьедестал почета, а шестеро стали золотыми. Мир вправе ждать от России дальнейшего прорыва. А мир — то бишь его чемпионат по водным видам спорта — начинается уже в понедельник в Барселоне (а пловцы стартуют чуть позже — 18 июля). Геннадий ТУРЕЦКИЙ — легендарный тренер легендарного пловца Александра Попова, — посмотрев еще в апреле отборочные соревнования российских пловцов, заметил, что он не фаталист, но оптимист. И что России выбирать не приходится — она должна плыть, и плыть талантливо.

— Вы, Геннадий Геннадьевич, положа руку на сердце, глаз-то на кого-нибудь из молодых в нашей сборной положили?

— Честно? Нет.

— У вас слишком довольное выражение лица для такого заявления.

— Просто у меня психология такая — я смотрю за теми, за кого отвечаю. А на других я смотрю только с точки зрения оппозиции. Не в смысле, что они враги и их надо мочить, — а какая конкуренция? Ваш вопрос близок к тому — какие перспективы у нашей сборной? Перспектива одна — надо поддерживать движение вперед. Если это движение есть (а оно есть), то неважно даже, как спортсмены сегодня плывут. Я вот на чемпионате России в первый же день заметил — а спринтеры-то поплыли как быстро! Я не фаталист, но оптимист. И никогда для меня нет плохих результатов, всегда есть движение. Улучшаем или ухудшаем — получаем тот или иной опыт. На чемпионате России три спортсмена проплыли стометровку быстрее 50 секунд — у австралийцев было семь таких человек перед Сиднеем, и это позволило им выиграть Олимпийские игры. Что, такая страна, как Россия, с ее потенциалом, за год с лишним не подготовит достойную команду? Ерунда! Конечно, подготовим.

— Можно подумать, что раньше мы были другой страной.

— Так я же говорю — все дело в движении. На чемпионате России Попов проплыл 50 м вольным стилем за 22,17. А я бы очень хотел, чтобы Саша выплыл на “полтиннике” из 21 секунды. Когда мы принимали решение о том, чтобы готовиться к новой Олимпиаде, я сказал: “Саша, тебе будет, наверное, неинтересно соревноваться с результатами, которые у тебя есть сегодня. Тебе, наверное, надо сделать еще один шаг. И если ты его сделаешь, тогда можно жить в плавании дальше, а если нет — будешь просто участвовать”.

— А кто-то был близок к такому результату, хотя бы на тренировках?

— Пока нет. Но если сложить лучшие 15 метров одного, 35 метров другого, то получается, что вообще можно выплыть из 20 секунд.

— Вы никогда не хотели быть хирургом? Здорово препарируете.

— Я совершенно уверен, что так плавать будут, главное — вовремя это сделать. “Вовремя” — вообще очень важное слово. Не попади ко мне Саша вовремя, не знаю, был бы толк из нас.

— У вас было время, желание или просто хорошее настроение?

— Я был в правильном возрасте. И накопил уже опыт, что давало возможность не совершать ошибок и не проводить эксперименты над учениками. Я уже в 1988 году, посмотрев Олимпиаду в Сеуле, понял, как надо выигрывать. И когда работал с Поповым, у меня и сомнений не было, что он выиграет. Я не экспериментировал, а точно знал, как надо сделать чемпиона.

— Можете на примере объяснить, не загружая тренерской спецификой?

— В прошлом году на чемпионате мира по короткой воде в Москве победил австралиец Эшли Каллас. А за два года до этого он вообще был никто. Мы с ним как-то по его просьбе обстоятельно поговорили. Потом позвали тренера — он такой же, как и Каллас, потому что ученик это всегда проекция наставника. Я говорю: “Ну, рассказывайте про свою подготовку”. Он мне — план из десяти пунктов. “Знаете что, — говорю, — давайте семь уберем, а три оставим”. В своей работе я нашел самый главный момент: убираешь лишнее и делаешь процесс гораздо проще.

— То есть Попова вы с самого начала щадили...

— Скажем, не загружал. Я уже не думал: бегать ему или не бегать для того, чтобы развивать сердце. Конечно, нет! Мы занимались плаванием, повысив количество соревновательных дней в году. Иными словами, мы не стали долго запрягать Сашу. И его результаты быстро пошли вверх. Ему было девятнадцать, и фактически через полгода он уже вышел в лидеры. Но знаете, что я сделал самое первое?

— Видимо, изолировали его от влияние извне.

— Нет, я еще не начал работать с Поповым, а уже послал его к моему тренеру Алексею Федоровичу Красикову (ныне тренер новой российской “звезды” Станиславы Комаровой. — Ред.), чтобы тот объяснил Саше азы техники. И когда мы начали работать, Саша уже не задавал лишних вопросов.

— Рано или поздно Попову придется уйти. Возьмете нового спортсмена из России? Я вас все подталкиваю к вопросу о работе с нашей сборной, а вы умело “отсекаете лишнее”.

— Теоретически мы с Сашей отсчитываем время до следующей Олимпиады. Но такого — после выступлений в Афинах он снимет спортивные плавки и забросит их куда подальше — не произойдет! Здоровый мужик, зачем это? Хоккеисты, например, до сорока лет играют, и ничего.

— Это что, уже обдуманное решение — не уходить из плавания и после четвертой Олимпиады?!

— То, что Попов обязательно будет в спорте, — стопроцентно. Но какой процент при этом будет уделять привычному для себя плаванию, не могу сказать. Потому что плавание вообще — не очень естественный спорт для телодвижения человека, поэтому многое зависит просто от одаренности, техники и так далее. И я думаю, что такую дистанцию, как 50 метров, — если ему будет интересно, он может плыть еще долго. Ну а что касается моей идеи жизни, то было бы гораздо полезнее, если бы я работал с тренерами, а не напрямую с учениками.

— Надоела битва с характерами?

— Я чувствую, что могу тренерам больше дать. Я имею в виду работу консультативного плана.

— И работа эта будет проводиться в основном в международном центре в Швейцарии, где вы сейчас живете?

— Такая мечта есть. И такой бассейн будет построен. И русским туда никто въезд и вход не закроет. Но сумеем ли мы найти группу, которая будет осуществлять менеджмент этого центра, вот самый больной вопрос. Дорогостоящий проект должен окупаться. Как правило, такие большие проекты осуществляются на деньги государства, то есть на деньги налогоплательщиков, которые хотят прийти, заплатить 2 рубля и купаться тогда, когда им захочется. И это правильно.

— Короче, опять повезет зарубежным налогоплательщикам, а не нашим. Почему после Австралии вы выбрали Швейцарию?

— Переезд этот в основном произошел из-за Саши, поскольку у него много обязанностей и в МОК и в ФИНА. Ему было очень трудно приезжать сюда из Австралии. Это просто невозможно физически. А Швейцария — не сказал бы, что она находится в центре мира, но расположена удобно. Многие говорят: ужас, какая дорогая страна. Я, честно говоря, не знаю. У меня существует режим разумной достаточности: когда можно съесть один пирожок вместо двух.

— А если очень хочется?

— Если очень хочется каждый день, то это уже растянутый желудок. А потом здесь есть чем заняться помимо еды. “Что, надышаться не можешь? — это меня Вячеслав Фетисов спросил, и я вдруг четко понял, почему мне в Швейцарии так нравится. Я как будто в детстве оказался — все время тянет на улицу: гулять или на лыжах кататься...

— И кто за вас работать будет? Вот, например, как вы считаете, после вашего отъезда сборная Австралии подрастеряет свой потенциал?

— Не думаю. Я вообще не склонен сильно себя переоценивать. Мне нравится мой вклад в их плавание — примерно 30 мировых рекордов. Но — он есть, и все. А дальше… Ну, дай бог, чтобы процесс развития продолжался. Ведь всегда идет приток и отток талантов. Так же, как приток и отток финансов в спорт. Мужская сборная Австралии может немного сдать, но не потому, что я ушел. Это естественный процесс, потому что лидеры часто затмевают остальных и не дают хода людям, которые сзади.

— Но без гонки за лидером спорта же не бывает.

— Есть положительная роль лидера, а есть и отрицательная. Самое главное — другое: в Австралии дети занимаются спортом, разными видами. И каждый ребенок проходит курс обучения плаванию. А количество медалей золотых — это не так важно.

— У Саши Попова два сына. Наверняка вы их уже протестировали, гены-то поповские?

— А вы знаете, гены — это, конечно, великая вещь, но социальных причин в формировании здорового климата вокруг спорта больше, нежели значения таланта или наследственной предрасположенности. Скажем, если есть талант, но нет такого климата, и талант не пойдет никуда, будет другим заниматься. Ведь когда я десять лет назад приехал в Австралию, пловцы здесь ничего не зарабатывали. Лишь за два года до Игр среди них появились миллионеры. И мой Майкл Клим (двукратный олимпийский чемпион, рекордсмен мира. — Ред.), я очень горжусь этим, получал от 3 до 5 миллионов австралийских долларов в год. Потому что Родина ковала героев. Это совершенно нормальный процесс — пловцы сами себе создавали рекламу.

— Так что первично в спорте — деньги или результат?

— В данном случае вначале все-таки появились результаты, а потом уже к этому приросли капиталы. Сьюзан О’Нил выиграла Олимпиаду 1996 года, ее “попробовали” в рекламе одного банка. И вдруг домохозяйки с удовольствием стали держать там свои сбережения. Это нормально: им нравится Сьюзи. И мамам хочется, чтобы их дети были такими же, как О’Нил. Это своего рода положительная обратная связь — когда спорт не просто стимулировал общественную жизнь, но еще и экономику. В спорте Австралии на вложенный доллар шесть долларов прибыли. Мы тоже когда-нибудь к этому придем.

...Прощаясь, Турецкий сказал, что спешит обсудить проблемы детского спорта с кем-то из специалистов. Он (этот кто-то) умный, и много чего может рассказать о том, как нам войти в будущее плавания...

А взрослая сборная России должна войти туда уже на днях. Чемпионат мира в Барселоне — открытая калитка в олимпийские Афины. И чтобы Родина ковала героев, надо, чтобы герои показали результат.

Правда, для России это не неоспоримый факт, но вдруг на сей раз сработает?





Партнеры