Надежда Петрова: Игра на поражение

15 июля 2003 в 00:00, просмотров: 393

Полуфиналистка “Ролан Гарроса”-2003 Надежда Петрова редко бывает в Москве. Раза два-три в год, не больше. Приятно, что в свой последний приезд на прошлой неделе она нашла время для эксклюзивного интервью корреспонденту “МК”.

Успех пришел к ней неожиданно. Сезон Надя начинала скромненько — всего лишь 112-й! Скрепя сердце наблюдала, как другие россиянки выигрывают титул за титулом. Фамилии Мыскиной и Звонаревой не сходили с газетных полос. Надя же оставалась в тени. И все копила спортивную злость, чтобы в один прекрасный момент выплеснуть ее всю без остатка на кортах “Ролан Гарроса”. Сейчас она — 25-я в мировом рейтинге. И парижская победа над Каприати еще долго будет греть ее самолюбие.


— Я слышала, как Каприати хвалила меня. Молодец Дженнифер, честно признала, что проиграла не потому, что была не в форме, а потому, что я была сильней! — Надя торжествовала и не скрывала этого.

— А что ты чувствуешь, когда проигрываешь?

— В первую минуту ко мне лучше не подходить. Могу наговорить гадостей! На корте я злая, имейте в виду. Зато в обычной жизни — добрая и спокойная. Мне все до лампочки. Другие волнуются, переживают из-за всякой ерунды. Я — никогда. Зачем понапрасну тратить нервы? Они мне в спорте нужней...

В общем, с Надеждой лучше встречаться где-нибудь на нейтральной территории — подальше от корта. Представляю, что чувствуют соперницы, когда она в ударе. Надя даже разговаривает “эйсами” — каждой фразой бьет навылет. Она не из тех, кто беззаботно лепит, что приходит в голову. Казалось бы — 21 год, нежный возраст, но Надя — крепкая девочка. Взрослый, зрелый человек, явно испытавший удары судьбы — по здоровью и самолюбию.

Ее упорно преследовали травмы, по большей части стрессовые. Последняя — стрессовый перелом стопы — такой же, как у Курниковой. Собственно, после этого перелома Анина карьера, по сути, закончилась. А Надя смогла-таки восстановиться, хоть и не без моральных потерь. 9 месяцев перерыва не сказаться не могли.

— Причем физически я была готова прекрасно. Даже лучше, чем до травмы. Но вот игру прочувствовать не могла. Ничего не получалось.

В обычной жизни Надя казалась совсем другой. Бесследно исчез остервенелый взгляд, с которым она “мочила” соперниц в Париже и на травяном турнире перед Уимблдоном в Голландии. Там она тоже прошла в полуфинал и почти всю игру изрядно давила победительницу “Ролан Гарроса” Жюстин Энен-Арденн, но в конце второго сета почему-то стала отдавать гейм за геймом, похоже, не выдержав напряжения: “Вот дура!” — сорвалась она на себя. Надя не прощает себе ошибок.

— Я смотрела твой матч в Голландии. Достойное было противостояние. Более того, ты же явно вела, и эйсов с твоей стороны было раза в три больше, чем у нее. Почему же ты все-таки проиграла: воли не хватило довести дело до конца? Ты ведь могла победить, реально могла!

— Мне не хватило опыта. Зато я почувствовала, что сумела заставить Хенин (так Надя называет Жюстин) побегать и понервничать. Жаль, не повезло потом на Уимблдоне. В третьем круге попала на Винус, а она играла так чисто, так мощно — с “Ролан Гарросом” не сравнить. Я вообще многому учусь у сестер. Знаете, они ведь совсем не похожи. Винус — молчаливая, скрытная. А Серена — веселая, общительная. Иногда удается немного с ней поболтать, это интересно.

Надина мама, кстати, тоже Надежда, рассказала, как ее дочка во время “Ролан Гарроса” посоветовала Серене сменить тощую немодную косичку на стильный пучок. Так что вы думаете — на корты Уимблдона Серена вышла с новой прической. А сразу после турнира она пригласила Надю в гости, взяв на себя ее расходы, и предложила Петровой поучаствовать в благотворительной акции, которую темнокожая прима организовала для детишек с ограниченными возможностями.

— Интересно, а Серена дает тебе ценные советы?

— Да нет. Но в ней столько энергии, жизнелюбия... Это всегда хорошо на меня действует, поднимает настроение.

— У тебя часто портится настроение?

— В обычной жизни — нет. А на корте — всякий раз, когда что-то не получается.

— Значит, ты принципиально разная в обычной жизни и на корте?

— Абсолютно. На корте я — агрессивная. Я специально коплю в себе спортивную злость, чтобы потом вкладывать ее в каждую подачу — я должна уничтожить соперницу.

— А в обычной жизни я спокойная как удав, — Надя улыбнулась. — Ничто меня не волнует и не может вывести меня из себя. Другие порой расстраиваются, устраивают разборки, если их обидели, а на меня это не действует. Я в таких случаях убеждаю себя, что незачем тратить эмоции понапрасну. Нервы жалко. Не восстанавливаются.

— О каких случаях ты говоришь, можно пример?

— Ну вот, скажем, прилетаешь на какой-нибудь турнир, едешь из аэропорта в гостиницу, где, по идее, номер давно зарезервирован, а на месте выясняется, что мест нет и бронь нигде не зафиксирована. Народ, естественно, злится, начинает шуметь, а я спокойно жду, чем все кончится. И, как правило, проблема разруливается сама собой.

— А если номеров нет — ты ложишься спать на коврике у входа? Помню, Вера Звонарева рассказывала веселую историю о ночевке под открытым небом, когда ее приняли за беспризорника-подкидыша...

— Господи, ну всегда ведь можно найти какой-нибудь выход!

— И все-таки какие-то жутковатые у тебя установки. “Уничтожить” — ничего себе!

— Я считаю, это эффективно, значит — правильно. В спорте размякать нельзя. И потому я рада, что меня тренирует мужчина. Женщина наверняка стала бы со мной сюсюкаться. Мне это не нужно. На меня иногда надо прикрикнуть, подстегнуть, чтоб я не расслаблялась.

— Ты не боишься, что такие установки могут проявиться в обычной жизни и это оттолкнет от тебя друзей?

— Совершенно не боюсь. У меня очень много друзей, они меня любят. Все же понимают: я только в спорте — такая.

— А на самом деле — беленькая и пушистая?

— Ну да, что-то вроде этого.

— У тебя есть молодой человек?

— Нет. Это опасно, будет отвлекать.

— У тебя все идет от головы. А как насчет сердца — ты когда-нибудь влюблялась?

— Серьезных чувств у меня еще никто никогда не вызывал.

— Но все-таки: у тебя же куча поклонников, они, наверное, шлют любовные письма через Интернет...

— Да, после “Ролан Гарроса” поклонников заметно прибавилось. Но адреса моей электронной почты никто не знает. Это моя глубоко личная жизнь, я никого постороннего близко к ней не подпущу.

— Ты ревнивый человек?

— Думаю, нет.

— А не было чувства ревности, когда на теннисном небосклоне засияла новая российская звездочка Мария Шарапова — на нее моментально переключилось внимание прессы?..

— Вы думаете, это просто так происходит — потому что она такая красивая? Да ничего подобного. Чистый пиар. Ее же раскручивают, вы что, не понимаете, причем то же агентство, что и Курникову, — “Ай-Эм-Джи”...

— Похоже, из нее и делают вторую Курникову за неимением первой.

— Мне тоже так кажется. Но, если честно, мне нет особого дела до Маши.

— А тебе бы хотелось иметь имидж спортивной суперсекси?

— Предпочитаю, чтобы меня воспринимали как хорошего игрока и уважали за результат, — сухо ответила Надя. — У меня ведь оба родителя известные спортсмены. Мама в трех Олимпиадах участвовала — в беге 4х400 м, папа — заслуженный тренер по метанию молота.

— А почему тебя отдали в теннис — больше денег можно заработать?

— Думаю, да. К тому же у меня сразу все пошло. В 9 лет выиграла крупный детский турнир. Потом мы много лет жили в Египте. Там у меня были хорошие условия для тренировок, притом я довольно быстро выучила английский.

— А сейчас тренируешься в Голландии?

— Да, и там действительно прекрасные условия. К моим услугам 15 крытых кортов и 15 открытых. Я могу играть на любом когда захочу.

— Твоему тренеру всего 35 лет, вы столько времени проводите вместе, — никогда не видела в нем потенциального спутника жизни, не только спортивной?..

— Никогда. У моего тренера постоянная девушка. Но она понимает, что тренер и спортсмен — одно целое. Даже после тренировок мы вместе ходим кушать. Иногда я приглашаю Глена (его зовут Глен Шап) в гости, готовлю всякие салаты и курицу в приправе с овощами.

— Глену нравится?

— Из 10 баллов он обычно ставит мне 8. Впрочем, у голландцев такой странный вкус: они могут целый день наворачивать картошку и при этом не толстеть, а еще для них обычное дело съесть вместо обеда пару бутербродов.

Если честно, мне очень повезло с Гленом. Я уже два года с ним работаю и чувствую себя как за каменной стеной. Как вспомню время, что была совершенно одна... Со мной тогда ездила мама, но она не могла меня тренировать. Я не понимала своих ошибок — соответственно не знала, как их исправить.

— Какую цель ты ставишь перед собой как игрок?

— Хочу быть в десятке в течение пяти лет. Успех “на пять минут” меня не интересует. Не хочу, чтобы меня тут же вышибли, как пробку из бутылки. Если уж пробиваться в лидеры — то уверенно и надолго...

— Тебе не обидно, что не будешь играть на Кубке Федерации?

— Я очень люблю этот турнир. Он ведь командный, это особый престиж. Вспоминаю Кубок Федерации-2001, когда мы вышли в финал и проиграли бельгийкам. Столько переживаний! Честно говоря, я надеялась, что после Парижа меня пригласят. Но не пригласили. Если честно, мне обидно. Но в следующем году я использую все шансы, чтобы пробиться в команду.





Партнеры