“Слишком красивая” для Депардье

16 июля 2003 в 00:00, просмотров: 270

Про Кароль Буке достаточно сказать, что она красива. Фантастически. Она — одна из самых знаменитых французских актрис. Она позволяет себе многое: играть “Федру” Расина в театре, уже много лет подряд быть лицом “Шанель”, быть девушкой Бонда, быть посмешищем в “Бланш”, убийцей в “Семейке Роуз”, “Смутным объектом желания” у Бунюэля и, конечно, “Слишком красивой” для Жерара Депардье, своего последнего мужа.Кароль рассталась с Депардье, сохранив деловые отношения: она приехала в Москву представлять плод этих отношений — вино.

— Критика буржуазной семьи — вечная проблема французского кино. Вам не кажется, что ее уже пора спасать, а не критиковать?

— Что касается конкретной “семейки Роуз” — она чудовищна. Здесь речь идет о “семье Уолта Диснея”. Это черная комедия, и она рассказывает критически о семье, которая считает себя идеальной. О семье, мечтающей о совершенстве. Я играю мать семейства, которая видит все в розовом свете — даже одевается в розовое. Она думает, что все идеально до тех пор, пока реальность не врывается в ее мир и не разрушает его — момент перелома стал для меня самым забавным моментом на съемках.

— В жизни вы тоже исполняете много ролей — мать, жена, модель, актриса. И какую роль предпочитаете?

— Что касается работы, я вообще люблю играть. И даже если это драматичная роль — как Федра в театре, я все равно получаю удовольствие. В жизни же у меня нет большого выбора, главная для меня — роль матери.

— Вы шесть лет воспитывались в католическом пансионе. Это правда так страшно, как иногда показывают в кино?

— Как ни парадоксально, наши воспитательницы и учителя — монашки с ангельскими лицами — оказались первыми феминистками, с которыми я столкнулась в жизни. Они так гордились своими ученицами, что всегда нам повторяли: “Работайте. Неважно, чем вы будете заниматься в жизни, главное, чтобы вы не стали служительницами очага и рабынями для ваших мужей”.

— Как вам удается выбирать между театром и кино?

— Театр для меня — редкая встреча. Я выхожу на сцену только в тех случаях, когда чувствую необходимость: если мне нравится текст и я хочу произносить его. Это случается с такими авторами, как Расин. Но, несмотря на то что я получила образование театральной актрисы и начинала с театра, больше радости мне приносит кино. Все-таки работа в театре очень-очень нарциссична. Ею должны заниматься люди, которые очень любят себя. Со стороны можно подумать, что все наоборот: снимаясь в кино, ты видишь свое имя на афишах, тебе приходится участвовать в пресс-конференциях... Но ты работаешь в большой команде, и, чтобы все получилось, каждый должен работать на высоком уровне. В кино актер не может быть на первых ролях, не может командовать. В театре все по-другому, и многие этим злоупотребляют.

— У вас есть точки соприкосновения с вашими героинями?

— Надеюсь, что нет. Хотя, например, я хорошо готовлю, как моя героиня из “Семейки Роуз”. И уверяю вас, то миндальное печенье, которое она готовит в фильме, оказалось вполне съедобно. Но в отличие от нее я не претендую на роль ангела. Иногда я превращаюсь в демона, но у меня доброе сердце, я никогда не хотела никого убить и никогда никого не убила. (Смеется.) А образ холодной героини, с которым меня всегда ассоциируют, идет от моего дебютного фильма “Этот смутный объект желания” Луиса Бунюэля. Ведь публика всегда идентифицирует актера с его персонажем на экране. И даже режиссеры думают, что актриса полностью совпадает с персонажем, который она играет. В детстве я любила заглядывать в светящиеся окна и представлять себе фантастическую жизнь, но на самом деле там просто смотрели телевизор. Между фантазией и реальностью очень большая пропасть.

— Вы — лицо “Шанель”, и говорят, что у вас даже есть проект фильма о Коко Шанель.

— Нет, это неправда, хотя я с удовольствием сыграла бы Коко Шанель. Я глубоко уважаю ее и считаю, что она освободила нас. Я снималась в костюмных фильмах и носила костюмы XVIII века. В корсете чувствуешь, что заперто не только тело, но и душа. В нем с трудом ходишь, все время приходится держаться прямо, а читать — если женщине вообще позволялось читать — невозможно. Я бы посоветовала всем, и даже мужчинам, хоть один раз примерить корсет. В нем из человека превращаешься в вещь.

— Как вы проведете остаток лета?

— Мои дети уже посвятили мне часть своих каникул: в 21 год не очень хочется проводить лето с матерью (у Кароль два сына: Дмитрий и Луи, общих детей с Депардье нет. — М.Д.). Думаю, остаток лета буду работать, потом отдыхать в своем доме на Сицилии.

— Какие качества в мужчине вы цените?

— Чувство юмора. Если мужчине удается заставить меня смеяться, у него есть шанс соблазнить меня.

— А в жизни любите дурачиться?

— Да, очень. И я люблю, когда вокруг меня люди дурачатся, играют в клоунов и вообще веселятся. И это очень часто происходит: с 15 лет я окружена людьми, которые только и делают, что смешат меня. И все мужчины, которых я любила, тоже смешили меня. Мой профессиональный секрет сохранения молодости — смех, и ничего больше. Кто-то предпочитает плакать, а я — смеяться.

— Есть какой-нибудь смешной слух о вас?

— Во Франции у меня есть тезка, очень популярный актер Мишель Буке, которому сейчас 80 лет. Меня постоянно спрашивают: “Как поживает ваш батюшка?” Когда я признаюсь, что он мне не отец, то слышу: “Ну как же, ведь мы его так любим!” А иногда говорю: “Да, у него был грипп, но сейчас все хорошо, и в воскресенье мы встретимся в семейном кругу”. Лет пять назад мы с ним познакомились, и он спросил меня, знаю ли я, что я его дочь...

— Вы как-то сказали, что в детстве вас преследовала скука. Что теперь заставляет вас скучать?

— Сейчас мне очень редко приходится скучать. Есть, конечно, некоторые вещи, которые раньше меня очень утомляли — например, званые ужины. Но теперь я уже навострилась и всегда могу сама завести разговор и привести его к тому, что может меня заинтересовать. Я могу часами ничего не делать, просто наблюдать за людьми, но мне вовсе не скучно, даже наоборот.

— Правда, что вы до сих пор сомневаетесь в своем актерском даре?

— Сейчас уже нет — могу сказать, что многому научилась. А раньше были сомнения, поскольку старт произошел очень резко. Я была молода, а контракты шли один за одним, и я очень многого боялась, но сейчас смотрю те фильмы и вижу, что не все так плохо.

— Вы представляете в Москве вино, а ресторанным бизнесом не думали заняться?

— Да, я всегда любила готовить и хотела открыть ресторанчик. Надеюсь, что скоро это произойдет, но не считаю, что ресторанный бизнес заменит актерскую работу. Потому что я родилась, чтобы рассказывать истории — вот моя работа. Помимо нее я занимаюсь другими вещами, но одно другому никогда не будет мешать.

— Вы очень искренне отвечаете на вопросы. А есть темы, на которые вы не хотите говорить?

— Конечно, но я не скажу вам какие.

— Это касается Жерара Депардье?

— Я его любила, но мы расстались. Но это моя частная жизнь. (Смеется.)





Партнеры