Роды в законе

17 июля 2003 в 00:00, просмотров: 590

Рождаемость в нашей стране всегда контролировало государство. Только оно определяло, нужны или не нужны ему люди. А женщина должна была лишь выполнять госзаказ. И сегодня слабый пол мстит власть имущим: в 2003 году по количеству абортов Россию опережает только Румыния. Минздрав вынужден пойти на крайние меры: подготовлен законопроект, предусматривающий сокращение количества социальных показаний для прерывания беременности на поздних сроках (от 12 до 22 недель) с тринадцати до трех. О том, чем это может обернуться для привыкших “тянуть до последнего” женщин, рассказал заместитель директора научного Центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН Владимир СЕРОВ.


— Владимир Николаевич, почему вообще возникла необходимость пересмотреть показания к поздним абортам?

— Сейчас у нас дефицит рождаемости составляет 600 тысяч человек. Если бы центров, где мужчин и женщин лечат от бесплодия, было больше, эта проблема не казалась бы такой уж трудной. Но подобных учреждений создали только 32 на всю страну, хотя медицинский расчет показывает, что их должно было быть 135—140, то есть один центр на миллион человек. Другая проблема в том, что будущим родителям приходится оплачивать эти услуги самим. Пусть даже у нас в стране ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение) стоит всего две тысячи долларов. По сравнению с 10 тысячами в Объединенном Королевстве цена российского “цветка жизни” невелика, но все равно для кармана многих семей это существенный удар. Во Франции и Израиле, например, первые две попытки зачать младенца “в пробирке” предоставляются бесплатно.

— Часто ли причиной возникновения бесплодия у женщины служит аборт? И вообще, сколько раз она может прерывать беременность?

— Женщина, сделавшая три аборта, нездорова на сто процентов. Со временем у нее появляется мастопатия, обостряются хронические болезни, а потом развиваются предраковые заболевания. Еще одно из серьезнейших последствий, особенно первого аборта нерожавшей женщины, — бесплодие. Из 5 миллионов россиянок, которые хотели бы, но не могут иметь детей, 3,5 миллиона пострадали от аборта.

— Чем страшны поздние аборты?

— Считается, что “аборт постарше” может даже “оздоровить” организм. Это невежество. На поздних сроках организм женщины уже перестроился, и, если грубо вернуть его в первоначальное состояние, он переживет тяжелый стресс. По заказу Совета Безопасности мы в свое время создали методику “Безопасный аборт”. Если при обычном позднем аборте в матку вводится раствор соли, то созданные нами препараты позволяют подготовить шейку матки к выходу плода и способствуют возбуждению матки. Но такой аборт не получил распространения, потому что стоит не меньше 500 долларов.

— Сокращение социальных показателей для проведения поздних абортов с 13 до 3 было вызвано объективными причинами?

— В 1996 году я принимал участие в разработке этих 13 пунктов. Тогда нам казалось, что со временем люди станут жить лучше и эти показания можно будет сократить. Это была наивная позиция. Переход к новому строю обусловил появление новых болезней. Заболеваемость сифилисом выросла чуть ли не в 15 раз. Мужчины стали спиваться, чаще умирать от травм. Появились бомжи, переселенцы. Словом, в первую очередь необходимо решить проблему нищеты. Медики на совместной коллегии заявили депутатам, что перед сокращением социальных показателей надо гарантировать главе семьи рабочее место, помочь в получении квартиры, предоставить кредит. А те ответили, что и раньше наша общественность без этих льгот обходилась и все-таки рожала. Но какой нынче век на дворе? Во Франции, например, семья может спокойно жить уже за счет того, что родители имеют троих детей. Правительство поддерживает их дотациями. У нас тоже есть выплаты. Но какие? Размер единовременного пособия при рождении ребенка составляет в России 4500 рублей.

— Возможно ли решение этой проблемы на уровне государства в ближайшем будущем?

— За время работы президентской программы “Планирование семьи” количество абортов в России снизилось с 4,5 миллиона до 1,8 миллиона. Созданные центры по профилактике абортов, семейные центры, где супруги могли получить консультацию сексологов и гинекологов, помогли многим парам решить их проблемы. Если бы государство захотело, централизованные закупки аппаратуры и лекарств для ЭКО, которые производят пока только за границей, стали бы на 50—70% дешевле. В классическом варианте система планирования семьи нам, конечно, еще не по зубам. В Москве на 100 браков 80 разводов. Но если мы запретим аборты, что у нас получится? Увеличится число криминальных абортов, и как следствие — материнских смертей. Родившиеся нежеланные дети очень скоро поймут, что никому не нужны, и разрушат общество, допустившее их появление на свет.

Перечень пока действующих показаний для искусственного прерывания беременности:

1. Наличие инвалидности I—II группы у мужа.

2. Смерть мужа во время беременности (планируется сохранить).

3. Пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы.

4. Женщина или ее муж признаны в установленном порядке безработными.

5. Наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав (планируется сохранить).

6. Женщина не состоит в браке.

7. Брак расторгнут во время беременности.

8. Беременность в результате изнасилования (планируется сохранить).

9. Отсутствие жилья, проживание в общежитии, на съемной квартире.

10. Женщина имеет статус беженца или вынужденного переселенца.

11. Многодетность (число детей 3 и более).

12. Наличие в семье ребенка-инвалида.

13. Доход на 1 члена семьи менее прожиточного минимума, установленного для данного региона.





Партнеры