Некультурная революция

18 июля 2003 в 00:00, просмотров: 566

Противостояние Дома актера и Министерства культуры зашло дальше некуда. Недавно Михаил Швыдкой заявил руководству Дома: “Дом у вас все равно отберут”. И в самое ближайшее время здание на Арбате может быть выставлено на торги.

Самое интересное — хранительница актерского очага Маргарита Эскина не первой узнала об этом. Недобрую весть ей принесли журналисты.

Михаил Швыдкой мотивирует свое решение тем, что в Москве множество бесприютных организаций культурного толка, тогда как в Доме актера снимают помещения коммерческие структуры от винно-водочных фирм до юридических контор, причем за очень маленькие деньги. Дошло до абсурда: дескать, разница между официальной и неофициальной арендной платой отправляется Эскиной в карман.

— В 1996 году был подписан договор безвозмездного пользования. Пока Маргарита Александровна — директор Дома актера, она вправе решать, кому сдавать помещения и сдавать ли вообще, — объясняет юрист Вячеслав Печников.

— Я не хочу выглядеть старой бабкой, вцепившейся в свой дом, — говорит Эскина. — И мне не стыдно, что в 70 лет я хочу работать и помогать тем, кто в этом нуждается.

Доход от деятельности Дома актера получает действительно не Эскина. Театры Петра Фоменко, Александра Калягина, Центр Казанцева и Рощина в свое время нашли теплое и бесплатное пристанище под крышей Дома актера. Сейчас там так же безвозмездно живут Фонд Анастасии Вертинской, Фонд Галины Улановой и, между прочим, архив Минкульта, а театр “Дуэт” Гурченко и “Вишневый сад” Вилькина платят столько, сколько им под силу.

Преданные служители Мельпомены слетелись в свой Дом, чтобы поддержать Маргариту Эскину и решить, что делать и как жить дальше. Выходов из сложившейся ситуации обнаружилось несколько. Например, можно выкупить дом. Но представьте себе, сколько стоит 15 тысяч квадратных метров на Арбате! Актерам с их мизерными зарплатами в театрах это не под силу.

— Нужно стучать во все двери, писать, звонить, — говорит Юлия Рутберг, — вплоть до президента.

Мысль о том, чтобы пойти к Путину, была воспринята на ура. Пойти-то можно, но вот дойти до него трудно. Даже для Эскиной, Розовского, Гурченко, Баринова, Васильевой и других.

Впрочем, есть еще один способ — “авиньонский”. Там актеры в знак протеста легли на мостовые с заклеенными ртами.




Партнеры