Глупцы и голубцы по-американски

19 июля 2003 в 00:00, просмотров: 213

Почему-то летом натиск желающих выехать за рубежи нашей родины вырастает в сотни раз. Граждане с приглашениями от реальных и мнимых родственников из дальнего зарубежья от рассвета до заката атакуют иностранные посольства: визу-визу давай!

И в многочасовой очереди на собеседование к чиновнику миграционной службы чего только не наслушаешься про сладкую жизнь ТАМ. И про то, как быстрее получить право на жительство в новой стране.

Длинная девица в бирюзовом костюме надменно смотрит в сторону будущих эмигрантов: у нее желанное гражданство почти в кармане, осталось только получить невестину визу... Вот только бы не отказали в посольстве: здесь в каждой незамужней русской девушке видят скрытую путану.

Женщина, оказавшаяся рядом со мной в очереди, проследив нервные метания по коридору новобрачной, со вздохом замечает вслух:

— Дуреха, для нее сейчас свет клином сошелся на этой с...й бумажке! Лучше бы подумала, как жить будет со своим макаронником...

Тут и сказке конец...

— Вы не задумывались, почему все сказки и любовные романы заканчиваются свадьбой? — продолжала моя собеседница. — А далее — одной строкой: “Они жили долго и счастливо и умерли в один день”. Но ведь не у всех семейная жизнь медом намазана — у некоторых она такая, что впору повеситься!

“Обманутая жена — сейчас начнет жаловаться”, — с ужасом подумала я. Но Галя (назову ее так) точно прочла мои мысли и добавила:

— Я не о себе. А об этих цыпочках, которые замуж за иностранцев рвутся. Это мой бизнес. Сваха я, и взгляд на брак у меня — профессиональный. На десять пар — одна-две счастливые...

У Галины глаз наметанный: кому из клиенток достанутся в браке вершки, а кому корешки — ловит с лету. Иногда достаточно поговорить с женщиной несколько минут, чтобы сделать заключение о ее “профпригодности” к семейной жизни. Успешные везде успешны, а горемыки везде будут маяться. Сколько мужей и стран ни меняй. Все дело — в характере женщины, а от себя, как известно, не убежишь.

— Невесты делятся на два типа: стервы и дурочки. Первые хорошо знают, чего хотят от жизни. Им нужны деньги. А на любовь-морковь им плевать. Поэтому куда бы их жизнь ни забросила — они везде встанут на четыре лапы, — говорит сваха. — У меня был один клиент — бизнесмен из Японии: познакомился с девицей в баре и влюбился по уши — она за неделю вытрясла из него все деньги и смылась. Он ко мне: “Гала, найди! Я без нее жить не могу!..” Ну, нашли мы ее кое-как. Опять пошла карусель: дарит ей тряпки, водит по ресторанам... А через неделю она опять сбежала. Что он в ней нашел — не пойму: ни кожи ни рожи. Говорю ему: “Давай найду тебе хорошую девушку — зачем тебе такая шалава?!” А он: “Нет, хочу только ее. Я ее перевоспитаю...”

Но стервы, по мнению Галины, попадаются в России редко. Все больше Сонечки Мармеладовы, кроткие и безответные. Может, поэтому такой спрос за рубежом на наших женщин?..

Они, кстати, и составляют золотой фонд любого брачного агентства. Сами скромницы-красавицы ничего себе не попросят у жениха — постесняются, зато агенты обдирают клиентов будь здоров. Цена на русскую жену в элитных агентствах доходит до 20—30 тысяч долларов. Раньше коня просили за жену, теперь машину...

Но если доход нашим свахам обеспечивают женихи, то зарубежных юристов кормят наши невесты. С тех пор как на Запад хлынул поток русских женщин, специалисты по международному семейному праву без работы не скучают. Пока одни стоят в очереди за невестиной визой, другие уже спят и видят, как бы развестись с суженым и унести ноги подальше.

Брак с иностранцем — сложная юридическая коллизия. По оценкам экспертов, каждая третья новобрачная на новой родине сталкивается с ущемлением своих прав. Но у русских особая статистика. Отношение к нам во всем мире предвзятое (чему есть объяснение, так как на каждую подлинную невесту приходится две фиктивных), поэтому миграционные чиновники каждую из них подвергают допросу еще в аэропорту. И чуть что не так — стремятся выдворить из страны.

...Наташа познакомилась со своим парнем через Интернет, они долго переписывались, перезванивались, потом он выслал ей приглашение, деньги на билет и визу. С собой у нее было 500 долларов, а в Италии она собиралась пробыть месяц.

Когда пограничники узнали, сколько у нее с собой денег, то заявили: на день в Италии туристу нужно иметь минимум 100 баксов — ваших финансов хватит только на неделю. На ломаном английском Ната стала объяснять, что ее пригласил друг, и вот бумага от него, что все расходы по ее содержанию он берет на себя и т.д. и т.п.

— ОК, — говорит миграционный офицер, — тогда он должен вас встречать, идем в зал, и пусть ваш жених сам все это подтвердит.

Она в сопровождении полицейского выходит в зал, видит своего парня с букетиком цветочков в руках, радостно улыбается: наконец проблемы закончились! — но парень, увидев рядом с ней полицейского, развернулся и ушел...

Через два часа Наташу депортировали из страны — миграционные служащие Италии решили, что у нее фальшивое приглашение. В паспорте ей поставили штамп: подделка документов без права посещения любой страны Шенгена в течение пяти лет.

— Я когда ее встречала — еле узнала, — говорит Галя. — Девка за несколько часов похудела килограммов на десять. И всю дорогу бормотала как помешанная: “Как он мог со мной так поступить...” Ее даже наши погранцы пожалели, хотя тоже могли бы потрепать нервы. Но ведь с точки зрения этого итальяшки он поступил правильно. Там ведь все придавленные империализмом... У них совсем другой менталитет. Поэтому ее женишок, наверное, решил: у тебя проблемы с полицией — ты их сама и решай. У них не принято жаловаться ни друзьям, ни родственникам, тем более просить денег в долг. И главное, к чему совсем не готовы наши девушки, — иностранцы жуткие скупердяи. За лишнюю копейку удавятся, и для большинства жена — это не нахлебница, а бесплатная рабочая сила.



От заката до рассвета

...В шесть часов утра еще совсем темно. Но именно в этот час Соня начинает работу. Она приходит первой. Включает оборудование, проверяет наличие продуктов, сверяет вечернюю отгрузку продукции с записями кладовщика и т.д. Когда приходят первые сотрудники, Сонечка уже в поте лица вручную замешивает в огромной кастрюле фарш для голубцов.

У ее мужа свой бизнес в Милуоки — он занимается производством продуктов питания глубокой заморозки. В ассортименте — вареники, голубцы, котлеты по-домашнему. До замужества Софья была экономистом, работала в фирме, жила в Киеве. Она и думать не думала, выходя замуж за американского бизнесмена, что через три дня после прилета ей придется вкалывать в горячем цеху бок о бок с двумя латиносами-эмигрантами...

Но оказалось, что тяжелый физический труд — это еще не самое страшное, что ждет новобрачную на чужой территории. В хлопотах и заботах на кухне Соня совсем упустила то, что без бумажки мы — букашки при любом режиме и в любой стране. В общем, ее муж день за днем оттягивал момент оформления миграционных бумаг, а стоило ей сказать, что кулинария не является ее призванием, как он тут же заявил, что “ты не та женщина, которая может быть мне близка, и я не тот мужчина, что тебе нужен, поэтому нам лучше разойтись”.

После непродолжительного, но эмоционального разбора полетов муж объявил Соне ультиматум: или безропотно вкалываешь на благо меня, или катись колбаской обратно на Украину. За восемь месяцев их семейной жизни Соня не заработала даже ста долларов. Ни о какой зарплате речь никогда не шла. Да и впредь муж предлагал ей работать за стол и постель...

Самое печальное: если Соня решит официально (через суд) взыскать с прохиндея свою зарплату, власти тут же вышлют ее из страны — не оформив документов должным образом, она не имела права на труд в великой Америке!

Когда слушаешь рассказы наших соотечественников про их мытарства в забугорье, больше всего поражает: ради чего ж было уезжать?! Понятно, что человек ищет, где лучше. Но всегда ли лучше там, где нас нет?.. Один мой коллега переехал 10 лет назад в Нью-Йорк. Совсем недавно узнаю, как он жил все эти годы.

Здесь он был преуспевающим журналистом центральной газеты — там очень долго развозил пиццу, чистил ковры, собирал рекламу в газету... Легализовать свой диплом и найти работу по специальности удается единицам.

В Москве его дочки учились в лучшей музыкальной школе, им прочили блестящее будущее — в Америке же родителям с трудом удалось наскрести денег на скромный колледж для детей. Причем самим девочкам пришлось подрабатывать бэби-ситтерами чуть ли не с 14 лет.

До отъезда семья жила в прекрасной трехкомнатной квартире в Олимпийской деревне. Там у них — крошечная квартирка в Бруклине, на аренду которой уходит львиная доля всех доходов семьи...

И так живет большинство уехавших на ПМЖ. Пока они не легализуют свои дипломы об образовании, не адаптируются в новой языковой среде и пока в конце концов не получат новое гражданство — они остаются людьми второго сорта.

До знакомства с неприглядными тайнами международных браков у меня оставались иллюзии в отношении статуса жен-эмигранток. Но после рассказов Галины и писем ее клиенток я поняла, что у них возможно самое незавидное положение. Наши люди находят ярмо на шею в любом конце света.

Галина рассказала мне об одной даме, которая вышла замуж за преуспевающего немца, а через год после свадьбы он объявил себя банкротом; потом мужик впал в депрессию, объявив законной супруге: “Мы женаты, и ты теперь должна платить за все”.

Пока он, лежа на диване, предается размышлениям о бренности земного существования, его жинка крутится как белка в колесе. Но сколько бы она ни зарабатывала — все деньги уходят на уплату его долгов. “Я не могу уехать домой. На прежнюю работу я не устроюсь, мне 42 года, и ребенок здесь уже привык. Но и жить как рабыня у меня уже больше нет сил”, — жалуется она в письмах на родину.

К сожалению, наши соотечественницы обращаются за помощью к адвокатам, когда болезнь уже не лечится. Поэтому добросовестные брачные агенты стараются убедить своих клиенток в необходимости консультации с юристом еще до свадьбы. А те, в свою очередь, предлагают обсудить с будущим женихом все правовые и имущественные аспекты их совместной жизни. Но наши женщины стесняются обсуждать с супругом такие интимные вещи, как содержимое его кошелька, и предпочитают полагаться на его щедрость и порядочность...

— Эта их доверчивость в финансовых делах — страшный комплекс, который достался нам в наследство от тоталитарного режима, — считает специалист по международному семейному праву Иван Поляковский. — Русские невесты хоть и выросли при демократическом режиме, по характеру — типичные совки. Они перекладывают ответственность за свою жизнь на мужа. Которого перед свадьбой практически не знают. Нет ничего удивительного, что многие из них попадают в рабскую зависимость от супруга.



Любовь и козлики

“Подруга, короче, мы встретились! Это тот Роберт, который прислал мне бриллиантовое колье и который покупал мне вещи из каталогов. Все больше шелковое белье... Внешние данные у него неплохие — он достаточно высок, у него хороший костяк, в том плане что широкие плечи, маленькая попа, ровные нормальные ноги и типичная — с детским и дурным, как у большинства у них, выражением — морда. Когда я его увидела в аэропорту, была секунда, когда я даже обрадовалась и бросилась ему на шею. Но тут пелена упала с моих глаз...

Он меня всю обслюнявил; то, что он был в застиранной майке с пятнами и в обрезанных и даже не подрубленных шортах — это еще что. Какие-то дурацкие сандалии, из которых торчат пальцы с длинными нестрижеными когтями. На руках — ногти с “трауром”. Весь в каких-то прыщах, которые он на ходу умудряется давить... В такси он снял свою сандалию, просунул свое копыто чуть ли не под нос мне и стал что-то объяснять про свои заросшие и грязные ногти на ногах. Мне чуть дурно не сделалось, Света, — я думала, заплачу. Так было стыдно!

...Вечером он потащил меня в ресторан. Это был конец света! Ест он руками, весь костюм заляпал — ну точно как будто рот дырявый. Ты не поверишь, но я заметила маслины в радиусе полутора метров от нашего стола! При этом он отчаянно чухался — мне было стыдно официантов...

Не прерывая процесса еды, питья, разговора с самим собой, он решил “приласкать” меня под столом своими ластами, при этом со стороны, наверное, это выглядело как местное землетрясение баллов в... 11—12 по шкале Рихтера под отдельно взятым столиком. У меня была высокая шпилька, и я попросила его прекратить дергаться. Мне уже было все равно — обидится, не обидится... Я уже была в коматозном состоянии от злости, усталости, от досады на саму себя за эту авантюру.

У него все-таки нелады с головой... Жалко его, даже на бабки крутить не хочется — не по-христиански это. Знаешь, как у ребенка конфету забрать. Я только удивляюсь той курве-мамаше: он живет с ней в одном доме, это, правда, огромная вилла, и у них разные входы... Но все равно, через стенку живут — как можно не видеть, что твой сын с катушек съезжает, как можно его не лечить, как можно поощрять его желание жениться?! Или она хочет побыстрее сбагрить его на невестку и освободиться от проблем? Но жить с таким мужем — никаких денег не надо! Думаю, он потому русскую ищет, что в Англии ему никто не даст”.

“Мужской козлизм — явление интернациональное”, — замечает героиня одного популярного романа. Мне к этому прибавить нечего. Потому что женихи, подобные этому, — не такое уж редкое явление на небосклоне международных знакомств.

По статистике тех же брачных агентов, средний возраст женихов колеблется от 40 до 50. Хотя невест они хотят не старше 25! Красавцев с голливудской улыбкой среди них кот наплакал: все больше лысые и пузатые. Да и настоящие богачи попадаются гораздо реже, чем аферисты. Добавьте сюда еще шизанутых на сексе и старичков-сластолюбцев, которые ездят в Москву за “клубничкой”, — и получите полную картину жениховского контингента.

— Брак — это лотерея. Кто ж знает, кому достанется счастливый билетик! Главное, — говорит мне на прощание Галина, — надо смотреть в оба, когда замуж выходишь. Держать глаза и уши широко открытыми.

Беда лишь в том, что для многих русских невест замужество с иностранцем — это единственный возможный способ вырваться из нищеты, в которой они живут на родине. И когда перед ними появляется перспектива пожить по-человечески в чужой стране — да хоть бы и на правах домашнего животного или рабыни Изауры! — они готовы терпеть и страдать.


“Вы спрашиваете, хороша ли жизнь за границей? Я говорю: если у вас есть в России свой дом или квартира, любимая работа, друзья и деньги, чтобы на жизнь хватало, то незачем сюда ехать. Тут все другое — чужое. Так хочу обратно! В Россию. Но, конечно, никуда не уеду. Меня там никто не ждет...”





Партнеры