Прописная любовь

21 июля 2003 в 00:00, просмотров: 200

—Больше всего на свете я мечтаю забыть бывшего мужа, не хочу ни видеть его, ни слышать о нем! — с болью говорит 40-летняя женщина с опухшими от слез глазами. — У меня даже ненависти не осталось — один страх.

Со своим бывшим мужем Любовь Севостьянова судится уже шесть лет. Увы, конца судам не видно. Это сейчас Любовь честно признается себе и другим, что гость с Украины женился на ней из-за московской прописки, а тогда, в 1996 году, ей казалось, что их любовь — до гробовой доски...

История семьи банальна: познакомились в гостях у подруги, разговорились, понравились друг другу. И понеслось: цветы, конфеты, игрушки Кристине — дочке Любы от первого брака. Люба чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Петр к тому же оказался мастером на все руки: и плитку кладет, и машину может отремонтировать. Не смущало даже то, что ухажер частенько прикладывается к бутылке. Но ведь идеальный муж, такой, “чтоб не пил, не курил”, бывает только в песне... В жизни все намного проще. Через два месяца Петр переехал в однокомнатную квартиру Любови.

— Он канючил: пропиши меня да пропиши, — вспоминает женщина. — Мол, чувствую себя идиотом, не могу устроиться на хорошую работу, вас содержать... К тому же я забеременела. Вот мы и решили расписаться. Я поддалась на уговоры — прописала Петю в квартире, а через неделю ужаснулась тому, что сделала...

Новоиспеченный муж, вдрызг пьяный, заявился домой в полтретьего ночи. Разбудил жену, потащил на кухню. До сих пор перед Любовью стоят его пьяные, безумные глаза. Муженек начал охаживать жену кулаками. Да так, что она только успевала прикрывать живот от ударов... Утром увидела перед собой жалкого мужика: “Не знаю, что на меня нашло... Ты уж прости... Больше такое не повторится...”

Увы, подобные сцены повторялись. Петр не пил месяц-другой, а потом срывался. И снова бутылка, ссоры, кулаки... Доходило даже до того, что женщина забирала дочерей и укрывалась у подруг.

Прожив в “самогонном угаре” три года, Любовь однажды не пустила мужа домой. И подписала себе смертный приговор — осталась без средств к существованию.

— Это был кошмар! С работы меня уволили, на руках двое маленьких детей. Аленке — полтора годика, Кристине — восемь. Жили только на копеечные детские пособия. Спасибо, подруги помогали продуктами и вещами. Муж один раз принес две тысячи рублей и пропал. Встретились с ним только при разводе.

Через несколько месяцев после развода Петр Никулин женился на другой женщине. Казалось бы, в отношениях бывших супругов можно поставить жирную точку. Если бы не два “но”: прописка и общий ребенок. Сначала яблоком раздора стала Аленка.

— Неожиданно бывший муж приехал ко мне в апреле 1999 года, — вспоминает Любовь. — Просил отдать дочку на лето. Мол, ты без денег, в Москве. Я Аленку увезу к маме на Украину. Дочь подрастет за лето, окрепнет. Я отдала...

И увидела свою Алену только полтора года спустя. Все это время малышка была на Украине у родителей бывшего мужа. А “заботливый” папаша работал в Москве и только изредка навещал дочь.

— Мой ребенок был у чужих людей! К тому же безбожно пьющих. Сколько слез я выплакала... Возвращать дочь пришлось через суд.

Первый суд Любовь проиграла: мать добровольно отдала ребенка отцу, какие претензии? Но повторное слушание дела завершилось успехом. Десятого мая 2001 года Любовь Викторовна пришла в управу “Люблино”.

— Беру Аленку на руки, — вспоминает женщина, — а она меня не помнит. У нее насморк, глазки загноились, диатез... Забитая, запуганная. Дома первые три часа Аленка вообще сидела на кровати и молчала. Оказалось, она не знает, что такое йогурт, бананы. Первое время просила простого черного хлеба.

Понятно, что после такого стресса Любовь Севостьянова всеми способами хочет избавиться от малейшего напоминания о бывшем муже. Только вот сам Петр Никулин никак не хочет расставаться с пропиской в однокомнатной квартире бывшей жены. В ноябре прошлого года по этому поводу даже был суд. Увы, судья А.Н.Воробьева решила не снимать Петра Никулина с регистрационного учета. Хотя в суд была представлена справка начальника ОВД района Люблино подполковника милиции В.И.Шишкова о том, что Петр Никулин не проживает по месту прописки с сентября 1999 года. Это подтверждает и сам Никулин. В заявлении о разводе он написал: “С июня 1999 года мы прекратили семейные отношения и с этого времени проживаем отдельно. Общего хозяйства не вели”. Было и свидетельство о заключении нового брака Петром Никулиным от 14 сентября 2000 года...

В любой момент на вполне законном основании бывший муж может поселиться в однокомнатной квартире Любови. Это его “запасной аэродром”. И повод для шантажа. Чуть что — можно и раздела имущества потребовать. Пусть ничего и не получит, но нервы бывшей жене уж точно потреплет.

— Неужели до концах своих дней я должна терпеть этого человека? — устало спрашивает женщина. — Если он вернется в нашу квартиру, или он меня убьет, или я его. Третьего не дано...




Партнеры