Прибрежные олигархи

23 июля 2003 в 00:00, просмотров: 330

Месяц назад депутаты Московской областной думы выдвинули идею снести все элитные дачи, построенные на берегу Истринского водохранилища. К ним относятся загородные особняки Бориса Березовского, Анатолия Чубайса, Владимира Потанина и Аллы Пугачевой. Причиной предстоящего сноса явилось то, что коттеджи, построенные в водоохранной зоне, угрожают качеству питьевой воды в Москве.

Репортеры “МК” посетили деревню Малые Бережки, чтобы убедиться, грозит ли дачным участкам известных людей подобная участь.

Пятницкое шоссе. 55-й километр от Москвы. Солнечногорский район. Деревня Бережки. По правую сторону — заброшенные коровники, покосившиеся дома, разваленные сараи, ржавая техника... Жилых домов здесь практически не осталось.

— Где дача Пугачевой? — интересуемся мы у местных старух.

— В соседней деревне живет наша Аллочка, всего километр не доехали, — оживились женщины. — Вы ей там привет передавайте от Екатерины Степановны — мы с ней уже сто лет знакомы. Она у нас когда-то молочко покупала, а в последнее время мы ее почему-то редко видим. Теперь к нам ее повар, Ленка, постоянно заглядывает. Вообще, хорошая Пугачева женщина, главное, простая. Всегда с нами болтала, советом помогала...

Дорогу к дому Примадонны здесь может указать любой. Говорят, Алла Борисовна сюда наведывается часто. Да и пройти мимо белоснежного трехэтажного особняка с резными балконами невозможно. Здание сильно выделяется из архитектуры ветхих деревенских домов. Ведь за последние пятьдесят лет в деревне не снесли ни одной старой постройки. По решению областной Думы в будущем эти дома тоже сносу подлежать не станут, так как были выстроены еще до образования на этом месте водохранилища.

— Первый раз об этом указе заговорили два месяца назад. Тогда мы, конечно, забеспокоились. Ведь наши дома с 49-го года стоят, и ни о каком сносе никто никогда не говорил, — рассказывают соседи Аллы Борисовны. — В местном сельсовете нас успокоили. Сказали, что под снос пойдут только дорогие коттеджи, которые расположены в районе 200 метров от Истринского водохранилища и построены сравнительно недавно. Несмотря на то что наша деревня располагается в 50 метрах от водоканала, нас трогать не станут.

Подобная участь миновала и дачу Аллы Борисовны. Так как ее особняк построен на фундаменте старой каменной лавки. Дома же Потанина и Березовского возводились на пустыре.

— Вообще, с Аллой Борисовной соседствовать очень даже неплохо. Она выстроила свой дом в 1989 году. Тогда же на собственные деньги проложила дорогу — ведь мы сюда только на тракторе могли добраться... Когда Пугачева первый раз здесь оказалась, ей пришлось оставить свой автомобиль аж за три километра от участка и пешком добираться, — вспоминает соседка Ирина. — А недавно она отгородила забором значительную часть водохранилища, чтобы сюда машины не подъезжали. Иначе здесь такое бы творилось! Автомобили прямо в воде мыли...

Также никто из местных жителей никогда никакого шума из дома Пугачевой не слышал. Говорят, живут они тихо, спокойно. Никита, внук Аллы Борисовны, частенько к себе деревенских ребят домой приглашает.

— Мы у Рыжего в компьютерные игры играем: у него все последние новинки есть. Часто на его скутере по водохранилищу рассекаем, на водных лыжах катаемся, — делятся с нами ребята во дворе. — Недавно нас всех на огромном “Мерседесе” в Москву возили — на фестиваль по роликовым конькам. А гуляем мы аж до пяти утра. Для этих целей на окраине деревни шалаш выстроили. Кругом все говорят, что у Никиты своя охрана, — все это ерунда. Никто за ним уже давно не следит.

По словам старожилов, первым из известных личностей место вблизи Истринского водохранилища облюбовал Борис Ельцин в 1986 году, сразу как перебрался из Екатеринбурга в столицу. Скромный двухэтажный домик он оформил на младшую дочь Татьяну. Прожил Борис Николаевич там три года. Затем дачу несколько раз перепродавали, причем за какие-то смешные деньги. Хотя стоимость одной сотки земли в этом районе доходит до 1000 долларов. Дом постоянно перестраивали, и только последний хозяин снес старый дом экс-президента и выстроил на его месте огромный 4-этажный коттедж. Однако жители Малых Бережков до сих пор вспоминают столь незаурядное соседство.

— Ельцин с Наиной часто сюда наведывались, особенно летом, — рассказывает дачница Екатерина. — Мне тогда двадцать лет было. Помню, Борис Николаевич выходил на пляж в семейных трусах и рубашке, подходил к нам и спрашивал: “Ну как живете, молодежь? Что не хватает в поселке? Говорите смелее, разберемся, что не так”. А вот в воду он почему-то никогда не заходил. А еще Наина Иосифовна постоянно мужа по всей деревне искала. Ведь он общительный был. Всех соседей по именам знал, со всеми общался. Бывало, зайдет к кому-то на чашку чаю да заговорится до ночи...

Вопрос о сносе элитных загородных дач пока окончательно не решен. Однако местные жители поддерживают решение властей:

— Раньше пляж был просторнее, а теперь все побережье застроили — например, в пяти километрах отсюда, в деревне Пятница, какой-то миллионер скупил двадцать соток на берегу Истринского водохранилища. Там его забор прямо в воду уходит, — жалуются дачники. — А недавно у нас снесли большую детскую площадку около водоема. Теперь на этом месте вырыли котлован для очередного дома...

В администрации Соколовского сельского округа, которая курирует строительство особняков в деревне Малые Бережки, опровергли информацию о предстоящем сносе домов:

— Мы об этом слышим в первый раз. Дачу Пугачевой сносить точно не станут: у нее есть согласование с Мосводоканалом на строительство особняка, — рассказала нам глава администрации Людмила Солдатова. — Ежегодно все дома близ водоканала проходят экологическую экспертизу. Скорее всего данная информация — обыкновенный слух.


Мы связались с Аллой ПУГАЧЕВОЙ, чтобы взять у нее комментарий по данной проблеме:

— Истринское водохранилище — это моя боль на сегодняшний день. Все находится в жутком запустении, и нужны, конечно, большие средства, чтобы его сохранить. Вообще, я была первой, кто поднимал вопрос об охране и сохранении этой территории. Как будто это я — областная Дума! Местной администрации ведь на все наплевать, она только земли распродает и больше ни о чем не думает. А истринские воды — стратегический объект. Это водоснабжение Москвы.

Раньше нельзя было даже на моторке по Истре ездить. А теперь ездят все кому не лень. Когда я там строилась, 10 лет назад, вообще никого рядом не было — только деревенька с местными жителями. И делала все по правилам и по законам, чтобы ничего не испортить. Сама выходила с граблями, за чистотой следила. С моими соседями берег забором обнесли, чтобы от людей спасти...

Вместо помойки делаем сад — своими силами и на свои средства. А другие — наоборот, даже то, что осталось, норовят превратить в помойку. Раньше там была чистейшая вода, и никаких солитеров. Теперь говорят, что утки виноваты... Но я в это никогда не поверю. Вдруг вода уходит куда-то: просто кто-то плотину перекрыл, чтобы на своей моторке покататься. Потому что вокруг потанины живут, которым закон не писан. Если бы у меня было много денег — скупила бы всю территорию вокруг, чтобы никто там ничего больше не строил!

Наш комментарий

На территории Подмосковья всего 1213 водоемов, из них 72 водохранилища. Несть числа незаконно построенным особнякам на их берегах. Такую цифру, даже приблизительную, не знают ни в областном министерстве экологии, ни в природоохранной прокуратуре, ни в Госархитектурнадзоре. Воистину имя им — легион.

Как пояснили “МК” в областной службе судебных приставов, с началом строительства особняков в природоохранной зоне, то бишь на самом берегу водоема, хозяев днем с огнем не сыскать. Будущий дворец возводят гастарбайтеры, которые имен и фамилий своих заказчиков не помнят либо не говорят. Когда же особняк построен, комиссия во главе с Госархитектурнадзором уже ничего поделать не может. Ведь незаконно построенные хоромы можно сносить только по закону — т.е. по решению суда.

Судебные приставы заверяют, что в их практике не было ни одного прецедента, чтобы за государственный счет снесли хоть один дворец. Будь он незаконно построен как на берегу водохранилища, так и в заповеднике. Областными прокурорами время от времени возбуждаются гражданские дела против “незаконных” владельцев. Однако как они начинаются, так тут же и прекращаются. В процессе между судебными слушаниями у таких господ каким-то чудесным образом появляются все необходимые разрешения как на землю, так и на строительство.

Лишь в Мытищинской прокуратуре, впервые в истории отечественной Фемиды, довели до суда дело о незаконно построенных восьми особняках. Постановление гласит: обязать судебных приставов, чтобы они обязали домовладельцев снести собственные коттеджи в деревне Витенево — за счет самих же хозяев. Но уже больше года решение суда не исполняется: вручать повестки некому — личности владельцев до сих пор не установлены. В свое время участки под коттеджи перепродавались по три, а то и по пять раз. Словом, чудеса в решете.

Да и постановление суда на сей счет настолько расплывчатое, что на практике оно неосуществимо. Приставы должны обязать хозяев... самих снести свои же строения! В здравом уме никакой нормальный человек этого делать не будет. Ведь получается, что это прихоть пристава, а не суровое, но справедливое решение суда. У исполнительной власти, как всегда, нет денег, чтобы пригнать технику и сровнять с землей незаконно построенные особняки.

Скорее всего, считают в областном суде, подобные строения в санитарно-защитной зоне переживут всех и вся. Судебные приставы так и не смогут вручить решения суда хозяевам по причине их хронического отсутствия. Наложат для проформы два штрафа (сумма их индивидуальна в каждом случае, в зависимости от размеров строения и вреда, причиненного окружающей среде) за неисполнение решений суда. Впрочем, и штрафы не будут уплачены в государственную казну, опять-таки из-за отсутствия хозяев.

Но наиболее реальный финал — хеппи-энд: у владельцев незаконно построенных теремков вдруг, как по мановению волшебной палочки, окажутся все необходимые “разрешающие” бумаги. И незаконное становится законным.






Партнеры