Хирурги на букву “х”

25 июля 2003 в 00:00, просмотров: 429

Такого наша медицина еще не знала. Нагатинский суд Москвы рассматривает беспрецедентный иск палестинки к московским врачам: только в качестве морального ущерба она требует 5 миллионов долларов!

После операции на позвоночнике в одной из санчастей 50-летняя мать восьмерых детей Марьам Абу Салех стала инвалидом первой группы. Судебные медики видят связь между этими двумя событиями. Что, впрочем, немудрено — оказалось, сложнейшую операцию делали вслепую.


Остеохондроз мучил несчастную палестинку больше двадцати лет. Слава богу, теперь медицина позволяет избавиться от болей в спине раз и навсегда. Лечиться Марьам решила в России: здесь работает ее сын Самир, кстати, кандидат медицинских наук. Она заключила договор с Медсанчастью (МСЧ) №1 АМО ЗиЛ на платную операцию, и ее назначили на 5 июля 2001 г.

— Моей маме предстояла операция 10-й категории сложности (всего их 12. — Авт.). Перед ней я решил проверить наличие и исправность медикаментов и аппаратуры, но врачи сказали, что все в порядке и основной аппарат, контролирующий ход операции — ЭОП, — исправен, — говорит Самир.

Самир присутствовал при операции. И все видел своими глазами. Когда хирурги сделали разрезы, оказалось, что ЭОП неисправен. Операцию решили контролировать с помощью рентгеноаппарата. Но, когда через полчаса (а все это время женщина кровила!) его доставили, выяснилось, что и он не работает. Определить место нахождения травмы на позвоночнике вручную практически нереально, но хирургам пришлось делать именно это, руководствуясь снимками десятилетней давности. А в конце операции хирурги МСЧ №1 продемонстрировали еще одно ноу-хау — так называемый медицинский цемент размешивали в обычном стакане, посему он нагрелся до 100 градусов и мог вызвать ожог кости (клиническая картина подтверждает, что так и случилось).

Когда Марьам очнулась от наркоза, ее тело от живота до ног парализовало — во время операции ей повредили спинной мозг. К тому же у женщины был геморрагический шок, вызванный массированной кровопотерей. А после обнаружились и другие осложнения: тромбоз глубоких вен, почечно-сердечная недостаточность...

Почти не говорящей по-русски женщине было сложно общаться с санитарами. Когда она стала жестами просить перевернуть ее, медсестры разбираться не стали и привязали руки женщины к кровати. В реанимации она заработала пролежни и шишку на ноге от уколов практикантов, которая до сих пор не рассосалась.

Меж тем болевой синдром все нарастал. Специалист из госпиталя Бурденко заключил: лечение не соответствует состоянию больной. А перевод в 19-ю ГКБ медики из МСЧ №1 разрешили лишь после того, как Марьам заплатила им за все нанесенные ей увечья. Но оказалось, ее беды еще не закончились.

Врачи 19-й ГКБ обнаружили, что во время операции был оставлен костный обломок, который сдавил спинной мозг и погубил нервные клетки. “Немедленная операция”, — сказали они. Но драгоценное время было потеряно: повторная операция была проведена безупречно, но слишком поздно. Еще два года женщина лежала в разных больницах. Теперь она инвалид первой группы, живет только на лекарствах.

На покалечившую ее операцию женщина потратила 1,5 тысячи долларов. Еще в 20 тысяч долларов официально и 24 тысячи неофициально обошлось семье последующее лечение. И теперь пострадавшие требуют возместить не только эти расходы, но и 45 тысяч долларов за неудовлетворение претензий и 5 миллионов долларов морального ущерба.

— Эти цифры для России — фантастика, — говорит президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. — Однако если они проиграют дело в Нагатинском суде, то могут получить деньги через Страсбург.

Сын Марьам уже обратился в Минздрав, горпрокуратуру и суд. В заключении бюро судмедэкспертизы говорится, что последствий “можно было избежать при условии недопущения недостатков в предоперационной подготовке”. Однако Нагатинская прокуратура уже два года отказывает палестинцам в возбуждении уголовного дела по статье “причинение тяжкого вреда здоровью”. В частной беседе прокурор сказал истцам: “Я за десять лет не возбудил ни одного дела против врачей!”

Меж тем посольство Палестины написало обращение в МИД по делу Марьам Абу Салех.

Может быть, московские медики станут зачинщиками дипломатического скандала. Но, как бы то ни было, этот случай должен научить их хотя бы проверять аппаратуру перед операцией.




    Партнеры