Ненавязчивая шизофрения

25 июля 2003 в 00:00, просмотров: 475

Меньше всего нынешняя российская власть похожа на поколение хиппи. Но иногда кажется, что своеобразно понимаемый лозунг начала 70-х: “Пусть растут все цветы” — в Кремле популярен как никогда. Понятно, что проблемы приходится решать сложные, и идеального выбора никогда не существует. Но одновременно “инстанция” умудряется предпринимать прямо противоположные действия, и щепки от этих конвульсий могут разлетаться весьма далеко.

Выборы в Башкирии, которые должны состояться в конце года, демонстрируют это особенно ярко. Уже достаточно давно руководство администрации не скрывало, что высшую власть удовлетворит переизбрание Муртазы Рахимова. Если, конечно, Муртаза Губайдулович с большим пониманием отнесется к требованиям центра: поможет немного с выборами “Единой России”, не будет напирать на “суверенитет” и признает главенство федерального законодательства. Учтет пожелания госмонополий, будет аккуратнее платить налоги и т.д. и т.п. Появление нового президента наверняка дестабилизировало бы обстановку в республике.

Позиция эта формулировалась и Волошиным, и его замами и, очевидно, не могла не быть согласована с Президентом РФ. Между тем немало бизнесменов хотели побороться за регион достаточно богатый и совсем “неприватизированный”. Нефть, газ, химия Башкирии еще будут искать своих владельцев. Поэтому в какой-то момент целый пул крупных капиталистов решил поиграть в выборы. Рахимов пошел по осторожному пути и начал договариваться с претендентами еще на берегу. Несколько полуолигархов с дистанции сошли. Но группа, лидером которой принято считать сенатора от Тувы Сергея Пугачева (бывший глава Межпромбанка), на мелкие и крупные уступки соглашаться не стала. Ближайший сподвижник Пугачева Сергей Веремеенко как был, так и остался главным оппонентом Рахимова на выборах.

Где-то месяц назад казалось, что история достигла развязки. Дело в том, что “Газпром” вышел из игры и брат Сергея Веремеенко, Александр, был уволен с поста руководителя “Баштрансгаза”. Как говорили, именно Александр должен был добывать средства на предвыборную кампанию брата. Но он был не просто уволен — против него возбудили уголовное дело по обвинению в хищении денег.

Ясно, что газпромовские начальники, подписывая протокол о намерениях с Рахимовым и увольняя Веремеенко-старшего, наверняка проконсультировались с Кремлем. Причем не с кем-нибудь, а с “неформальным” шефом газовой монополии, которым давно является президент Путин (является с того момента, как назначил в компанию А.Миллера и должен делать за него часть работы). Все казалось ясным, простым и логичным. Власть приняла решение, пресловутая вертикаль сработала как полагается, и тандем Пугачев—Веремеенко выходит из игры.

Но не тут-то было. Выяснилось, что у противников Рахимова есть не менее мощные связи все за той же кремлевской стенкой. Веремеенко-старший был тут же назначен руководителем башкирского управления Министерства по налогам и сборам. С уголовным делом против него обошлись еще круче. 19 июня в Башкирию приехала проверка из МВД России, дело упорхнуло в Москву. 20-го его возбуждение было признано обоснованным, и никаких нарушений не выявлено. Оно вернулось обратно в Башкирию. Однако 24 июня приходит телеграмма о том, что это дело опять надо отправить в следственный комитет МВД, но уже к другому начальнику. После этого оно лежит без движения две недели. А 14 июля дело принимается к расследованию новым старшим следователем по особо важным делам и в тот же день закрывается.

Можно, конечно, предположить, что все эти моментальные назначения и закрытия дел — случайность или последствие беспорядка в следственном комитете МВД. Но очень вероятно, что из “инстанции” в Министерство внутренних дел пришло строгое указание: “Оборотись-ка, сынку!” Давать такие указания, естественно, могут только те люди, которым поручено курировать силовые структуры.

Возникает идиотическая ситуация, когда одна вертикаль власти должна передавать вниз прямо противоположные указания. Насколько известно “МК”, на прошлой неделе Рахимов был принят Путиным. По результатам этой встречи, как говорят, президент потребовал объяснений от министра по налогам и сборам Геннадия Букаева, которого тоже считают близким к силовикам. То есть глава государства достаточно четко сформулировал свою волю. Однако никаких принципиальных изменений не происходит. Предположить, что Виктор Петрович Иванов, который отвечает за кадровые назначения в государстве, действует совсем без оглядки на своего главного начальника — хоть и возможно, но трудно. Но тогда это означает, что одновременно с самого верха идут прямо противоположные сигналы.

Остается только повторить, что положение в стране сложное и идеальных вариантов нет. Рахимов фигура не простая и не самая однозначная, но в его сохранении есть много политической целесообразности - можно избежать непридвиденных трудностей. Возможно, “напрягать” сразу всех участников процесса — фирменный стиль высшей власти. Может быть, это и эффективно. Но, может быть, и нет. Все-таки раздвоение личности — один из признаков шизофрении.




    Партнеры