От ига до дефолта и дальше

26 июля 2003 в 00:00, просмотров: 777

Почти за шесть с половиной веков своего существования Кашира повидала многое — от татаро-монгольского нашествия до банкротства всей коммунальной сферы района. И со всеми напастями худо-бедно справилась. Сегодня каширяне отмечают День города, а в праздник, как известно, можно поговорить не только о проблемах. Тем более городу и району есть чем гордиться. Тут тебе и первая советская ГРЭС, и самая большая грибница-шампиньонница, и крупнейшее во всей Европе производство гофрированного картона... О буднях Каширского района корреспонденту “МК” рассказывает глава этого муниципального образования Евгений ПУЗРЯКОВ.


— Евгений Филиппович, с какими обещаниями вы шли на выборы в 1999 году?

— Каширу я помню и в период расцвета, когда строились новые блоки Каширской ГРЭС, в городе шло мощное жилищное строительство, и в период упадка, когда многие предприятия в конце 80-х — начале 90-х разваливались. Я шел на выборы с единственной целью — вывести район из того тупика, в котором он, как и многие города и районы, оказался.

Задача была вернуть жизнь в нормальное русло. Чтобы люди работали, не было проблем с трудоустройством, с зарплатой. Ничего сверхъестественного мы не сулили. Говорили: если победим, будем свою работу строить на принципах социальной защищенности граждан.

Из конкретных вопросов обещали решить проблему с автобусным сообщением, с дорогами. Кашира ведь сильно вытянута вдоль Оки, городской автобусный маршрут у нас — 15 км. Поэтому вся жизнь горожан сильно завязана на общественный транспорт. А в то время автобусы, случалось, не ходили часами. Постоянно ломались из-за качества дорог...

ИЗ ДОСЬЕ “МК”. Евгений Филиппович Пузряков родился 20 декабря 1941 года в Кашире. После окончания школы служил в армии на Дальнем Востоке в войсках космической связи. Окончил энергетический техникум. Затем 35 лет отработал в районном подразделении “Мосэнерго”: электромонтер, диспетчер предприятия, начальник оперативно-диспетчерской службы, заместитель директора, директор. Прошел переподготовку по менеджменту в энергетике, стажировался в Германии. В 1999 году был избран главой Каширского района. Женат, двое детей, три внука.

— Анализируете, что получилось, а что — не особо?

— Если попытаться оценить в цифрах, думаю, процентов на 80 мы свои задумки реализовали. Главное достижение района — он из дефицитных стал профицитным. Мы сами себя полностью обеспечиваем, не нуждаемся в дотациях. В 1999 году район собирал в консолидированный бюджет всех уровней 324 млн. рублей. Сейчас вся налоговая база составляет миллиард 100 млн. рублей. То есть мы в 3,5 раза ее увеличили. Доходная часть районного бюджета выросла со 190 млн. до 530. Цифры говорят о том, что нам удалось реанимировать свою промышленность.

Сегодня автобусы ходят строго по графику, интервал движения — 10 минут. Привели в порядок городские дороги: асфальт, разметка, чистота... Добились того, что нет задержек зарплаты в бюджетной сфере. Благоустраиваем город. Сделали, например, хорошую освещенную дорогу к платформе Тесна. Еще одним достижением считаю то, что жители могут легко попасть на прием к любому чиновнику администрации, в том числе и к главе района.

— Кто в основном наполняет районный бюджет?

— В первую очередь — РАО “ЕЭС России”. Кашира — город энергетиков, родина первой советской ГРЭС. Электростанция до сих пор остается главным градообразующим предприятием. Другие “бюджетонаполнители” — завод “Гофрон”, Московская железная дорога, алюминиевый завод, еще 5—6 крупных промышленных предприятий. Плюс малый бизнес: завод по изготовлению труб в полиуретановой изоляции, российско-польская мебельная фабрика, завод по ремонту импортной газодобывающей техники, американский завод по производству чипсов “Лэйс”. Всего на долю промышленности приходится 80% доходной части бюджета.

— А в народе бытует стереотип, что Каширский район — сугубо аграрный...

— Как видите, не совсем так. В районе 8 крупных агрохозяйств. Специализация — молочное животноводство, картофель, овощеводство, птицеводство и грибоводство. Наш грибной комплекс — один из крупнейших в центральной Европе. Во многих московских ресторанах шампиньоны — каширские.

Птицеводство у нас сейчас в одних руках. Предприятие со 100-процентным иностранным — арабским — капиталом выкупило Каширскую птицефабрику, потом купило еще одно хозяйство. Сейчас успешно работает. Пока производят только яйцо, а с сентября начнется производство бройлеров.

— Ваш район был пионером по внедрению голландской технологии в выращивании картофеля...

— Еще в конце 80-х был договор между областным правительством и голландской фирмой. Голландцы проехали по Подмосковью, посмотрели и выбрали Каширский район. Начали тогда с пробного участка в 100 га. Технология у них отработана жестко: все процессы — подкормка, полив, обработка гербицидами и т.д. — занесены в компьютер. Агроном знает: сегодня нужно поливать, завтра — обрабатывать от жука, послезавтра — рыхлить. И все это строго соблюдается. В результате они собирают 400 центнеров с гектара, а мы — 100—120.

— А как наши крестьяне отнеслись к новым требованиям, не роптали?

— В тот момент — нет. Вот когда голландцы два года назад приехали в район как инвесторы — тогда было. Они же первым делом избавились от пьяниц и “несунов”. Естественно, были недовольные. Но зато остальные люди подтянулись, стали работать лучше. А фирма со своей стороны обеспечивает неплохую зарплату. Сегодня голландцы в Богатищеве не только выращивают картошку, но и сами производят из нее замороженные полуфабрикаты — картофель фри.

— Судя по всему, вы целенаправленно привлекаете в район иностранный капитал: голландцы, арабы, поляки, американцы...

— Благосостояние района можно поднять только в том случае, если оживим производство. Без инвестиций это невозможно. Мы зазывали к себе инвесторов всеми силами: предлагали льготные условия, использовали всевозможные связи. Приняли в районе программу по льготному налогообложению инвестиционных проектов. Сегодня нет такого, чтобы инвестор ходил по коридорам, и его все футболили.

Понемногу лед тронулся, появились первые проекты. Теперь инвесторы потянулись сами: земля, как говорится, слухом полнится. Они видят прекрасное отношение к себе. Знают, что здесь не обременяют поборами. Мы уже начинаем отбирать, с кем работать, а кому отказать.

Иногда идут жулики. Приносят прекрасный бизнес-план и просят продать землю. Спрашиваем: зачем? Начинаем проверять — оказывается, хотят купить землю с целью перепродажи. Таких, с позволения сказать, “инвесторов” отсекаем. Кого-то не берем, потому что не хотим портить экологию. Каширский район должен оставаться чистым и зеленым.

— Вы сказали, что к вам каждый может легко попасть на прием. С какими вопросами приходили люди в последний раз?

— Основная проблема — жилищный вопрос. Далее — благоустройство, виды на жительство, работа ЖКХ.

— Строительный бизнес до вашего отдаленного района еще не добрался?

— Строили мы плохо. В прошлом году ввели 120-квартирный муниципальный дом, и еще один дом построила Каширская ГРЭС. Очередников на улучшение жилищных условий в районе — более 1000 человек. Решить квартирный вопрос можно только за счет коммерческих проектов многоэтажной застройки. Сегодня в Кашире начинают реализовываться два таких проекта. Одна компания построит 4 дома, другая — 5.

— На каких условиях?

— Они сами решают вопросы инженерных сетей и 10% квартир отдают району.

— А как в районе с работой? Много ли людей ездит на заработки в Москву?

— У нас везде нужны рабочие руки. В ЖКХ требуются работники всех профессий, на заводы уже требуются люди. В Москву ездят в основном молодые, работающие в охранных фирмах. Наверное, тысячи полторы в день в столицу выезжает.

В районе сейчас средняя зарплата в промышленности — 7,5 тысячи рублей, в сельском хозяйстве — 3,3, у бюджетников — 2,5… А, скажем, на ГРЭС — около 12.

— Каширский район “прославился” банкротством всего районного ЖКХ. Что это была за история?

— В тот момент, когда я стал главой района, МУП “ЖКХ”, в чье ведение входила вся “коммуналка” района, имело долг в 164 млн. рублей. Долг был неподъемный. Он образовался в 1996—1999 гг. из-за недофинансирования и неплатежей, район был дефицитный.

К 2001 году задолженность “Мосэнерго” мы снизили до 76 миллионов. Но тут по инициативе кредиторов была начата процедура банкротства МУП “ЖКХ”. На предприятии ввели внешнее управление.

Очень быстро мы поняли, что цель внешнего управляющего — не финансовое оздоровление, а растаскивание коммунальных служб. Два года воевали с внешним управлением, пока наконец в мае этого года процедуру банкротства не остановили.

Сегодня ЖКХ нормально функционирует и развивается. Бюджет признал долг МУП “ЖКХ” своим долгом. С большинством кредиторов мы уже расплатились. Осталось всего 30 миллионов с рассрочкой на полтора года. Теперь наша “кредиторка” такая же, как в любом другом муниципальном образовании. По существу, за 3,5 года район выведен из финансового дефолта.

— Любой муниципальный бюджет не резиновый. Отдавая долги, вам наверняка пришлось чем-то пожертвовать?

— Мы никому “пояса не затягивали”. Наша ставка на оживление производства принесла результат: в 2001 году мы получили 200 млн. дополнительных доходов. На эти деньги построили новую котельную, 56 миллионов отдали “Мосэнерго”, 12 — банкам за кредиты. Провели благоустройство, отремонтировали внутриквартальные дороги, начали дома красить. Вложили большие деньги в молодежную политику, в культуру, в медицину. За все время мы ни разу не брали серьезных кредитов. Все делается за счет своих дополнительных доходов. А эти доходы — за счет открытия новых предприятий и восстановления старых.

И второе — жесткая налоговая политика. Сегодня в районе нет ни “своих”, ни “чужих”. Все равны — как в бане. И все обязаны платить налоги. Если видим, что какое-то предприятие по налогам начинает “шататься”, вызываем руководителя на специальную комиссию по налогам. Видим, дело нечисто, — предлагаем добровольно погасить задолженность. Если этого не происходит, посылаем налоговую инспекцию. И все возвращается в бюджет. Мы должны уважать друг друга. Заработал — заплати.

— С чем вы связываете будущее района?

— Промышленность была, есть и будет основой экономики. Но мы думаем не только о производстве. У нас утверждена программа развития потребительского рынка и дорожного сервиса. Хотим использовать две федеральные автодороги, проходящие через Каширский район. Есть планы построить здесь крупный оптовый торговый центр.

Приняли программу туризма. Разумеется, надо хорошо поработать, чтобы сделать город туристическим центром. Привести в порядок здания, представляющие историческую ценность. А у нас есть что показать. Кашира — старинный город. Для меня, например, красивей и уютней старой части города ничего не существует.




Партнеры