Люди гораздо лучше,

29 июля 2003 в 00:00, просмотров: 186

Днем в пятницу суд вынес приговор Буданову — 10 лет строгого режима.

Вечером телеканал ТВЦ задал зрителям вопрос: “Какой приговор вынесли бы вы?” И предложил варианты: 10 лет; пожизненно; оправдать.

Результаты шокировали даже ведущего. За 10 лет — 333 голоса, за “пожизненно” — 1370, за “оправдать” — 16700.

Из тех, кто смотрел, многие вздрогнули. Что же это за народ, который почти поголовно оправдывает убийцу и насильника? Где мы живем? И если в Москве 90 процентов его оправдывают, то в Краснодарском крае, наверное, все 120%.

Какой важный сигнал Кремлю: сажать в тюрьму русского полковника за убийство чеченки — крайне вредно для рейтинга власти.

Какой бодрящий сигнал для военных: народ любит свою армию, что бы она ни вытворяла. Все поймет, все простит.


...А почему же вздрогнули люди у телевизоров?

Вздрогнули те, кто внезапно обнаружил себя в ничтожном меньшинстве. Люди, которые считали приговор справедливым, увидели, что их меньше двух процентов. Это для нормального человека невыносимо. Потому что нормальные — это “все”. А если ты в числе двух процентов — значит, ненормальный. Да вдобавок, ты “против народа”. И вот, значит, каков этот народ.

Эти выводы верны лишь на первый взгляд. На деле они ошибочны и опасны. Особенно опасны именно потому, что их сделают военачальники, власть, фашисты... А еще опаснее потому, что простые люди, испугавшись, будто отстали от жизни, начнут перестраивать себя. Чтобы быть как все.

(Это печальное последствие противоестественного сожительства граждан с телевизором. Если перед выборами показать по ТВ, что 90 процентов за “Единство”, — многие пошатнутся. Кому же охота быть в числе проигравших, быть в меньшинстве?)

Телевизионный опрос. Никто из моих знакомых (а их число и разнообразие огромны) никогда не звонит “в телеэфир”. Значит, звонят какие-то особенные люди. У них очень много свободного времени. И тратят они его не на книги, не на детей и внуков, не на покупки, готовку, стирку, кино, вино и домино, а на упорное дозванивание.

Опрос после приговора. Кто же звонил, продираясь как одержимый, сквозь бесконечное “занято”? Конечно, те, кто был возмущен приговором.

Люди, которые считали, что Буданов получил по заслугам, — чего им было звонить? Их удовлетворил приговор. Удовлетворенное состояние — состояние лени, толкает на диван, а не на скандал.

Некоторые сочли, что Буданову дали мало. Скорее всего, это московские чеченцы и правозащитники. У них был некоторый стимул, чтобы звонить и — после приговора! — требовать пожизненного заключения.

А вот у тех, кто считал, что Буданова надо отпустить, — стимул для звонков был огромный. Эти люди были возмущены. Эти люди были в ярости от приговора. Это как раз то состояние, в котором и можно дозвониться. И они дозвонились.

Судить по ним обо всем народе нельзя. Если в театре или в самолете скандалит человек, чье место кем-то занято, то было бы очень несправедливо судить по этому скандалисту обо всех зрителях, обо всех пассажирах.

Если бы суд оправдал Буданова, возмутились бы те, кто считает, что преступник должен сидеть в тюрьме. И результаты опроса были бы совсем иными.

Если бы опрос произошел до приговора — тогда из результатов еще можно было бы делать выводы. Шаткие выводы, учитывая упомянутую особенность тех, кто звонит.

* * *

...Людей, оправдывающих Буданова, очень много. Их не 90 процентов, но много. Может быть, половина населения страны.

Они, как поклонники Ленина—Сталина, либо не верят в концлагеря и репрессии, либо считают, что эти репрессии были справедливы.

Люди искренне говорят о Буданове: “Не верю, что он мог это сделать!” Люди не верят суду, свидетелям, адвокатам, прокурорам, экспертам. “Не мог русский полковник изнасиловать и убить чеченскую девушку. Он убил снайпершу, он мстил за погибших солдат, и правильно сделал. Но он ее не насиловал”.

Что могут и чего не могут полковники — это вопрос пустой.

На Дальнем Востоке полковник (милиции) ударил женщину с ребенком на руках кулаком в лицо. Не чеченку, не снайпершу, не мстя за погибших соратников.

Удар сто раз показали по ТВ. И только это привело к тому, что полковника уволили. А он сначала молчал, потом утверждал, что ничего не было, потом — что она сама на него напала, ударила, хотела ударить...

Не будь видеозаписи — не было бы увольнения. Видеозаписи, как Буданов насилует чеченку, нет. Все другие доказательства есть: патологоанатомическая экспертиза, показания солдат...

Но и телесъемка не всегда помогает. Человек, до ужаса похожий на Генерального прокурора и такой же картавый, кувыркался с девицами и просил называть себя Юрой. А Генеральный прокурор Юрий Скуратов сначала признался, покаялся, написал заявление об отставке, а потом одумался и настолько ощутил себя героем, что пошел баллотироваться в Президенты России.

Это к тому, на что способны люди. Очень многие способны на все.

Не верите обвинителям — почитайте, что написал сам Буданов на второй день после преступления.

“Военному прокурору Северо-Кавказского военного округа.

Явка с повинной.

Я, Буданов Юрий Дмитриевич, хочу чистосердечно раскаяться в содеянном и сообщить следующее: 26 марта 2000 г. в 23.50 я вызвал свой экипаж БМП и приказал им ехать вместе со мной в Танги Чу... В доме находились две девушки и два парня-подростка. На вопрос, где родители, старшая девушка ответила, что не знает. Тогда я приказал завернуть в покрывало старшую девушку и отнести в машину. Затем привезли ее в расположение полка. Подчиненным приказал находиться на улице. Мне было известно, что ее мать является снайпершей. Оставшись вдвоем, я спросил у нее, где находится ее мать. Она начала кричать, кусаться и вырываться. Мне пришлось применить силу. Завязалась борьба, в результате которой я порвал на ней кофту и бюстгальтер. Я сказал, чтобы она успокоилась. Но она продолжала кричать и вырываться, тогда мне пришлось повалить ее на топчан и начать душить. Душил я ее за горло... Нижнюю часть одежды я с нее не снимал... Я вызвал экипаж, приказал завернуть в покрывало, вывезти в лесопосадку и похоронить. Экипаж все сделал. К протоколу явки с повинной прилагаю схему... Я просто хотел выяснить место нахождения ее родителей.

28.03.2000. Буданов”.

И на всех последующих допросах он говорил, что хотел узнать у девушки, где ее мать-снайперша. Только через полгода, когда у него появился адвокат, он стал утверждать, что “захватил снайпершу”.

Просидев год в предварительном заключении, он все еще сознавал свою вину. Он просил не сравнивать его с Трактористом (кличка боевика, расстреливавшего русских солдат). Но при этом сам сравнивал себя с ним:

“Тракторист хоть, по крайней мере, свою Родину защищал, а я — непонятно что”.

С какой горечью он это говорит, показывали федеральные телеканалы 19 марта 2001 года.

Спустя три с лишним года после убийства он назвал себя защитником Родины.



* * *

Согласиться с приговором людям трудно. Он прозвучал не после убийства чеченской девушки, а после Дубровки, после взрывов в Тушине, после того, как все увидели, на что некоторые из этих девушек способны.

Быть может, Буданов задушил будущую шахидку?

Хорошо бы убить всех будущих врагов во младенчестве, пока они еще не в силах сопротивляться. И в прошлом такая практика была в большом ходу. Вырезали население сплошь, особенно мальчиков...

...Приговор, безусловно, полезный.

Теоретически он полезен нам всем. Кто знает, сколько сотен шахидок появилось бы, если бы Буданова оправдали. Ведь на смерть их толкает полная невозможность добиться справедливости иным путем.

Практически этот приговор очень полезен Кадырову. Кремлевскому ставленнику, накануне выборов президента Чечни, очень выгодно, что российское правосудие осудило Буданова.

Сколько еще выгод сулит этот процесс?

К осени осудили ради выборов чеченского президента. К весне — помилуют ради выборов русского.






Партнеры