Адвокат “тюремного романа”

29 июля 2003 в 00:00, просмотров: 2677

— Я специально съехала с квартиры, чтобы никто не нашел. Меня измучили звонками, вопросами. Звонят все кому не лень. И спрашивают одно и то же: почему влюбилась в Мадуева и как могла решиться подбросить ему пистолет? Вспоминать эту историю мне очень тяжело, устала... — вздыхает Наталья Воронцова и в ответ на просьбу прокомментировать свое сегодняшнее поле деятельности добавляет: — Ну да, я занялась частной адвокатской практикой. Защищаю в основном мелких воришек и коррупционеров. Недавно вот пришлось быть адвокатом у работников собеса, обвиняемых во взятках.


Историю преступной любви, которая случилась почти 13 лет назад в Петербурге, а впоследствии легла в основу фильма “Тюремный роман”, многие хорошо помнят. Парадоксальные и трогательные отношения между женщиной-следователем и подследственным — безжалостным убийцей Сергеем Мадуевым, на счету которого было несколько трупов, грабежей и разбоев, потрясала своим финалом.

Напомним, единственная женщина — следователь по особо важным делам Генпрокуратуры СССР, делавшая просто головокружительную карьеру, внезапно потеряв разум, подбросила пистолет своему возлюбленному. Побег не удался по роковому стечению обстоятельств. Был убит охранник, а Мадуев, приговоренный к высшей мере наказания, пока шло новое следствие, попал под мораторий об отмене смертной казни. Воронцовой дали семь лет. А вскоре на всю Россию прогремел фильм “Тюремный роман”.

— Да не любила я его! — злится Наталья. — Десять у него было преступлений, а еще десять с лишним повесили на него — не смогла я с этим смириться!

Быть может, и жалость была причиной возникновения отношений между следователем и подследственным, но...

— Есть у нас видеопленка, на которой зафиксированы близкие отношения между Натальей Воронцовой и Сергеем Мадуевым уже после попытки побега, — говорит полковник КГБ Владимир Георгиев, — и вообще все доказательства этой связи. Ясно одно: любила она его!

Отмотав пять лет в женской колонии под Питером, Наталья Воронцова вернулась к своим родителям на Украину. Скорее всего, к этому времени ее любовь к рецидивисту уже сгорела. С его же стороны ее и не было вовсе. Три года назад, практически накануне своей смерти от сахарного диабета, Мадуев в колонии под Оренбургом (там он отбывал пожизненное заключение) признался нашему журналисту: “Я никогда ее не любил, просто использовал, и мне ее жаль как женщину. Она меня? Да, конечно, любила...”

Но женское счастье все-таки улыбнулось Наталье: в Житомире она встретила свою судьбу, молодого человека, на семнадцать лет моложе ее, и вышла замуж. Но ее главная мечта — вернуться к любимой работе — осталась неосуществленной: в прокуратуру вход ей был закрыт навсегда.

Тем не менее Наталья Воронцова нашла выход из положения: она стала адвокатом. В основном по уголовным делам.

— Я очень скучаю по своей прежней работе, — призналась корреспонденту “МК” Воронцова. — Стала вот адвокатом, а что делать?! С работой в Житомире очень тяжело. Чтобы хоть как-то быть ближе к любимому делу (ведь я отдала прокуратуре полжизни!), сначала устроилась в фирму юрисконсультом, но платили очень мало. Мне работа не очень нравится, но деньги нужны. Хотя несмотря на то, что я уже заработала себе имя на этом поприще, платят копейки...

Несколько месяцев назад Наташа с мужем была вынуждена поменять квартиру.

— Так я решила спрятаться от своего прошлого, — вздыхает Воронцова. — Чтобы поставить точку, решила написать о себе и Мадуеве книгу. Расскажу, как все было на самом деле. Назову “Истина о “Тюремном романе”. Муж помогает советами. А вот мама — категорически против: мол, не стоит ворошить прошлое.

Еще Наталья Воронцова мечтает, как только закончится ремонт в их новой квартире и немного подкопится денег, родить ребенка и забыться в приятных материнских заботах.

— Поздновато, конечно, для первенца, ведь мне уже 48 лет! — вздыхает Наташа. — Но все-таки хочу рискнуть. Ради мужа. Ведь мы друг в друге души не чаем. И дети для нормальной семьи — необходимость... Главное, что я благодаря моему Николаю после всего случившегося со мной в Питере опять начала верить людям.

Девять лет назад, отбывая срок в колонии, Наталья Воронцова в одном из своих писем написала:

“Когда-то я сказала, что никому не верю. Вот это и есть истина, которую я постигла, прожив почти 40 лет. Да, нужно было случиться такому “событию” в моей жизни, чтобы разувериться во всем и во всех. Хочу, чтобы меня оставили в покое. Кому нужна истина по этому делу?! Никому! Нужна лишь сенсация. Сейчас, когда начался суд над ним (имеется в виду Мадуев. — Прим. авт.), везде говорится не о нем, а о том, что именно я ему принесла оружие. Я чувствую, что конец для него будет один. Жутко...”

Конец в этой истории, похоже, хоть для Натальи ожидается счастливым.




Партнеры