Жертва мирового капитализма

30 июля 2003 в 00:00, просмотров: 582

Завтра в московский прокат выйдет один из фаворитов прошлого Венецианского кинофестиваля, картина Стивена Фрирза “Грязные прелести” — фильм о непростой жизни нелегальных эмигрантов в лондонских трущобах. И хоть ни одной награды ему не досталось, критики не смогли обойти его своим вниманием. Почему? Потому что Фрирзу, британцу по происхождению, удается сочетать в своих фильмах британскую сумрачность и голливудское звездное сияние. Его американские картины — “Опасные связи” с Мишель Пфайфер и Джоном Малковичем, “Мэри Рейли” с Джулией Робертс и “Случайный герой” с Дастином Хофманом — нравятся зрителям. Британские — “Моя милая прачка” и “Навострите ваши ушки” — критикам.

Перед российской премьерой корр. “МК” связался со Стивеном Фрирзом по телефону и задал ему несколько вопросов.


— Стивен, почему вы выбрали тему нелегальных эмигрантов?

— Это интересная и одновременно серьезная тема. Там много страсти, много юмора. И к тому же она сейчас очень актуальна.

— Вы считаете, что можно раскрыть такую сложную тему, не испытав нечто подобное на себе?

— Отличный вопрос! И вы абсолютны правы. Мне кажется, здесь нужно быть очень внимательным. Нужно уметь слушать людей и использовать свое воображение. И тогда все получится.

— Почему у вас такой интернациональный актерский состав?

— Мне был очень важен именно этот момент: я не хотел снимать британских актеров. Я хотел, чтобы актеры и в жизни, и на экране выглядели потерянными в Англии. Я начал искать. Нашел Одри Тоту — услышал о ней от кого-то и пригласил на пробы. По-моему, она отлично справилась с задачей. С Серхи Лопесом была та же самая история: кто-то мне рассказал о нем, и мне захотелось с ним встретиться. И здесь я тоже не ошибся.

— Я знаю, что у них были проблемы с английским...

— Да, огромные проблемы! Особенно сложно им было играть на английском. Но они замечательные люди и прекрасные актеры, поэтому справились с задачей.

— У вас большой опыт в кино — вы отмечаете молодые таланты?

— Пожалуй, нет. Сейчас в Англии очень много талантливых молодых людей, но им нужно время для того, чтобы раскрыться.

— Вы снимаете и в Великобритании, и в США. Почему?

— Меня приглашают в США, и я с удовольствием снимаю там. Это безумно интересно, там огромные возможности для меня как для режиссера. Американская киноиндустрия очень сильно отличается от британской. Главное — в деньгах. Там огромные суммы выделяются на картину. В Англии, к сожалению, все иначе устроено.

— Но во всем мире американское кино обвиняют в том, что оно заполонило кинозалы...

— Да, и при этом зрители смотрят это кино и любят, и ничто их не остановит. А говорить можно что угодно.

— А какой ваш фильм характеризует вас больше всего как режиссера?

— Вы знаете, я не могу ответить на этот вопрос точно. Я такой, какой есть на самом деле, в каждом моем фильме. И в каждый новый свой фильм я стараюсь максимально вложить себя.

— А любимый фильм есть?

— Я думаю, тот, который больше всего нравится зрителям, — “Опасные связи”. И мне он нравится тоже.

— Вы собирались снимать картину с Кэтрин Зета-Джонс и Майклом Дугласом...

— О нет, этот проект уже отменился. В этом виноват мировой капитализм. (Смеется.)

— Правда, что вы хотели бы снять фильм об Элвисе Пресли?

— Да! С удовольствием, мне очень нравится Элвис! Я любил его всю свою жизнь. И сейчас пишется такой сценарий. Он обязательно будет очень хорошим!

— В интервью вы как-то сказали, что фильм о высшем обществе будет неинтересен зрителям...

— Да, совершенно верно. Я говорил о британском высшем обществе. Это очень скучные, очень консервативные люди — кому они интересны?!

— А сложно задеть консервативных британцев?

— Да нет. Вы знаете, я ведь тоже очень консервативен. Но мы так же сентиментальны, как весь мир. А сентиментальных людей очень легко пронять.

— Ваш последний фильм вызвал самые разные мнения. Как вы относитесь к критике?

— Да я ее больше не читаю! Знаете, у критиков в головах какая-то мешанина. Они говорят о том, что им интересно, а не о том, что интересно зрителям.

— Важно, чтобы фильм увидели на фестивале?

— Думаю, да, ведь это тоже зрители. А чем больше зрителей у картины, тем лучше. А в России есть фестивали?

— Да, конечно, и пару лет назад ваш фильм показали на одном из таких.

— Правда? Это здорово!

— На фестивалях очень часто показывают фильмы, которые можно назвать новаторскими. Как вы относитесь к экспериментам в кино? Например, к фильмам Майка Фиггиса?

— Фиггис? Да, он очень хорош. И все эти эксперименты очень интересны. Но вы знаете, все это уже было. Первым новатором был ваш Дзига Вертов. Так что все эти эксперименты не так новы. Но ведь зрителям все равно нужны истории, а все они уже рассказаны. И ничто не изменится — ведь мир очень консервативен, очень.




    Партнеры