Визит господина Би

30 июля 2003 в 00:00, просмотров: 246

Во вторник Москву почтил кратким визитом премьер Италии Сильвио Берлускони — самая яркая, если не сказать скандальная, фигура в европейской политике. Однако Берлускони едва ли не самый близкий “зарубежный” друг Владимира Путина. Что связывает российского президента и эксцентричного итальянского олигарха?


Премьер-министра Италии Сильвио Берлускони называют по-разному. У себя дома его окрестили Кавальере за ослепительную улыбку и безупречные двубортные пиджаки. А у нас в Кремле его называют господин Би. Правда, не все, а только дочери российского президента — Маша и Катя. В этом признался сам Владимир Владимирович на одной из встреч с итальянским коллегой, передавая ему от них привет.


Его дочки отдыхали в прошлом году на вилле Берлускони на Сардинии, куда приезжал и сам итальянский премьер, который их буквально очаровал. Однако сейчас Берлускони посетил Москву, конечно, не как дочкин друг и даже не просто как итальянский премьер, а еще и в качестве главного европейского начальника — председателя Совета Европы, поскольку с 1 июля Италия председательствует в ЕС.

Итак, кто это к нам пришел? Кавальере появился на свет в 1936 году, как любят подчеркивать его биографы, в простом рабочем квартале Милана. Однако родом Берлускони все-таки не из совсем простой семьи. Его отец служил в банке, а когда юный Сильвио закончил учебу, то бережливый папа дал ему неслабую путевку в жизнь — стартовый капитал в размере 10 миллионов лир. Именно эти лиры и послужили началом его бурной предпринимательской деятельности. На деньги отца он купил под Миланом огромный земельный участок, нашел партнера и начал строить дома. Идея была проста: продавать квартиры еще до начала строительства. И она имела успех. Раздевшись до пояса, Сильвио сам красил сараи на стройплощадке, а потом принимал душ, повязывал галстук и вел переговоры с клиентами. Скоро он уже по-настоящему разбогател.

Ну а там деньги к деньгам. Кавальере скупает телеканалы, издательства, кинокомпании, газеты, становится владельцем популярного футбольного клуба “Милан”. Он не пьет, не курит, работает по 20 часов в сутки. Однако не прочь вкусно закусить. Его любимые блюда — спагетти, красный перец и бифштекс с кровью.

В конце концов Берлускони становится богатейшим в Италии человеком. В списке самых богатых людей мира Берлускони находится на 36-м месте с состоянием свыше 11 миллиардов долларов.

Но и этого Кавальере мало, энергия в нем бьет ключом. Он пускается в большую политику, создает свою партию и в 1994 году, победив на выборах, впервые усаживается в кресло премьер-министра. Еще никогда в Италии, да и в мире, пожалуй, магнат, или, как у нас говорят, олигарх, не оказывался главой правительства.

Но путь на политический Олимп не усыпан розами. Берлускони вскоре загремел под суд по обвинению в даче взяток. И ему пришлось уйти в отставку. Но потом вдруг произошло политическое чудо — в 2001 году отставник с подмоченной репутацией снова стал премьером.

За что же итальянцы опять проголосовали за олигарха, который за последние годы в общей сложности пять раз был под судом? Ответ прост: они сочли, что если уж он сумел заработать миллиарды для себя, то сумеет это сделать и для госказны. А потом с такими деньгами премьеру нет резона воровать и самому брать взятки. Между тем уже буквально накануне вступления Италии в большие европейские начальники над Берлускони нависла новая угроза. Его обвинили в старых грехах — якобы имевшем место в 1986 году подкупе судей при приобретении сети магазинов госкомпании СМЕ. В Европе начался переполох. Как! Подсудимый в кресле председателя Совета Европы! И тут в итальянских парламентариях, больших любителей рукопашных схваток, вдруг заговорила национальная гордость. Они быстренько проштамповали закон, который дает первым лицам государства судебный иммунитет. Эта парламентская прививка избавила Берлускони от преследования со стороны назойливой Фемиды.

* * *

Но вот теперь в Москве господин Би сможет наконец отдохнуть душой. Как это ни странно, но именно самые богатые люди Италии всегда относились к России с особой симпатией. Застрельщиком дружбы был, наверное, еще Джованни Аньелли, владелец автомобильного концерна “ФИАТ”. Он стал первым в Европе, кто решился на строительство крупного завода в СССР — знаменитого ВАЗа в городе на Волге, который потом назвали почему-то в честь итальянского коммуниста Тольятти, который к автомобилям никакого отношения не имел. Сейчас на месте самого богатого итальянца Сильвио Берлускони. И опять — нежности к России. Именно Кавальере выступает самым горячим в Европе лоббистом интеграции России в НАТО, вступления в ВТО и в ЕС. И готов в этом перещеголять даже Петра I, заявив недавно, что для России давно пора открыть в Европу не окно, а дверь.

Владимир Владимирович отвечает ему взаимностью. Отношения с Италией он называет привилегированными, что и подтверждает дочкин визит на Сардинию. Впрочем, горячие личные симпатии итальянского магната-премьера к бывшему офицеру КГБ на посту российского президента — дело все-таки слегка загадочное. Ведь Путин явно не жалует отечественных олигархов. А тем более таких, кто пытается наложить лапу на телеканалы и вообще на СМИ. Но вот миллиардер Берлускони — личный друг. В чем тут дело?

Конечно, известную роль играет личная дружба. Помните, пока изливали взаимно чувства симпатии “друг Борис” и “друг Гельмут”, между Россией и Германией существовал не только экономический мост. Был своего рода личностный союз, скреплявший дипломатическую связку. Но Ельцин и Коль сошли со сцены, и в отношениях двух стран остался чистый прагматизм. Новый личный тандем Путин—Берлускони отчасти восполнил этот, ставший уже привычным личностный элемент в современной российской большой политике. Берлускони среди европейских лидеров — белая ворона. Конечно, как Ельцин, он подшофе оркестром не дирижирует, но своей экстравагантностью не раз шокировал. Совсем недавно дал маху, выступая в Европарламенте. Там его стали остро критиковать за домашние нелады с Фемидой, так темпераментный итальянец не сдержался и посоветовал евродепутату от Германии Мартину Шульцу сняться в фильме о нацистских концлагерях в роли капо. В благородном европейском семействе — новый страшный скандал, и Кавальере пришлось лично просить пардону у канцлера Германии.

В глазах Путина все эти истории вокруг “друга Сильвио” скорее всего лишь улучшают имидж последнего. Сам-то Владимир Владимирович во власть, как известно, тоже пришел не из палаты лордов. И в когорте первых европейских лиц он не всегда чувствует себя уютно. Совсем другое дело — в компании с такой яркой индивидуальностью, как Кавальере, с которым при всей несхожести характеров ему куда легче найти общий язык.

К тому же российско-итальянские нежности на Сардинии и премьеро-президентское братание имеют под собой твердую экономическую и политическую почву. Не зря Берлускони публично тянет Россию в ЕЭС и даже в НАТО. Если Россия — экономические задворки Европы, то Италия — ее черная кухня. И с этой черной кухни мы — так уж вышло — сперли меню экономического развития. Итальянская коза ностра и русская мафия — близнецы-братья; коррупция, дороговизна, нищета, массовая нелегальная эмиграция — там и тут цветут и пахнут. Правда, там пахнет послабее, чем у нас, мы десять с небольшим лет в диком капитализме, а они вот уже полвека в нем и уже почти одомашнились.

Сам Берлускони очень хочет сделать на своей итальянской кухне хороший евроремонт и выбиться в элиту евролидеров. И российский ресурс ему весьма кстати. Наши нефть и газ — чуть ли не основной двигатель экономики Италии. Привлекает итальянцев и громадный и быстро растущий российский рынок, особенно на фоне переполненной товарами Европы. Словом, для крепнущей дружбы Рим—Москва и успешных госвизитов есть все основания.






Партнеры