Операция “Мин нет”

31 июля 2003 в 00:00, просмотров: 151

— Когда вас поймает милиция, сразу звоните в редакцию. Если, конечно, успеете до того, как начнут бить, — напутствовали нас добрые коллеги...

Наш замысел был коварным: отправиться к трем вокзалам и посмотреть, через сколько времени милиция обратит внимание на подозрительный пакет, оставленный без присмотра. В обычный пакет с ручками мы положили коробку с тапками и приехали на Ярославский вокзал. Место выбрали с умыслом: под носом у стражей порядка, у стены вокзального отделения милиции, в поле зрения видеокамеры, в двух шагах от постового с автоматом. Мы почти что не сомневались: “срисуют” через 30 секунд, не успеем даже подать сигнал бедствия...

12.07. Пакет ставим на землю и мелкими перебежками отходим в сторону. Дескать, мы его просто забыли.

12.12. Ничего не происходит.

— Я бы уже был на канадской границе, — мечтательно говорит мой напарник, талантливо вживаясь в роль террориста. — А вас всех за это время разметало бы на кусочки...

12.20. Ни постовой, ни пассажиры на наш пакет внимания не обращают. Возмущенный разгильдяйством милиции и сограждан, коллега идет разговаривать с пассажирами, которые сидят рядом с бесхозным пакетом и не обращают на это никакого внимания. Подходим к ближайшим к “бомбе”. Оказывается, те в Москве проездом. Отдыхали на юге. Сами из Воркуты.

— На милицию полагаться? Не, доверять можно только самому себе.

— Так чего ж вы, такие подозрительные, рядом с чужой сумкой просидели десять минут?! На самом деле вы уже условные покойники!..

— Ну ведь за каждой сумкой не уследишь. Тут смотри не смотри, а если судьба, то судьба...

Я в это время отправляюсь общаться с милицией.

Постовой Василий уделяет мне несколько минут. Он любезно объясняет, что если пакет, который меня напугал, валялся бы несколько часов без присмотра — люди непременно пожаловались бы в милицию, и тогда они начали бы работать. А раз сигнала нет, то и пакет не страшный.

— А если люди не обратили внимания?..

— Обратят, не сомневайтесь, — собеседник настроен оптимистично.

— А видеокамеры у вас работают? — не сдаюсь я.

Вася поясняет, что у них “все работает”, вот только злодеи не имеют привычки в поле зрения прибора закладывать взрывчатку.

Я не выдерживаю и чуть было не проваливаю операцию: “А если все-таки прямо под глазком видеокамеры бросят? Как мы, например”. Вася мнется: “Может, она выключена ненадолго?..”

Отчаявшись получить вразумительный ответ хотя бы на один вопрос, я иду пытать всю дежурную часть. Но там меня ждет сюрприз.

— С кем, — спрашиваю на входе, — обсудить, как у вас тут вокзал охраняется?

— Юль, — заглянул в удостоверение дежурный, — видишь ли, сейчас с тобой некому поговорить. Мы тут это... взрывом занимаемся. Попозже зайди.

И прокричал в рацию: “Я сказал, эвакуируйте вокзал!”

Я так и села на ступеньку. Ничего себе! Это что же, наш пакет со скромными тапками наделал такого шухера?! Люди теперь опоздают на поезда, и милиция собьется с ног... А может, с “бомбой” нас кто-то опередил? Тогда хорошо, если она, как и наша, ненастоящая...

12.25. “Уважаемые пассажиры, — оживает динамик на вокзале. — По техническим причинам закрываются кассовый зал и зал вокзала. Просим всех выйти из помещений на улицу”.

Людей быстро выводят, палаточников разгоняют, аборигенку-бомжиху эвакуируют на тележке носильщиков, вокруг здания натягивают красную ограничительную ленточку...

— Да у нас это часто бывает, — добродушно улыбается продавец шаурмы Максим, — обычно, правда, по выходным и чаще вечером — с шести до двенадцати. А чего, тебе страшно? Так ты со мной рядышком стой...

Возле палатки так вкусно пахнет едой, что думать о нашпигованных осколками телах и оторванных руках и ногах совсем не хочется...

Возможно, именно поэтому милиционер Саша, дежурящий на выходе из зала, флегматично сообщает: “Я тут пятый месяц работаю — это уже черт знает какая по счету тревога. Сейчас спецы приедут, обследуют все и опять запустят...”

12.55. Из здания вокзала выходит кинолог с ротвейлером. “Сейчас ко мне направятся!” — коленки вдруг ощутимо начинают дрожать. Зато остальные, невинные пассажиры облегченно вздыхают: “Видно, ничего не нашли”. Пес, как мне показалось, нащупывает меня в толпе и на секунду задерживает взгляд. Но кинолог проходит мимо.

Наконец в 12.50 по громкоговорителю сообщают: “Работники кассового зала могут занять рабочие места!” И кассирши отправляются на работу. Через пять минут вокзал открывают для всех. Сигнал на этот раз оказывается ложным. Милиционеры скрипят зубами: “Вчера, во вторник, трижды нас минировали, сегодня вот опять одни анонимные звонки. А тут еще дураки всякие то и дело пакеты оставляют!”

Самое любопытное, что большинство пассажиров весть о возможном взрыве восприняли спокойно. Ну еще одна бомба, делов-то. Главное — на поезд не опоздать.

Уже по приезде в редакцию мы узнали, что вокзал эвакуировали действительно из-за анонимного звонка о заложенной бомбе. А наш пакет с фиктивной бомбой так никого и не заинтересовал. Что, если бы она была настоящая?



Партнеры