“В деле отказать!”

31 июля 2003 в 00:00, просмотров: 198

Джеймс Бонд говорил: если событие происходит один раз — это случайность. Если повторяется дважды — совпадение. Ну а если случается в третий раз — чей-то злой умысел. Случай с арестом главы МЕНАТЕПа Платона Лебедева, который уже месяц сидит за решеткой, — из этой же серии. По странному стечению обстоятельств практически одновременно против крупнейшей российской нефтяной компании заводится семь уголовных дел. Здесь и финансовые злоупотребления, и хищения, и даже чистая уголовщина.

Складывается впечатление, что все российские сыщики, бросив свои дела, переключили внимание на нефтяников. Любые жалобы и запросы (или доносы) на ЮКОС сразу же идут в дело. Однако несмотря на все усилия, нужных результатов так и нет. В распоряжение “МК” попали документы, судя по которым уголовное дело начало разваливаться, еще не успев начаться. Об этом свидетельствует активная переписка между премьером Касьяновым, Генеральным прокурором Устиновым и президентом Путиным.

Из грязи в князи

Но обо всем по порядку. Напомним, что 2 июля 2003 года Генпрокуратура задержала председателя Совета директоров МФО “МЕНАТЕП” и генерального директора группы “МЕНАТЕП” (владеющей 60,5% акций ЮКОСа) Платона Лебедева по подозрению в хищении госсобственности. А именно — 20% акций государственного предприятия “Апатит” в Мурманской области аж в 1994 году.

Сегодня предприятие процветает и кажется весьма лакомым куском для инвесторов. Однако десять лет назад дела шли из рук вон плохо. Оборотных средств не было, а основные фонды порядком поизносились. У государства денег на “реанимацию” не было. Решили искать частных инвесторов, и в 1994 году 20-процентный пакет акций комбината, находившийся в федеральной собственности, был продан на инвестиционном конкурсе.

Победителем стало АОЗТ “Волна”. Его гендиректор Андрей Крайнов заключил с Фондом имущества Мурманской области инвестиционное соглашение, в котором указывалось, что инвестор берет на себя все долги и расширяет производственную базу, а также строит родильный дом и даже пивной завод. (Как говорится, бабе — цветы, детям — мороженое.) Предстоящие расходы оценивались в 283 млн. долл. При подписании соглашения “Волна” имела поручительство со стороны КБ “МЕНАТЕП”, которым банк в соответствии с условиями инвестиционного конкурса подтверждал готовность обслуживать инвестора. В то время банком руководил Платон Лебедев. Этим его отношение к данной приватизационной сделке исчерпывается.

Однако одно дело пообещать и совсем другое — жениться. Поняв, что таких расходов ему не потянуть, он решил продать акции более состоятельному инвестору. Который сумел не только реанимировать завод, но и сделать его процветающим.

СПРАВКА “МК”. На сегодня 84,1% акций ОАО “Апатит” принадлежат холдингу “Фосагро Груп”, который и сделал мурманское предприятие процветающим. Сейчас ОАО “Апатит” производит свыше 80% апатитового концентрата в России. В прошлом году выручка комбината составила почти 16 млрд. рублей, а балансовая прибыль перевалила за один миллиард рублей.



Конкурентные войны

Никаких финансовых проблем теперь нет и в помине. Зато появились другие — куда более серьезные. Год назад крупнейший в стране производитель минеральных удобрений — ОАО “Акрон” (Новгородская область) — захотел покупать апатитовый концентрат на более выгодных условиях. И с подачи губернаторов Новгородской и Смоленской областей Прусака и Маслова натравил на “Апатит” Министерство по антимонопольной политике, обратив внимание на “несправедливые” отпускные цены на продукцию. Однако проверка закончилась полным “оправданием”: ничего предосудительного в действиях мурманского предприятия выявлено не было.

Однако “Акрон” не сдавался. На этот раз он, видимо, решил пойти ва-банк и получить блокирующий пакет акций “Апатита”. Сделать это можно было только одним способом: вернув приватизированный в 1994 году пакет акций в пользу государства, а затем — приватизировав его в свою пользу.

Напомним, что договор купли-продажи 20% акций ОАО “Апатит” был расторгнут по иску мурманской прокуратуры в 1998 году, но вернуть акции АОЗТ “Волна” не могло, поскольку к этому времени в его собственности их уже не было. Поэтому Российский фонд федерального имущества потребовал возместить ущерб. Посчитали сумму компенсации и ударили по рукам — в ноябре 2002 года Арбитражный суд г. Москвы утвердил мировое соглашение между “Волной” и РФФИ. Получив деньги, государство потеряло право требовать возврата этих акций — на этот счет было указание в решении Арбитражного суда.

Однако губернатор Новгородской области Михаил Прусак вновь заявил о необходимости вернуть в собственность государства 20% акций “Апатита”. И вместе с губернатором Смоленской области Масловым (на его территории находится одно из дочерних предприятий “Акрона”) начал бомбардировать письмами премьер-министра и Генерального прокурора.

И судя по тому, как развиваются в последнее время события, его настойчивость была вознаграждена. В нужный момент жалоба пришлась как нельзя кстати. И вот уже почти месяц Платона Лебедева держат в следственном изоляторе по подозрению в хищении этих злополучных акций...



Казнить нельзя помиловать

Интересно, что вопрос о возврате в государственную собственность акций “Апатита” всплыл... еще 16 декабря (!) 2002 года. Причем в виде поручения Президента России, а впоследствии и правительства.

Первым от истории открестилось Министерство финансов, которому было поручено провести экспертизу и дать официальное заключение об ущербе, причиненном интересам государства. Однако в начале марта из ведомства Кудрина пришел ответ: дескать, это в компетенции Минимущества или РФФИ, которые по закону должны отстаивать и защищать права и интересы страны. В общем, главное финансовое ведомство страны первым умыло руки.

Зато свое резкое слово сказал РФФИ. Как следует из письма руководителя фонда Владимира Малина, которое он в марте направил премьер-министру Михаилу Касьянову, доводы Генпрокуратуры о том, что “Волна” не имела права распоряжаться акциями “Апатита” и не могла продавать их родственной компании, “полностью не соответствуют законодательству, действовавшему на тот момент”. А значит, “Волна” все сделала по правилам.

Владимир Малин в пух и прах разбил и все остальные обвинения Генпрокуратуры, напомнив Касьянову, что дело это не из разряда уголовных. А самое что ни на есть гражданское. Его еще в ноябре прошлого года РФФИ и “Волна” разрешили мировым соглашением. Тем более что по этой “мировой” покупатели заплатили в госказну сумму, в четыре раза превышающую величину ущерба, которую определило Минэкономики. Впрочем, как написал Малин, государству вообще волноваться нечего: 20 процентов акций судьбу предприятия не решает. В любом случае у государства — контрольный пакет, так называемое право “золотой акции”.

Да и сам Генпрокурор Владимир Устинов еще в апреле нынешнего года (всего лишь три месяца назад) написал в подробном письме Путину, что “оснований для реагирования Генеральной прокуратуры не имеется”, нарушений антимонопольного законодательства не установлено, налоговый режим также не нарушен. “На запрос Генпрокуратуры ФСБ РФ сообщила, что данными об аффилированности ОАО “Апатит” с приобретателями его акций она не располагает, в МВД России таких сведений также нет”, — пишет Устинов дальше в своем письме. То бишь “Апатит”, “Волна” и МЕНАТЕП — не в одной упряжке. Никакой аферы и подставы нет. К тому же ГУБЭП РФ уже трижды занималось глобальными проверками этой сделки и трижды в возбуждении уголовного дела отказывало.

И ровно три месяца спустя Лебедева сажают в тюрьму...

Интересное получается кино. В 2000 году Служба криминальной милиции ГУБЭП МВД России отказала в возбуждении уголовного дела на гендиректора “Волны” Крайнова. Расследование показало отсутствие состава преступления. Получается, что к руководителю предприятия, купившего спорные акции, у правоохранительных органов никаких претензий нет. Зато Лебедева — между прочим, вообще не подписавшего в истории с “Апатитом” ни одного документа, способного служить основанием для уголовного преследования, — прямо с больничной койки отвозят в Лефортово.

Впрочем, чего ждать от Генпрокуратуры, которая в начале недели заявила, что считает высказывания премьера Михаила Касьянова по делу ЮКОСа “давлением на суд”. И фактически призналась, что правосудие в России зависит от того, что думают в коридорах власти. А судя по тому, как развивается ситуация, ни о чем хорошем там не думают.






    Партнеры