Большая игра

2 августа 2003 в 00:00, просмотров: 221

Пока важные люди с важным видом готовят важные законы, пока детские спортивные школы мечутся в поисках спонсоров, пока главный олимпиец страны говорит, что “спортсмены — цветы жизни и их надо поливать”, цветы цветов — поколение 10-летних — научилось петь гимн, вытягиваться в струнку под российским флагом и биться на спортивных площадках за Россию. Если потеряем — грош нам цена.


— Совсем недавно наша команда 1992 года рождения, СДЮШОР №71, выиграла турнир в Ницце — там проходил детский баскетбольный мини-фестиваль: Югославия, Хорватия, Болгария, Франция, Россия, — говорит детский тренер Алексей ЖУКОВ. — Из 10 команд наша выиграла первое место. Не могу сказать, что мы были сильнее всех на голову: какие-то игры проводили неплохо, какие-то — не очень получались. Но самое главное — дети хотели выиграть.

Когда вышли в финал, там каждого поименно вызывали, как в большом баскетболе, а потом играли гимн — я был поражен: они пели гимн! Когда девять маленьких детей поют гимн своей страны... это сильно. Должно быть, такое поколение сейчас идет 10—12-летних — для них понятие “Россия” начинает что-то значить. “Мы за Россию играем!” Знаете, даже у тех ребят, что постарше лет на пять, все как-то попроще и приземленней и было, и есть. А эти очень сильно переживают — и победу, и поражение. У нас не было такой установки — выиграть кровь из носу, просто хотелось нормально сыграть, чтобы дети получили какой-то опыт. И по возможности попытаться каждую игру провести как умеем.

Я восемь лет работаю тренером в Тимирязевской спортивной школе, ее воспитанник. С 12 лет был игроком, а с 19 — тренером. Меня пригласили совершенно случайно: на баскетболе встретился с директором школы, перевелся из автодорожного института в физкультурный, совмещал учебу с работой. Знаете, как сложно сегодня уговорить ребенка прийти поиграть? Сам хожу по школам, тренеры, если кого-то находят, дают номер телефона, я обзваниваю, уговариваю... Надо найти, взять данные, познакомиться с родителями — если те дадут согласие, то, может быть, дети придут. А может, и нет. Кому-то ехать далеко, кто-то расходов испугается.

Знаете, во Франции проходил семинар тренеров, показывали кассеты с тренировками разных школ. В отличие от Франции, у нас более профессиональный подход к детским тренировкам. Большее число тренировок, требовательность выше. Это что касается самого процесса. А если о тренерах говорить... У нас тренер берет команду и доводит до самого старшего возраста — а там есть тренеры для старшей группы, для младшей. Еще у них — психолог, физиотерапевт в зале. У нас на все один человек, а у них — один тренер учит ребенка водить мяч. Другой тренер скажет, куда ребенку бежать во время игры. Есть тот, кто будет настраивать на игру. Есть — кто его будет в жизненном плане воспитывать.

Но, честно говоря, это, наверное, лишнее — можно и совмещать. А что бы я перенял обязательно — у них отличные условия для тренировок. У нас, например, было мало очень в этом году большого зала — тренировались в маленьком школьном. Когда попадаешь на большую площадку, то и большие трудности с непривычки возникают.

Я слышу, что сейчас много говорят о детском спорте, — хотелось бы верить, что разговоры во что-нибудь реальное выльются. Потому что я надеюсь, что буду тренером и в дальнейшем. Уж не знаю, на каком уровне... Я не считаю, что мы пока с ребятами чего-то добились, по большому счету. Мы только в самом начале пути еще находимся. Но больше команду я не возьму — попытаюсь до конца спортивной школы эту довести, чтобы кто-то стал действительно баскетболистом, причем хорошего уровня. Я для этого готов много работать. Даже больше, чем меня заработная плата обязывает.

* * *

— Наша школа СДЮШОР №71 существует с 1946 года, — продолжает руководитель школы Валерий БАРИНОВ. — На данном этапе специализируется только на баскетболе. Мы готовим игроков в команды мастеров, сборные — юношеские, национальные. Очень тесно сотрудничаем с баскетбольным клубом суперлиги “БК Химки”. Это областной клуб, но этот клуб в свое время мы создавали на базе нашей спортивной школы. Ориентир был таков — создать так называемую баскетбольную пирамиду. В основе — детско-юношеская спортивная школа, дальше — команда первой лиги, высшей лиги, команда суперлиги — на вершине пирамиды. Пирамиду в этом году нам удалось замкнуть.

Обучение бесплатное, а дотация со стороны государства — мизерная. Да, денег не хватает. Тут в начале лета много говорили о том, что в этом году правительство выделяет огромные средства на детский отдых. Может быть, но у нас из года в год одна и та же сумма. И далеко не все малоимущие семьи (а у нас контингент достаточно пестрый) могут потянуть летние лагеря — а это очень важная составляющая подготовки. Мы вывозим в среднем 400 человек летом, минимальная стоимость на ребенка за день — 350 рублей. Семь тысяч путевка. Есть дотации по линии Москомспорта, и спасибо ему, но они не могут погасить все, с родителей добираем большую половину.

Дети и спорт — это сейчас на слуху. Когда я услышал, что Госсовет обсуждает наши проблемы, Путин, Фетисов обсуждают, — это внушило надежды. Другое дело, что в масштабах всего российского государства, где машина исполнения очень инертна, ждать каких-то улучшений придется не один год. Если сейчас не повернемся лицом к детям, то с какими бы стенами мы ни строили особняки, они все эти особняки потом разгромят.

Шевеление в умах началось. Понимание того, что через спорт можно решить какие-то проблемы. Сегодня очень часто звонят родители 14—15-летних, спохватываются — ведь это возраст, когда ребенок зашалил активно. Но в школу олимпийского резерва таких взрослых уже поздно брать — значит, надо максимально увеличивать число простых детских школ, клубов. И, конечно, подкормить учителей физической культуры. Они бы и занятия вели, и первоначальную селекцию для специализированных школ проводили.

И на самом деле: ведь надо же хоть чуть-чуть поддержать эту область, и туда потянется народ. Молодежь сегодня работать к нам неохотно идет — даже людям с высшим образованием мы можем предложить ставку лишь в полторы тысячи рублей! Ну, на две ставки оформим — все равно копейки. Приходится среди наших воспитанников разыскивать людей, которые фанатеют баскетболом, — и для них сегодня не столько зарплата важна, сколько возможность продолжать занятие любимым делом: не получился супермастер — зато будут тренером или судьей. В Москве всего четыре школы олимпийского резерва, и везде проблема кадров стоит очень остро. Кадры ветшают, мы стареем.

С 1996 года мы пытаемся построить свое собственное здание. И в свое время, когда действовали законы по льготному налогообложению, о которых мы с тоской вспоминаем, нам удалось найти инвесторов — начали строительство в Бескудникове. Очень интересный проект: два игровых зала, тренировочный... Но инвестор ушел, стройка встала. Два года простоя. И только в этом году продолжили — причем не Москва о нас вспомнила, а Госкомспорт, который и выделил транш.

Вот Андрей Кириленко из Америки приехал... Знаете, я так рад, что на футболках детей начинают появляться русские имена! Потому что когда там исключительно одни “джорданы” — это тоскливо. Я Андрюшку знаю буквально с десяти лет, его тренер — замечательный молодой человек Алексей Васильев. Кириленко не задирает нос, фанатично предан баскетболу, в нем абсолютно нет снобства. Андрея было видно практически с пеленок: игровик. Но можно заметить звездочку и запороть ее — невниманием, неумением, превратить в шестеренку. А ведь баскетбол — это суперзрелище. Тут все сразу — и атлетизм, и мозги, и грация, и внешность! И вырастить с помощью наших школ увлеченное, а не потерянное поколение очень просто — это можно сделать играючи...


Геннадий ТУРЕЦКИЙ, плавание:

— Культура производства чемпионов у нас еще не развита. А я думаю, что в России сызмальства должно быть буквально в крови у каждого: быть чемпионом не просто почетно, а нормально. И это главное, что чемпион — обычный человек, а не какой-то сверхчеловек. И на первый план в воспитании должна выходить идея воспитания чемпиона — человека, который может не просто играть на скрипке, а быть лучшим в своем деле. Мне кажется, что, как только общество начинает задумываться над этими вещами, значит, оно здорово.

Австралия, где я долго работал, — страна детей. Такая пионерия. Австралийцы рассуждают так: главное, что дети занимаются спортом, разными видами, в том числе и плаванием — каждый ребенок проходит обязательный курс обучения. А количество медалей на Олимпиаде — не так важно. Как это ни парадоксально, я, тренер многих чемпионов, абсолютно солидарен с ними. Хорошо, что мои ученики своим примером прививали мальчикам и девочкам любовь к плаванию. Мне это ближе, чем медали. Кроме того, это своего рода положительная обратная связь, когда спорт стимулирует не только культурную жизнь, но и экономику. В Австралии на каждый вложенный в спорт доллар — шесть долларов прибыли. Но спорт там все равно начинается с детей — это поняли на всех уровнях. А как только поняли и начали действовать — получили отдачу.


Елена ЧАЙКОВСКАЯ, фигурное катание:

— Не могу сказать, что я когда-нибудь суетилась, — никогда. Я всегда занималась своим делом. А сейчас все тренеры вынуждены суетиться — искать спонсоров. Почему молодым сложно? Все надо найти самому. Вот и я так. Занимаюсь черт-те чем, ищу ателье, где можно сшить костюмы подешевле, ищу ботинки, прошу фирмы отдать их бесплатно... Ну не хотят многие тренеры этим заниматься — ищут лазейку или уезжают.

И самое страшное — у нас сегодня почти нет детей в спорте. Я очень хочу в своей будущей школе, которая строится, открыть бесплатную секцию, хотя все вокруг отговаривают и только подталкивают: начинайте выходить на бизнес! Не могу я это сделать, потому что нет денег у людей. Сейчас уже все активнее у нас начинаются платные уроки. Но, как говорил Аркадий Иванович Чернышев, с черной икры в хоккей играть не будешь. У нас в фигурном катании ситуация такая же. Хотя вид спорта предполагает какую-то эстетику, интеллигентность, но все-таки активнее борются те, кто должен вырваться из среды, которая их не устраивает. И получается, что дети, чьи родители в состоянии платить, катаются исключительно для удовольствия. Только начинаешь ребенка поддавливать, видя, что недорабатывает, а он — к маме. На следующий день — заболели...

Естественно, что сегодня и той массы, из который мы выбирали раньше ребят, нет. Раньше смотришь: катается двадцать человек, и вдруг два-три — ух! Сразу видно, чемпионская поросль. Это мы потеряли. Маленький народ потеряли.






Партнеры