По секрету новому свету

4 августа 2003 в 00:00, просмотров: 185

Это же просто звериный оскал империализма какой-то! Американские школьники, вместо того чтобы в летние каникулы расслабляться на морях и готовить свои неокрепшие организмы к новому учебному году, с утра до ночи сидят в мрачных институтских лабораториях и двигают научно-технический прогресс. И происходит это не где-нибудь в мире чистогана на Диком Западе, а на самом что ни на есть юге Подмосковья, в интеллигентном академгородке Пущино.

Эта безрадостная картина повторяется из года в год, уже семь лет подряд... Причем сами лишаемые нормального детства юные американцы прикладывают немалые усилия, чтобы попасть на лето в российско-американскую школу при Институте физико-химических и биологических проблем почвоведения РАН.

— Школа выросла из советско-американских школьных обменов конца 80-х, — рассказывает заместитель директора института по науке, доктор биологических наук Давид Пинский. — Нью-Йоркский институт обмена знаниями предложил нам такую форму сотрудничества: они присылают за свой счет старшеклассников и студентов колледжей, а наши ученые “встраивают” их в свои научные проекты.

В этом году в Пущино приехали 11 заокеанских “ботаников” в возрасте от 15 до 18 лет. Случайных людей среди них нет. Еще дома каждый выбрал себе тему исследований из предложенного пущинцами перечня и по мере сил подготовился. Несколько первых дней уходит на притирку и обучение, а дальше начинается рабочий процесс “без дураков”. Руководитель закрепляет за стажером участок исследований и спрашивает с него как со своего штатного сотрудника. Рабочий язык — английский. Проблем с дисциплиной не возникает: приехав за тридевять земель и заплатив из собственного кармана, американцы подходят к работе крайне ответственно, чем даже удивляют своих российских наставников.

— Рабочий день у них — с 9 до 18, раньше времени никого из лаборатории не выгонишь, — говорит кандидат биологических наук Елена Спирина. — На прошлые выходные ездили в Питер, в понедельник запланировали им день отдыха, но куда там: прямо с поезда все пошли работать.

Наши ученые отмечают, что у подшефных — совершенно другой взгляд на жизнь по сравнению с русскими сверстниками. Свое будущее они начинают планировать чуть ли не в раннем детстве. Реферат, который каждый напишет по итогам работы в школе, рассматривается как дополнительный плюс при поступлении в университет. Три года назад такой реферат и вовсе принес своему автору, Джеймсу Пинкофу, сказочные дивиденды — право на бесплатное обучение.

Отечественные Ломоносовы, может, смогли бы проявить себя и не хуже, но школа пока открыта только для иностранцев. Родителям российских школьников плата за обучение, в которую входит аренда уникального оборудования, не по карману, а госбюджету, разумеется, не до подготовки юных дарований: на “готовых”-то ученых денег нет...

17-летняя эстонка Кристина Мийс год отучилась в колледже в Калифорнии. На пущинскую школу наткнулась в Интернете, где искала варианты обучения на лето. В ИФХБПП занимается выращиванием микроводорослей, продуцирующих водород.

— Работа — супер! Единственное, что огорчает, — говорит Кристина, — я не увижу конечного результата работы. Водород пойдет не скоро, а школа рассчитана всего на 35 дней...

Впрочем, по словам Давида Пинского, сотрудничество между российскими учеными и американскими студентами иногда продолжается и после отъезда последних. Общение идет посредством Интернета. За семь лет было даже несколько случаев, когда совместная работа, к радости обеих сторон, заканчивалась публикациями в иностранных научных журналах.

В нынешнем “призыве” школы также имеется кандидат на блестящую научную карьеру. 16-летний Дрю Мартикорена всерьез интересуется астрофизикой. Специально для него договорились с другим пущинским институтом — филиалом ФИАНа, — и американец занимается исследованием областей звездообразования на самом большом в мире радиотелескопе тарелочного типа.

Среди других тем, над которыми работают гости в этом году, — математическое моделирование ДНК, ионные каналы в клетках, трансгенные растения — все, как говорится, с самого переднего края науки. Под впечатлением от серьезности выполняемых заданий кое-кто из американцев заявляет даже о желании работать по окончании учебы в России. Правда, наши ученые усматривают в этом всего лишь юношеский максимализм. Пока картина наблюдается обратная: большинство выпускников российских вузов при первой же возможности уезжает за рубеж. Увы, зарплата в полторы тысячи рублей, которую государство предлагает молодому ученому, никак не способствует желанию поддерживать наш биологический престиж...




Партнеры