Черная вдова

6 августа 2003 в 00:00, просмотров: 412

После него остались многочисленные ордена и медали... А еще — клочок бумаги — предсмертная записка самоубийцы. В ней ученый, изобретатель, лауреат Ленинской премии Алексей Матвеев назвал имя той, из-за кого он вынужден был покинуть этот мир. Имя “черной вдовы”.

История Матвеева на первый взгляд кажется фантастической. Женившись на привлекательной докторше, Алексей Матвеев даже не предполагал, какое испытание приготовила ему судьба. Он не знал, что идеально подходит под давно разработанную и отлаженную ею схему: замужество—смерть—квартира.

Правоохранительные органы объявили в розыск Ольгу Сафонову. Впрочем, имя в данном случае не имеет значения — “черная вдова” меняла имена как перчатки. Трое ее мужей умерли, двое остались без крыши над головой. И этот список открыт... Не исключено, что сейчас “черная вдова” обхаживает очередную жертву.

А вдруг это судьба?

Кандидат технических наук Алексей Матвеев вышел на пенсию уважаемым человеком. Ордена, медали, Государственная премия СССР... Ее вместе со званием лауреата мужчина получил аж в 1951 году. Имя Алексея Матвеева можно найти во многих учебниках — именно он изобрел ультразвуковой микроскоп.

Впрочем, даже многочисленные награды — плохое утешение, когда на старости лет остаешься один. После смерти супруги Матвеев три года промаялся холостяком в двухкомнатной квартире на улице Дурова. Конечно, сыновья навещали родителя, но женской ласки ему все равно не хватало. И когда бывшая сослуживица обмолвилась, что ее соседка, 60-летняя Ольга Сафонова, терапевт одной из поликлиник, проявляет определенный интерес к пожилому ученому, Матвеев воспрял духом.

“Очень приличная и набожная женщина. Даже ездит паломником в святые места, — рассказывала коллега лауреата. — Хочет, чтобы кто-то ждал ее дома, чтобы было за кем ухаживать и о ком заботиться. Да и врач она опытный, знает иглоукалывание, может организовать лечение за границей: в Германии и Израиле. Познакомьтесь — вдруг это ваша судьба?”

Конечно, сомнения у Матвеева были. Но глаза боятся — руки делают. Особый интерес у пенсионера вызвало известие, что его потенциальная невеста увлекается наукой об омоложении организма, из любого старика может “свежий огурчик сделать”. И Матвеев наконец решился на знакомство.

Очень скоро немолодая, но вполне привлекательная блондинка стала частой гостьей у пенсионера, а затем и вовсе переехала к нему. При этом дама настаивала на официальном оформлении отношений, “для абсолютного доверия”. Однако при этом всячески избегала встреч с родственниками Матвеева. О состоявшейся 18 января 2000 года свадьбе и последующем венчании они узнали постфактум.

Правда, к этому времени старший сын Матвеева Георгий уже установил, что дама уволилась из поликлиники еще до знакомства с ученым. Впрочем, вранье вообще было стилем жизни Сафоновой. Например, чтобы ускорить процедуру регистрации брака, она написала от имени Матвеева жалостливое письмо в загс: мол, предстоит сложная глазная операция, пожалуйста, оформите все побыстрее. Сыновья пытались убедить старика, что новобрачная — аферистка, но тот только отмахивался: “Я ей доверяю полностью. Для меня она в первую очередь — врач, давший клятву Гиппократа”.

Как-то Георгий проезжал на машине по улице Дурова и, бросив взгляд на окна отцовской квартиры, невольно ударил по тормозам. Квартира как будто опустела. С окон пропали занавески, исчез шкаф, который всегда был виден с улицы. На звонки в дверь никто не отвечал. Сын обратился в адресное бюро. И с удивлением узнал, что его отец... вообще не проживает по данному адресу и прописан в другом месте. А соседи заявили, что Матвеев вроде бы отправился куда-то отдыхать.



Страшный диагноз

Отец позвонил только через несколько месяцев. “Ты был прав, она аферистка”, — сказал старик. И назвал свой новый адрес — в Чертанове. Приехав к отцу, Георгий оторопел. За несколько месяцев “счастливой” супружеской жизни тот похудел на 23 кг и превратился в немощного больного — грязного, в замызганной одежде, с нестрижеными волосами...

Оказалось, сразу после регистрации брака Ольга Сафонова постоянно твердила, что ее нужно прописать в отцовскую квартиру. Затем она забрала паспорт мужа и долго не возвращала. Также женщина запрещала супругу появляться на кухне, когда она готовит. Зато исправно кормила его каждый день разноцветными таблетками: зеленой, белой и розовой. Это и был ее “рецепт молодости” — чудо-лекарство, которое продлевает жизнь как минимум на 10 лет.

С каждым днем Матвеев чувствовал себя все хуже. И в июне 2000 года попал в больницу, где врачи поставили страшный диагноз — рак прямой кишки.

Ольга первое время часто появлялась в палате супруга. В основном в сопровождении нотариуса — она хотела оформить сделку о купле-продаже квартиры Матвеева, и от него требовалась доверенность на ее имя. Старик с трудом расписался в нужном месте. Естественно, квартира на улице Дурова тут же была продана. А затем Сафонова забрала мужа из больницы, перевезла в Чертаново и заявила, что достаточно намучилась с ним — пора и отдохнуть. После этого она навещала мужа от силы дважды в неделю. А порой посылала вместо себя дочь, тоже врача.

Все награды мужа, в том числе орден Трудового Красного Знамени, Сафонова забрала из квартиры. “Целее будут”, — сказала как отрезала.

Выслушав отцовскую исповедь, сын Матвеева написал заявление в Мещанскую прокуратуру Москвы.



У нее было 5 паспортов

Следователи взялись за Сафонову всерьез. И вскоре выяснили, что Матвеев — лишь эпизод в ее жизни, очередная жертва. Сколько же их было всего?

В 1996 году в ОВД “Зюзино” обратился сын другого пенсионера, Николая Гончаренко. Его отец в свое время тоже познакомился с медработницей, которая предложила ему круглосуточный уход и “скорое омоложение”. Для старика это было равносильно чуду — он очень хотел выглядеть моложе, даже переправил в паспорте год рождения с 1914-го на 1924-й. Конечно же, Гончаренко согласился на чудесное предложение. Его даже не смутило обязательное условие — прописать у себя сердобольную медичку.

21 июля 1995 года Гончаренко женился. А уже через месяц после свадьбы в квартире его родственников раздался звонок. Женщина, представившаяся женой отца, заявила, что он умер. Смерть в пожилом возрасте не вызвала бы особых подозрений, если бы не одно “но”. Перед свадьбой Гончаренко прошел полное медобследование, и врачи сказали, что его состояние просто великолепное. Но врач больницы, где умер мужчина, заявил, что у пациента были проблемы с сахаром в крови и что он скончался от отека головного мозга!

Данные проведенной экспертизы ошеломили родственников. Они гласили, что такой эффект может вызвать ненормированное введение инсулина в организм. Лекарство, спасающее больных диабетом, запросто может убить здорового человека.

Счастливой женой, а потом безутешной вдовой была та же Сафонова. С квартирой Гончаренко родным пришлось расстаться. Сразу после смерти супруга новобрачная ее продала.

Еще ранее скоропостижно скончался Юрий Михайлов, участник Великой Отечественной войны. Он женился на Ольге Сафоновой в 1985 году и прожил в браке только до 1987 года. Надо ли говорить, что дама немедленно прописалась в квартире Михайлова? А когда супруг умер от инфаркта, она сразу обменяла квартиру.

Результаты проведенной прокуратурой проверки впечатляли. За Ольгой Сафоновой числилось 6 официальных браков, 11 мест жительства и 5 паспортов!

— Она по натуре лидер, общительная, организованная, с сильным характером, хорошими деловыми и организационными способностями, — характеризует Сафонову ее второй по счету супруг, житель Оренбурга. У этого человека история “нестандартная”: с ним Ольга прожила целых 14 лет, с 1960 по 1974 год, родила сына и дочь. Кстати, к тому времени у нее уже был сын от первого брака. Скорее всего к оренбуржцу Сафонова испытывала искренние чувства и не собиралась омолаживать его до смерти. Или ее мало интересовала квартира на Урале? Но семья распалась...

После расторжения второго брака Ольга переехала в Курганскую область, а затем решила поискать счастья в Москве.



Принцип домино

Параллельно с бурной личной жизнью аферистка провернула несколько “независимых проектов”.

Николай Гончаренко еще был жив, когда Сафонова дала объявление в газету о продаже его однокомнатной квартиры на Коровинском шоссе. Квартирой заинтересовался житель Рязани. Однако при оформлении ордеров выяснилось, что у квартиры, куда он собирался поселиться, уже есть хозяева. Им Сафонова успела продать жилье чуть раньше. Рязанцу пришлось отстаивать свои права в судебном порядке. При этом мошенница упорно не являлась на заседания, представляя справки о плохом самочувствии, подписанные психиатром. Сафонова якобы состояла на учете в ПНД по поводу шизофрении и маниакально-депрессивного психоза. Суд закончился в 1996 году мировым соглашением — мошенница согласилась вернуть деньги. Но неудача ее не остановила.

Уже после смерти Гончаренко Сафонова предложила свои услуги жителю Челябинска, страдающему шизофренией. Мужчина увидел в газете объявление о продаже квартиры на улице Доватора и позвонил Ольге. Он заплатил 30 миллионов “старых” рублей, за остальной суммой ему нужно было съездить в Челябинск. В Москве Сафонова всячески опекала “клиента”, рассказывала тому о своих необычных способностях, а перед отъездом сделала бедолаге “витаминный укольчик, поднимающий дух”...

В Пензе челябинца сняли с поезда из-за резкого ухудшения самочувствия. Врач констатировал коматозное состояние, вызванного неконтролируемым введением инсулина. Мужчина остался жив, но попал в психиатрическую больницу — с обострением шизофрении.

В 1999 году дама снова собралась под венец. Пятый муж Сафоновой — 50-летний дворник Владимир Пронин — по традиции венчался с “черной вдовой” 15 января. Новобрачная тут же уговорила мужчину подарить квартиру ее дочери. А после оформления договора, уже в июне, Сафонова обратилась в загс с просьбой расторгнуть брак по причине того... что супруг болен шизофренией.

Пронину несказанно повезло — он остался жив. Ольга благополучно “сплавила” его в Узбекистан — навестить внуков. Тут-то на ее горизонте и появился муж №6 — ученый Алексей Матвеев. Мошенница выписала его именно в квартиру Пронина. Эдакий “принцип домино”: жилье очередного мужа немедленно освобождается для следующей “акции”.



Вера в чудо

— Корыстный брак довольно легко отличить от обычного, — говорит следователь Мещанской прокуратуры Анна Станишевская, ведущая сейчас дело “черной вдовы”. — Как правило, такие браки заключаются после короткого знакомства, новоиспеченный супруг или супруга сразу прописывается в квартире партнера и старается пустить ее “в дело”. Часто жилье продается гораздо дешевле его реальной стоимости, а истинный хозяин квартиры оказывается на улице.

Добиваться справедливости через гражданский суд — дело почти безнадежное. Как правило, такие квартиры несколько раз перепродаются, и их новые владельцы оказываются добросовестными приобретателями. Гораздо эффективнее, если по квартирным мошенничествам возбуждаются уголовные дела. Правда, следователи отмечают, что они относятся к категории сложных — работы море, а результата может и не быть.

— Для России корыстные браки и их жертвы — неискоренимое явление, — продолжает Станишевская. — Они основаны на свойствах русской натуры — на доброте, вере в чудо. Те родственники пенсионеров, которые видели Сафонову, подозревали ее в нехороших намерениях. Однако оправдывали свое бездействие излишней мнительностью. А сами жертвы до последнего момента были уверены, что уж их-то никому обмануть не удастся.

Между тем квартирные мошенничества, сопровождающиеся выселением москвичей в провинцию, — распространенное явление. Только в одной маленькой деревеньке в Тверской области, куда Мещанская прокуратура посылала запрос, обнаружилось 14 семей, выписанных в свое время из столицы. Обычно в ход идут водка и денежные посулы. А вот схема, которой пользовалась Сафонова, достаточно редка. Чаще аферистки действуют в компании с подельниками и лишь обещают выйти замуж за пожилых москвичей, а постоянную регистрацию просят в качестве свадебного подарка.

Откровенно фиктивные браки — это в основном кавказский вариант мошенничества. Таким образом джигиты получают российское гражданство. Избраннице, как правило, обещают 5—10 тысяч рублей, часть “гонорара” перепадает и посреднику, познакомившему “новобрачных”. Иногда за 300—350 долларов возможно выйти замуж или жениться даже без присутствия супруга на церемонии в загсе. Главное, чтобы на свидетельстве о браке стояла подпись “жениха” или “невесты”.

В практике правоохранительных органов был случай, когда предприимчивая невеста зарегистрировала брак... с мертвецом по его паспорту. И получила оставшуюся после него квартиру.



Опасна для окружающих

Алексей Матвеев чувствовал себя все хуже. Сказались “сеансы омоложения”, возраст, постоянное чувство вины — за то, что не послушался сыновей и так глупо на старости лет лишился всего.

Июньским днем ученый выбросился из окна, оставив записку: “В моей смерти прошу винить Ольгу Борисовну, врача-невролога и ее дочь-уролога, сделавших из меня больного. Привет всем. Прощайте”.

...Сын Матвеева потом долго пытался вернуть квартиру отца — тщетно. Уголовное дело удалось возбудить лишь по одному эпизоду: ведь причастность “черной вдовы” к смерти прежних ее мужей доказать уже практически невозможно. С квартирами они опять же расставались добровольно. Впрочем, даже допросить Сафонову следователи не смогли. Она уехала вместе с дочерью к старшему сыну.

Мещанская прокуратура заочно предъявила Сафоновой обвинения в мошенничестве и доведении до самоубийства. В Интерпол было направлено письмо о том, что Сафонова опасна для окружающих. Сотрудники международной полиции попросили сообщить точное местонахождение мошенницы. Однако посольство Канады ответило, что согласно закону оно не имеет права давать информацию о лицах, проживающих на территории их страны.






Партнеры