Где жадность, там бедность

6 августа 2003 в 00:00, просмотров: 225

Если обеспечить капиталу 10% прибыли, он будет согласен на всякое применение. При 20% он становится оживленным, при 50% готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы хоть под страхом виселицы...

Карл Маркс, “Капитал”, том 1


Когда-то крестный отец всех коммунистов узрел хищную сущность капитализма: чем больше у буржуев денег, тем меньше совести. Оказывается, классику все-таки надо перечитывать. Интересные слова, бывало, говаривали бородатые мечтатели. Убедительные.

С тех пор минуло больше ста пятидесяти лет. И хотя главный труд всей жизни Маркса в отдельно взятом государстве не выдержал проверки временем, данное изречение сохраняет актуальность.

Если вдуматься в его суть, то станет понятно, почему в нашей богатейшей стране живут очень бедные люди. Даже притом что последние годы страна динамично развивается: нефть фонтанирует, металлы плавятся, турбины крутятся. Прибыли корпораций растут... А народ не богатеет. Это не парадокс, а такая экономическая логика. Которую понять трудно. Но... попытаемся.

Жизнь не по средствам

По уровню цен мы уже давно догнали и обогнали Европу. Взять, к примеру, Германию — страну с одним из самых высоких уровней жизни в мире. По идее, цены в России должны быть ниже, чем там. Все-таки стоимость электроэнергии у нас в 4 раза ниже, бензин вдвое дешевле, а рабочая сила и вовсе дармовая. К тому же землей россиян бог не обидел, есть где развернуться. Однако реальность несколько иная...

Наши туристы возвращаются из Германии в недоумении: бутылка пива популярных немецких сортов стоит в переводе на рубли 12—15 деревянных, а неизвестных — порядка 7—8. В России свое, отечественное обойдется на 20—50% дороже. При этом цены только растут, а качество — не всегда. И такая отчаянно несправедливая картинка бросается в глаза буквально по всей Европе: в жаркой Греции и прохладной Финляндии, в традиционно богатых странах и государствах, которые только набирают обороты. Решишь, например, откушать в ресторане — получишь на 900 рублей столько еды, что хоть соотечественников с родины вызывай доедать. Подобная порция в столице потянет на полторы-две тысячи.

Начни строить дом или ремонтировать автомобиль, всякий раз получишь ценовую пощечину. В Испании за 100 тысяч долларов можно (причем в кредит) возвести приличный пятикомнатный дом в приличном месте. И никаких недоделок при этом не будет. Причем расплачиваться по этому займу можно в течение всей жизни (лет 20—30). А если, не дай Бог, помрешь, успев погасить лишь 25 процентов стоимости, жилье перейдет наследникам, а долги при этом растворятся сами собой. Такова политика местных властей — человек превыше всего. Оттого и отдых в Испании в курортном месте стоит для своих гораздо дешевле, нежели для приезжих.

К примеру, там же в весьма скромной приморской гостинице номер на двоих сумасшедших иностранцев из России стоит 100 долларов в день. А тут же через дорогу, в частном секторе, можно за 300 долларов отдыхать полмесяца. Причем в четырехкомнатной квартире со всеми удобствами современного типа и кухней, начиненной необходимыми электронными прелестями: стиральной и посудомоечной машиной, телевизором и печкой СВЧ. Для сравнения: в почти родном Коктебеле лишь одно койко-место без всяких удобств и с туалетом на улице обходится в 10—15 долларов в день!

При этом когда осознаешь, что наши доходы несопоставимы с иностранными, впору заработать настоящий психоз. К примеру, среднестатистический немец получает в 12 раз больше усредненного россиянина! В переводе на цифры получается: немецкому бюргеру с “чистой” зарплатой примерно в 1800 евро (после уплаты всех налогов, которые составляют 35—60%), для того чтобы заработать на кусок свинины, нужно всего полчаса. А русскому? Пока мясо у нас стоит порядка 100 рублей за килограмм. При среднем заработке в четыре с половиной тысячи рублей нашему человеку за то же количество килокалорий понадобится трудиться полный рабочий день.

Люди в России вынуждены жить не по средствам. За что ни возьмись — все обходится втридорога. Это касается и товаров, и услуг. Скажем, при цене нового отечественного автомобиля в 6 тысяч долларов за ремонт слегка помятой двери в авторизованном техцентре с вас попросят 800 долларов! То есть почти шестую часть стоимости всей машины. Конечно, можно найти умельца по соседству, который возьмет 100—150 долларов. Однако тенденция очевидна. Я уже видел не сильно поврежденную “Оку”, за восстановление которой отдали тысячу долларов! Учитывая, что вся машина стоит примерно столько же, напоминает сумасшедший дом.



Капитализм для избранных

Наша экономика ориентирована на богатых и очень богатых людей. В Германии, например, уровень прибыльности капитала не превышает 10—15%, то есть находится в разумных пределах. В России все доведено до абсурда.

Закупочная цена молока у колхозов сейчас составляет 4—4,5 рубля за литр. В магазине мы платим уже около 20 рублей. Разница — 500%. И таких фактов... слишком много. Например, цена концентрата для яблочного сока — 0,9—1,1 доллара (в пересчете 27—33 рубля). Из 1 литра получается 4—5 литров нормального сока, который продается по цене 25—34 рубля за литр. Концентрат апельсинового сока стоит 1—1,3 доллара, а 1 литр самого ходового цитрусового напитка — 16—27 рублей. Получаем практически те же 500% прибыли. Карлу Марксу такое и не снилось!

Если бы норма прибыли в России была, как в Германии, то цена некоего отечественного товара была бы не 5000 рублей, а, скажем, тысячи три. И это понятно. В Германии налоги выше, чем у нас, дороже труд и выше остальные издержки. Если считать прибыль чисто по-бухгалтерски, то они оставляют себе “на разживу” 1 сотню с затраченной тысячи, а мы при прибыли в 200% — 2000.

Правда, опыт показывает, что, когда на прилавках появляется действительно дешевый товар, он на корню сметается. Причем его место на пару недель остается в магазине пустым. Начни власти насильно регулировать норму прибыли, в страну вернутся времена тотального дефицита, продуктовые карточки и многолетние очереди. А самой популярной профессией станет завмаг, у которого всегда что-то припрятано. Тогда норма прибыли все равно вырастет, правда, только у него в кармане. В реальности дефицит существует уже сейчас. Поэтому и цены высокие.



Общество дефицита

Нашим бизнесменам гораздо выгоднее выстроить пафосный ресторан или гостиницу с беспредельными ценами и стричь с них купоны, нежели рассчитывать на низкие, но постоянные проценты от клиентов среднего класса. Такой у нас получился капитализм. Не для всех, а для 3—5% населения, которое сосредоточено в Москве, Санкт-Петербурге и других крупнейших городах. На тех, кто имеет большие деньги и легко расстается с ними. Все остальные россияне застряли в далеком прошлом. Ко многим даже цивилизация не пришла. Это не означает, что в глубинке для них сохранен социалистический рай. Просто продукция заводов и фабрик, за которую надо платить, не для них. А значит, они или должны каким-то образом подняться в эту “золотую” категорию, или вынуждены влачить нищенское существование, которое к капитализму никакого отношения не имеет. Жить огородом, выращивать бычков и наслаждаться прочими прелестями натурального хозяйства.

Это не вся беда. Стоит стране чуть-чуть приподняться из кризиса, стоит хоть ненамного увеличить поголовье состоятельных граждан, как тут же выясняется, что наш домашний капитализм к таким нагрузкам не готов. Ну не может он справиться с ростом благосостояния. Не хватает торговых площадей, складов, техники, транспорта, помещений, кадров, услуг...

К примеру, новую недешевую иномарку можно с недавних пор купить только по записи. Та же проблема со стройматериалами, мебелью. В магазинах по выходным — давка. А при ажиотажном спросе, понятно, цены не падают, только растут. То же самое творится и на рынке жилья. Строят вроде бы по всей стране много, однако не успеет монтажник опустить в землю первый фундаментный блок, как уже все квартиры, что подешевле, распроданы. Получается, что в новой капиталистической России спрос вступил в полное противоречие с предложением. А раз так — то и норма прибыли не снижается. Есть масса свободных ниш на рынке, где вложенный рубль дает сразу два-три-пять рублей прибыли. Стоит ли удивляться, что никто не хочет вкладываться в действительно необходимые, но не слишком прибыльные проекты? Пшеницу, например, выращивать или коров разводить?

Думаете, германские капиталисты сознательнее российских? Нисколько. Если бы у них была возможность работать со сверхприбылью, они бы делали это. Однако там рынок забит. И конкуренция жесточайшая: правила игры диктует потребитель. А по-другому и быть не может. Никакого иного механизма контроля за ценами при рыночной экономике не существует. Просто у нас в стране этап первоначального накопления капитала еще не закончился.

Впрочем, ждать, когда рынок все сам решит, дело безнадежное. При таких темпах развития население, не охваченное капитализмом, скорее вымрет, чем дождется хоть каких-нибудь улучшений. Нашему недоношенному капитализму и в собственном соку хорошо. Поэтому государство должно участвовать в процессах. Вмешиваться в ход истории. Но не тупыми методами наездов и запретов, а грамотно, пользуясь рыночными инструментами, формировать инфраструктуру, создавать активную конкурентную среду. У государства для этого есть множество способов. Нет пока только одного — желания.

Однако только на первый взгляд логика нашего экономического развития подталкивает людей к новому дележу по-ленински (такие призывы уже появились на московских улицах). К сожалению, не все так просто. Во-первых, наша страна уже однажды прошла этот путь. Ни к чему хорошему он не привел. Во-вторых, давить на капиталистов бессмысленно: они сворачивают бизнес и уезжают. А страна погружается в многолетнюю разруху. В-третьих, в жадности наших новых русских виновато само государство: какие правила — такие и игроки...






Партнеры