Профессия — жена

8 августа 2003 в 00:00, просмотров: 333

Жизнь этих женщин, как личная, так и профессиональная, спрятана за прочными стенами посольских резиденций. Порой за маской заученных дежурных английских фраз нельзя сразу догадаться, из какой именно страны они приехали. В их узкий круг общения почти нереально проникнуть. И все же корреспондент “МК” попытался сделать это, проведя несколько часов в обществе жен иностранных дипломатов в Москве.

Не просто Мария

Первое, что запоминается в облике Марии Баутиста, супруги филиппинского посла, — ее удивительная энергичность, улыбка и веселый заразительный смех. “Я уже прожила семь лет в Москве и могла бы провести здесь еще семь!” — заявила она мне с порога.

Мария — выпускница Мадридского университета, магистр искусств. Но, как признается, никогда не работала по специальности, так как полностью посвятила себя дому: в семье Баутиста четверо детей: “Сейчас мои дети живут по всему миру! Сын и дочь в Америке, еще один сын — в Англии, другой — на Филиппинах, он дипломат. У моей дочери совершенно русское имя — Елена. Когда она у меня родилась, я еще даже не думала, что однажды приеду в Россию, где каждую вторую девочку зовут Еленой!”

— Жизнь супруги посла — это постоянные переезды. Вам еще не надоело?

— Я обожаю путешествовать! Мой муж уже 30 лет на дипломатической службе. Для меня его профессия — самая лучшая. Мы с ним жили в Малайзии, в Китае, в Англии и США. Теперь в России. Для меня поездки — лучшее развлечение. За семь лет я объехала практически всю Россию! Даже в Якутии, где мы с мужем побывали прошлым летом, мне очень понравилось, несмотря на чудовищных комаров.

— Есть ли у вас любимые места отдыха в Москве?

— Прежде всего картинные галереи, например Третьяковка. Я увлекаюсь рисованием, поэтому для меня живопись представляет огромный интерес. Мой отец Хулиан Ромеро — известный испанский художник.

Мария показывает мне картины своего отца — рисунки, выполненные на кожаной основе, пейзажи. Вообще стены ее кабинета и гостиной явно не пустуют: картины отца, фотографии всей семьи, работы самой Марии. Ее основное хобби — гравюры. Зеркало в оправе из металла, на котором выбит плетеный узор, шкатулки в стиле “палех” — подражание русской традиции, — многие вещи в этом доме придуманы и созданы хозяйкой.

Другое увлечение мадам Баутиста — кулинария.

— В том, что касается приготовления еды, я всегда все делаю сама, — говорит Мария. — Сама хожу по рынкам и супермаркетам, покупаю продукты и часами стою у плиты. Особенно люблю порадовать мужа настоящей испанской паэльей!



Свадебные хлопоты мадам Саад

Супруга посла Египта приняла меня в своей резиденции на Большой Никитской. Этот дом закрыт от ежедневной суеты оживленной улицы, а ковры и старинная антикварная мебель скрадывают и приглушают звуки, голоса. Жарким московским утром мы с мадам Саад пьем апельсиновый сок, и она, по-восточному сдержанная и неторопливая, рассказывает о том, как приехала в Россию.

С будущим мужем-дипломатом Люси познакомилась в университете Каира, где оба учились на факультете мировой экономики и политики. В 1987 году они впервые попали в Москву — в составе консульства, а несколько лет назад вернулись снова, после официального назначения г-на Саада послом.

— Как вам Москва и москвичи?

— В мой первый приезд в Россию (тогда это еще был Советский Союз) люди на улицах и при случайных встречах неохотно общались с иностранцами, а я к тому же плохо понимала русскую речь. Но сейчас все изменилось — москвичи стали свободнее, а я освоила разговорный русский. Теперь я могу сказать, что у египтян и россиян много общего — мы гостеприимны, щедры и открыты для общения.

— Вы, как я вижу, кроме русского прекрасно говорите по-английски...

— Я говорю на пяти языках: на арабском (это мой родной язык), еще на французском и итальянском. Дело в том, что с пяти лет родители отдали меня учиться во французскую Школу Сестер в Каире, и там девочек обучали нескольким иностранным языкам. Русский и английский я выучила позже, путешествуя по миру с мужем.

Навожу справки — Школа Сестер, оказывается, религиозное учебное заведение для девочек, а по вероисповеданию мадам Люси — коптка. Коптская церковь — строгое христианское направление, близкое к православию. Вся семья Люси принадлежит к коптам. Сама мадам Саад считает, что сейчас мусульмане и христиане в Египте полностью примирились и все культурно-религиозные конфликты — в прошлом.

— У вас есть дети?

— Дочери: Дина и Магги. Осенью они выходят замуж, и я помогаю им в подготовке свадьбы. Обе свадьбы — в один день, и я должна помочь им в обустройстве новых домов, организации праздника, выборе нарядов. Да, во всем!

— Чем занимаются дочери?

— Дина — ей сейчас 28, училась в Каире и потом год в Москве, в МГУ, изучала русский язык и сейчас работает гидом для русскоязычных туристов в Египте, а младшая дочь, Магги, — экономист, как и я. Сейчас мое основное хобби — чтение профессиональной литературы по мировой экономике. А русские книги я, к сожалению, могу читать только в переводах. Предпочитаю фольклор, сказочные сюжеты.



Цветы, арфа и медитация

Первое впечатление, когда входишь в резиденцию ирландского посольства, — необыкновенный свет, который разлит по комнатам, ощущение простора и целое море ароматных цветов. Все это создано под чутким руководством супруги посла — Сатнам Шарки. Или просто Сатти, как ее называют друзья. На первый взгляд, хозяйка дома — типичная англичанка, но Сатти рассказала, что родилась в Северной Индии, и только когда училась в школе, приехала с семьей жить в Лондон. Что и определило всю ее дальнейшую судьбу…

— В России я во второй раз, — рассказывает мадам Шарки. — Первый раз мы прожили в Москве всего год в 1974-м. Мы оба были еще так молоды, и у нас был маленький сын — Лион, а я как раз ждала второго ребенка. И вот теперь мы вернулись.

Кстати, Лион часто навещает нас, ему близка русская культура. Ему уже 31, и у него подрастает дочь. Вообще, он живет в Ирландии, занимается компьютерным бизнесом. Мой средний сын Оуэн — банкир в Лондоне, а младший Колум учится в магистратуре. Ему 23 года.

— Но посольство — ваш временный дом, а где настоящий семейный очаг?

— Мы живем в Дублине, а вообще мой муж из Северной Ирландии, у нас есть дачный домик в Даннингоу — у моря.

— Как же вы стали женой посла?

— Сейчас, глядя на меня, наверное, трудно поверить, что мы с ним познакомились на рок-концерте, правда? По крайней мере, наши сыновья с трудом себе это представляют. Тем не менее — все так и было: это был концерт Джимми Хендрикса у нас в университете. Мой будущий муж в то время как раз защищал магистерскую диссертацию по русской истории, а я была студенткой факультета психологии. Я ведь психолог по образованию, преподавала психологию развития в Королевском медицинском колледже в Ирландии и затем в университете Вашингтона.

— Я заметила в вашей гостиной арфу...

— Это ирландская арфа (отличается от классического инструмента небольшим размером). Я очень люблю музыку, играю на арфе и на фортепиано. Мне повезло, я нашла преподавательницу из Московской консерватории, она прекрасно помогает мне!

Кроме музыки я увлекаюсь искусством составления икебаны, аранжировкой цветов, люблю рисовать.

Отдых для Сатнам — это прежде всего время, которое удается провести вместе с мужем. А супруг у нее помимо дипломатической карьеры увлекается рыбалкой, морскими и речными круизами. “Он из семьи потомственных моряков”, — пояснила она мне. Когда супруги отдыхают в Подмосковье, то вместе рыбачат.

— Ну а когда муж занят и вы предоставлены сами себе?

— Продолжаю свою работу в качестве психолога — консультирую знакомых и друзей. Кроме того, много медитирую, читаю духовную и психологическую литературу.

— Медитируете?

— Да, в этом смысле мое индийское происхождение многое определило. Дело в том, что я — хилер (целитель. — Авт.), то есть могу лечить болезни бесконтактным способом. Любые болезни. И значит, мне необходимо поддерживать в себе положительную энергию, поэтому я так много времени уделяю медитации.

— Хилер — это призвание или образование?

— Я думаю, в большей степени — образование. Я часто езжу в Индию, чтобы повидать Сайбабу. Сантье Сайбаба — это своего рода индийское “божество на земле”, светлый человек, который помогает больным и страждущим.

— Кто вы по вероисповеданию?

— Я не принадлежу ни к какой религии, но мои дети — католики, как большинство ирландцев.

В Москве я часто посещаю католические мессы. Бываю и в православных храмах — особенно мне нравится Архангельская церковь недалеко от моего дома на Мясницкой. Кроме того, меня увлекают традиции русского сибирского шаманства. Это очень интересно! И это близко к хилерству. Ведь хилерство — не магия, это всего лишь энергетический контакт, человеческая положительная энергия...



Джентльмены предпочитают блондинок

Высокая спортивная блондинка — супруга немецкого посла Пэйви фон Плётц, улыбчивая и доброжелательная, оказалась весьма далека от типичного образа сурового и серьезного зубного врача, каким она оказалась по профессии. Правда, сейчас ей работать по специальности не удается — отвлекают многочисленные общественные обязанности.

Пэйви родилась в Финляндии и только в 1973 году приехала вслед за мужем Хансом-Фридрихом в Германию (они познакомились на ее родине во время его службы в посольстве Хельсинки). Сама Пэйви говорит теперь:

— Я всегда собиралась делать свою карьеру. Даже когда я впервые приехала в Германию, я знала, что семья и дети — не единственное, что есть в жизни женщины.

Как врач в рамках Международного женского клуба фрау фон Плётц особое внимание уделяет вопросам, имеющим отношение к медицине.

— По возможности организую закупку импортных медикаментов для российских детей. А помимо этого я создала в клубе группу, в которую вошли многие жены немецких политиков и бизнесменов, живущих в Москве, немецкую “женскую общину”, если можно так выразиться.

— Вы уже много поездили по России?

— Я всегда стараюсь сопровождать своего мужа в поездках, но не всегда получается. Очень хотела бы как-нибудь побывать в Сибири, сама познакомиться с этим регионом. Особенно зимой, когда можно кататься на лыжах. Все-таки мое финское происхождение сказывается — я предпочитаю зимние виды спорта.

— А летом как отдыхаете?

— Я обожаю гольф, могу часами играть (дворик резиденции даже специально оборудован как поле для тренировки), также мне нравится бегать, часто мы вместе с мужем устраиваем утренние пробежки. И еще два-три раза в неделю я обычно хожу на аэробику. Мечтаю почаще кататься на велосипеде, но в Москве пока не получается. Здесь велосипеды не так популярны, как в Германии.

Еще люблю музыку, бываю в консерватории и, конечно, в Большом театре. Часто хожу на концерты. Из театров мне, пожалуй, больше всего нравится “Геликон-опера”.

— Но чтобы ходить в театры и слушать оперу, нужно знать язык.

— Я стараюсь заниматься русским каждый день. Среди моих любимых “учебных” книг — произведения А.П.Чехова. Например, “Вишневый сад” я читала в двуязычной версии, прежде чем посмотреть в театре. Даже мои сыновья, хоть они и нечасто приезжают в Россию, говорят по-русски. Мой старший сын Филипп живет сейчас в Германии, работает юристом. Ему 29. Русский он выучил просто из интереса к культуре вашей страны. А младший — Фридрих — часто приезжает к нам в Москву. Он учил русский язык еще в Германии, в школе, а в Москве проходил стажировку в компаниях, связанных с экономикой, когда учился в университете. Вообще, вся наша семья много времени уделяет изучению русского языка — мне это кажется очень важным.



* * *

Четыре беседы с представительницами дипломатической элиты развеяли многие стереотипы о жизни “посольских жен”. Эти женщины оказались общительными, открытыми и вполне современными. Правда, очень разными. Но есть одна черта, которая их объединяет, — это верность своим семьям. Все они — помощницы для своих мужей и хранительницы очага. Такие же, как тысячи других женщин во всем мире…






    Партнеры