Кайф на благо родины

8 августа 2003 в 00:00, просмотров: 388

“Белая смерть на колесах” — так окрестили журналисты “КамАЗ”, на котором в Россию была доставлена самая крупная из задержанных партия наркотиков. 420 килограммов героина, и это при том, что обследован еще не весь автофургон — для проверки трех топливных баков и шин нужно специальное оборудование... Высокие милицейские чины честно признались, что без содействия некоторых сотрудников МВД этот “героиновый рейс” вряд ли был бы возможен. Признание — не сенсационное: у нас сейчас в разгаре борьба с “оборотнями”, поэтому появление все новых и новых фигурантов из разряда “нечистой силы” лишь “ложится в строку”. Гораздо важнее в этой истории другое признание: министр внутренних дел Грызлов самолично “поправил” информаторов, которые первоначально указали, что “контейнер” на колесах прибыл к нам из Киргизии. По его словам, “КамАЗ” грузили в Таджикистане... Впервые косвенно был признан факт, о котором уже давно судачат: наш друг и партнер Таджикистан стал регионом, исправно поставляющим наркотики в Россию.


На недавнем заседании глав СНГ, посвященном общим проблемам, в том числе и борьбе с наркотрафиком, всем запомнилось выступление президента Таджикистана Эмомали Рахмонова. “В этом году в Афганистане хороший урожай”, — отрапортовал глава таджикского государства, а потом быстро поправился: “То есть нам предстоит много работы, чтобы предотвратить его распространение”. Но многие хмыкнули...

Знающие люди говорят, что без ведома главы государства в Таджикистане даже птица не пролетит — не то что “КамАЗ” с зельем. “Любой вид бизнеса в Таджикистане контролирует власть. Даже, простите, платные туалеты контролирует человек, приближенный к Рахмонову... А наркоторговля — очень выгодный бизнес. И подумайте сами: простому человеку пройти через пограничные посты невозможно не то что с тоннами — с килограммом. Но ведь проходят. Потому что граница Таджикистана — это “золотая жила”. Вся она “поделена” между отдельными людьми: у кого-то есть километр границы, у кого-то два, у кого-то — двадцать...” — говорит сопредседатель Форума демократических сил Центральной Азии, редактор газеты “Чароги Руз” Дододжон Атовуллоев.

Можно назвать это обыкновенными нападками непримиримой оппозиции. Но вот факты.

30 ноября 1999 года — сотрудники Домодедовской таможни задерживают фельдъегерей (перевозчиков правительственной почты) из Таджикистана. В их дипломатическом багаже обнаружено 6,5 кг героина. Задержанных наркокурьеров передают таджикской стороне, где их благополучно отпускают.

8 мая 2000 года — сотрудники Комитета национальной безопасности Казахстана останавливают машину торгового представительства Таджикистана, в которой находятся советник торгового представительства Тоир Нематов, водитель Бехтиер Куралов и его брат Хамзали Куралов. В машине было обнаружено 57 кг героина, 54 тысячи долларов и чек на сумму 1 млн. 261 тысяча фунтов стерлингов. В квартире задержанных было обнаружено еще 29 кг героина.

По данным наших источников, в прошлом году сотрудниками МВД за распространение наркотиков в Москве арестованы Мирзохон Рахмонов и Худжинигмат Мусоев. Этот факт не привлек бы пристального внимания, если бы в кармане у Мусоева не было обнаружено удостоверение советника посла. Офис Мусоева располагался в гостиничном домике при посольстве Таджикистана. Сейчас Мусоев отбывает наказание.

Можно, конечно, считать, что торговля наркотиками — это “самовольный” приработок некоторых дипломатических деятелей Таджикистана. “Надо знать структуру власти в Таджикистане, ее арифметику и анатомию, — рассказывает Дододжон Атовуллоев. — Раньше власть в Таджикистане была клановой. Сейчас структура поменялась. Она стала “семейной”. Почти все послы Таджикистана — выходцы из Дангары, колхоза, в котором жил и работал Эмомали Рахмонов. Руководители силовых структур — тоже выходцы из Дангары. Родители всех зятьев Рахмонова находятся на государственных должностях. Отец одного из зятьев, Ширали Гулов, — председатель Госкомимущества, отец другого зятя — Ёрмахмат Гулов — руководит “Таджикплодовощторгом”, дядя другого зятя — Амонуло Хукумов — председатель Таджикской железной дороги...” Брат жены Рахмонова, Хасан Садулоев недавно был назначен председателем “Орион-банка”, хотя это — акционерное общество. До этого он работал председателем Таджикской торговой биржи. Вместо него на эту должность сейчас назначен один из зятьев Рахмонова. А что такое торговая биржа? Все сделки проводятся через нее. В общем, контроль за всем происходящим в государстве находится в руках президента и его близких.

Есть еще одна любопытная деталь. Недавно президент Рахмонов решил объявить “амнистию капиталов”. После чего за короткое время в банки республики поступили более 500 млн. долларов. Резко выросли цены на недвижимость в Душанбе — в 5—6 раз. Спрашивается, откуда в нищей стране, которая сейчас практически ничего не производит, весь бюджет которой составляет 260 млн. долларов, причем 47% из них — иностранные кредиты, такие деньги? На какие средства сотрудники силовых и погранведомств строят в центре Душанбе коттеджи, сравнимые по роскоши с виллами Санта-Барбары, если их зарплата составляет не более 20 долларов в месяц? Даже на взятках столько не заработаешь, поскольку средняя зарплата по стране не превышает 10 долларов...

“Правительство Рахмонова — это не правительство таджикского народа. А правительство наркобаронов и “наркобаранов”, — поясняет Дододжон Атовуллоев. — Наркобароны — это те, кто возит наркотики тоннами в “КамАЗах” и самолетах; “наркобараны” — те, кто перевозит его на себе и в собственных желудках... “Наркобаранов” часто задерживают на границе и в московских аэропортах (за последние годы за провоз наркотиков задержано около трех тысяч таджиков). Чтобы задерживали поставки наркобаронов — случай исключительный”.

Задержанный “КамАЗ” — первая ласточка. И раз такое стало возможным — значит, вопросом таджикского наркотрафика заинтересовались на самом российском верху. Тогда становится понятным некоторое охлаждение в отношениях, которое наблюдается в последний год: Россия сократила свою помощь Таджикистану, Эмомали Рахмонов отключил ОРТ и “выселил” штаб 201-й мотострелковой дивизии из центра Душанбе на окраину. Становится понятным и то, почему Эмомали Рахмонова не пригласили в “единое экономическое пространство”, хотя он так хотел в нем поучаствовать... Неужели мы в самом деле дожили до такого дня, когда не намерены поддерживать одиозные режимы только потому, что когда-то сами привели их к власти?




    Партнеры