Оружие в обмен на продовольствие

8 августа 2003 в 00:00, просмотров: 254

Россия готова обменять на пальмовое масло не только самолеты, но и вертолеты, и гидропланы. Министр науки, промышленности и технологий Илья Клебанов заявил, что такие переговоры уже ведутся с Малайзией. Однако у России много конкурентов: на военный рынок Юго-Восточной Азии рвутся даже поляки с подновленной моделью советского танка “Т-72”. Их масло тоже не смущает. Неужели это настолько выгодно?


Прокомментировать ситуацию мы попросили бывшего генерального директора ведущего продавца российского оружия — государственной компании “Рособоронэкспорт” — Александра Котелкина.

— С военно-политической точки зрения продажа самолетов Малайзии — очевидная победа. Еще в 1995 году Россия попыталась продать тяжелые истребители в Малайзию, однако на пути встали американские самолеты. Наши шансы оказались небольшими. Да и по другим видам вооружения тендеры мы проигрывали. В частности, упустили контракт по поставкам малайзийским военным танка “Т-90”.

— Мы научились правильно торговать?

— При поставках вооружений и военной техники США рассматривают любую страну, любой регион с точки зрения возможного будущего театра военных действий. Следовательно, они видят в стране-покупателе потенциального противника уже в ближайшем будущем. Поэтому они значительно ограничивают характеристики продаваемой техники, чтобы в случае конфликта она не стреляла в бывших хозяев. Очевидно, что такой подход к покупателям не вызывает положительных эмоций прежде всего у ведущих региональных держав, каковой является Малайзия.

— Получается, нам все равно, что и кому продавать?

— Нет, конечно, мы не допускаем поставок в страны из международных “черных” и “серых” списков, но предельно открыты и корректны в отношении других стран. По сравнению с США Россия не исповедует религию мирового господства. Подписание этого контракта, безусловно, происходило на контрастном фоне политики США в отношении мусульманских стран и возрастающей угрозы региональным и экономическим интересам стран дальневосточного и юго-восточного азиатского регионов. Этот военно-политический контекст обеспечил во многом выбор малайзийского руководства в пользу России.

— Тем не менее наличие бартера не портит настроение...

— С экономической точки зрения этот контракт во многом похож на контракт 1994 года по поставкам 18 истребителей “МиГ-29”. В контрактах — тоже масло (правда, пропорции несколько изменились). Впрочем, если мы хотим прорваться на новый, но ускользающий по разным причинам рынок, то можно и нужно использовать всю палитру методов и способов для заключения выгодного контракта для российской оборонки. По собственному опыту знаю: наши могучие конкуренты не чураются использовать ни подкуп, ни шантаж, ни различные махинации в своих целях. Надо понимать, что с заключением этого контракта в силу высокотехнологичности авиатехники Малайзия привязывается к России на 25—30 лет. К тому же он выгоден двум странам.




Партнеры