Трамвай в тумане

12 августа 2003 в 00:00, просмотров: 319

В воскресенье Москву потрясло сообщение об очередном ЧП. В трамвае 46-го маршрута произошел химический взрыв. В результате разгерметизации канистры 9 пассажиров получили сильные ожоги. “МК” выяснил подробности случившегося, а заодно “допросил” виновника трагического инцидента.

Прибыв на место взрыва на Госпитальном Валу, мы увидели цепь застывших трамваев, и среди них — тот самый, где произошел взрыв. Потрясенные водитель и пассажиры рассказали о пережитом шоке.

— Пять лет работаю в депо имени Русакова, — говорит вагоновожатый Сергей Милюкшин, — и от происшествий Бог миловал. А тут такое... В салоне раздался хлопок, все заволокло каким-то туманом, и началась паника. Народу, правда, было мало — человек 30. Я сразу открыл двери, и все люди выбежали, стали поливать раненых водой... Моя кабина оборудована радиотелефоном, но связь я могу держать только с диспетчером. Поэтому “скорую помощь” вызывал по своему мобильному: так быстрее.

— Мужчина, который вез канистру, сразу убежал, — рассказывает одна из пассажиров Ирина Голвинская. — А я бросилась к пострадавшим. Хорошо, рядом с этим местом оказалась какая-то организация (компания “Гильдия профессионалов по прикладной эстетике”. — Авт.), ее сотрудники стали носить воду в пластиковых канистрах. А я промывала ожоги. Одну женщину обожгло особенно сильно, случился болевой шок. У другой пассажирки сильно пострадала рука — кожа пошла бурыми пятнами, по-моему, даже до мяса сожгло... Тут какой-то парень, побежавший за виновником, привел его с улицы. Я даже подумала, что его уже побить успели: он весь в крови был и без штанов. Но оказалось, что и его щелочью обожгло.

Как выяснилось, виновник происшествия, обожженный и окровавленный, побежал в продуктовый магазин на другой стороне улицы.

— Мы сразу пустили его в подсобку, — рассказывают продавцы, — он встал под душ. А потом его милиция забрала...

Всего в результате инцидента пострадали 9 человек. Помимо владельца канистры это 61-летняя Надежда Кресман, 62-летняя Надежда Ефремова, ее 21-летняя родственница Елена, 63-летняя Людмила Щербакова, 49-летняя Галина Гайдукова, 25-летний Сахид Габриков, 44-летняя Мария Устинова и ее 23-летний сын Денис. Устинову и Габрикова после оказания первой помощи врачи отпустили, остальных пришлось госпитализировать.

Через полтора часа после происшествия уехали МЧСники и эксперты. Пожарные зашли внутрь трамвая и смыли остатки щелочи водой из шлангов. Потом трамвай подцепили к аварийной машине и эвакуировали.

Вообще, щелочные препараты относятся к категории опасных. Вот выдержки из инструкций по обращению с этими реактивами: “Для удаления вещества с кожи и слизистых оболочек следует вымыть руки, прополоскать горло водой или 3-процентным раствором борной кислоты, этим же раствором промыть глаза”. А вот еще: “Транспортировка кислот, щелочей в стеклянной таре от места разгрузки до склада и от склада до места использования должна осуществляться в приспособленных для этого транспортных средствах, обеспечивающих полную безопасность”. То есть в вагоне трамвая канистры с щелочью не должно было быть изначально.

Сейчас прокуратура возбудила уголовное дело по двум статьям — причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности и нарушение правил хранения и перевозки взрывчатых и легковоспламеняющихся веществ. “Взрывником-любителем” оказался 58-летний начальник участка связи НИИ приборной автоматики Валерий Завальнюк. В беседе с “МК” он представил свою версию событий.

— Я никуда не пытался сбежать, — объясняет Завальнюк. — Куда может убежать, по-вашему, гипертоник 2-й степени?.. Наоборот, я сразу бросился за водой в ближайшую палатку, чтобы залить электролит, попавший на людей. А сзади слышу крики: “Ложись на землю, террорист!” Ко мне подбегают два мужика, валят на землю... Я им паспорт показываю и говорю: мол, никуда убегать не буду, давайте только людям поможем... Действительно, по моей вине это произошло. В канистре было два литра NaOH — отработанного электролита, который я взял на работе, чтобы прочистить дома трубы. У меня недавно сантехнику поменяли, и, чтобы трубы не забились, я решил их электролитом вместо “Крота” залить. “Крот” — средство такое, на 90% состоит из той же щелочной жидкости. Может, и следовало его купить, но на мою зарплату в 4 тысячи особо не пошикуешь. Вот и взял электролит. Залил его в старенькую стальную пятилитровую канистру...

Она не должна была взорваться! Сталь — не дюралюминий и в реакцию не вступает. Если бы канистра была из легких сплавов — тогда ее разорвало бы сразу же, как только я туда жидкость залил. А здесь — проехал шесть остановок. Потом хлоп — ее разворотило. Может, там был какой-то осадок или спайка плохая — не знаю. Сейчас мне сказали, что канистру проверяют эксперты. Меня самого допросили еще до того, как доставили в институт Склифосовского. Там лицо, левую руку и ногу обработали каким-то раствором и только сегодня (в понедельник) выписали. Все тело красное, в волдырях, как будто крапивницей болею...

Я понимаю тех людей, которые также пострадали. Ко мне прямо у трамвая подошли несколько человек, взяли мои данные, угрожали разобраться потом... Но поверьте, это несчастный случай! Я был уверен, что канистра в порядке.




Партнеры