Сладкая каторга

14 августа 2003 в 00:00, просмотров: 279

Вырастить умного и смышленого ребенка — нелегкий родительский труд.

А взлелеять гения — настоящее искусство. После того как “МК” написал о Жене Дьяконове, который в 13 (!) лет поступил на физический факультет МГУ, на нас обрушился шквал звонков. Родители умоляли рассказать, как вырастить вундеркинда.

Мы попросили маму Жени, доктора наук, ведущего научного сотрудника РАН и академика Академии наук США, Ирину Дьяконову поделиться секретами.


Ирина Алексеевна самостоятельно выучила 14 языков, поэтому, когда на свет появился Женя, она решила апробировать на своем первом и единственном отпрыске собственную уникальную методику воспитания. До пятого класса, программу которого Женя освоил уже в семь лет, мальчик не видел ни одного учебника — всему учила мама.

— Ирина Алексеевна, сколько лет было Жене, когда вы начали с ним заниматься?

— Семь дней. Несмотря на то, что все твердили мне, что это слишком рано. Есть такая пословица: “Рано упражняется тот, кто хочет стать мастером”. Мне хотелось, чтобы у сына проснулась страсть к учебе. Я ставила Жене кассеты с курсами английского, французского и немецкого. На деревянных кубиках показывала русский алфавит и латиницу. Даже Моцарта включала — это до сих пор его любимый композитор. В шесть месяцев он начал говорить, а в два года уже свободно читал и писал — мог начертить любое слово мелком на асфальте. С года я читала Жене таблицу умножения. В три он знал ее наизусть. А считать его научила бабушка. Они с Женей ходили гулять и произносили вслух номера машин.

— Вы, наверное, пользовались разными умными книгами по воспитанию детей?

— Самое смешное — нет! Я опиралась только на свой опыт и чутье. Единственное, что вспомнилось, — труды великих педагогов, которые я читала в университете. Макаренко, Каменский, Соловейчик...

— В чем особенность вашего метода?

— Ничего не спрашивать, ничего не требовать, не задавать никаких вопросов. Постоянный контроль в воспитании ребенка неприемлем. Надо зажечь ребенка изнутри. Я просто подумала, что больше всего получила от тех преподавателей, которые никак меня “внешне” не контролировали. Эту же модель “окрыления” решила применить к Жене.

— Как вам удалось добиться того, что в пять лет Женя заговорил на трех иностранных языках?

— Просто пока он играл в машинки — я читала ему курс английского языка. Потом — полные курсы, которые проходят в университете. К девяти годам Женя прошел их уже осознанно. А в десять сдал все три языка на аттестат зрелости. А еще с четырех Женя слушал латинские пословицы и поговорки и изучал “бон реи” — грамматические образцы японского языка. Два дня в неделю мы занимались европейскими языками, а оставшийся седьмой учили латынь и японский. Он знает двадцать иероглифов, но этого мало — для того, чтобы читать японскую газету, нужно около двух тысяч.

— Откуда столько терпения?

— Рождение ребенка — это своеобразная миссия. И с этим надо считаться. Ведь человек не должен относиться к своему чаду, как собака к щенкам, которых она может спокойно бросить. Большое спасибо Жениной бабушке, которая в это время вела все хозяйство.

— Вы никогда не боялись, что усилия будут напрасны?

— Конечно! С самого начала. Но количество всегда переходит в качество. Так было и с Женей. Читаешь, читаешь ему — никакой отдачи. Потом раз — и рывок. Сын выдает такое, что хоть стой, хоть падай. Самое главное — не форсировать события.

— Вы заставляете Женю делать “домашку”?

— Никогда. Ребенок должен сам решить, когда ему сесть за уроки. Я занималась с Женей не более трех-четырех часов в день и при этом чутко следила за его настроением — хочет он заниматься или нет. А чувство внутренней дисциплины нужно развивать сызмальства. Ну а потом все это превращается в “сладкую каторгу” — ребенок учится ради высокой цели и получает затаенное удовольствие...

— Такой садомазохизм, да?

— Типа того.

— Ну а если малыш не хочет учиться вообще?

— Тогда родители должны дать ему право выбора. Может, он прирожденный спортсмен или художник? Пусть человек станет профессионалом в той области, в которой он может и хочет.

— Для гармоничного человека важен не только блестящий ум, но и крепкое тело. Женя спортом занимается?

— Нет. Только гуляет по лесу. Я вообще спорт не люблю и считаю, что самое ужасное — когда тело преобладает над духом. Как в Спарте.

— А какое участие в воспитании Жени принимает его папа?

— Он давно умер.

— А друзья у Жени есть? Ему же, наверное, неинтересно с ровесниками?

— У сына никогда не было проблем в общении. Самый близкий друг — его бывший одноклассник и будущий однокурсник. Женя ведь в семь лет пошел в пятый класс и учился с этими ребятами до одиннадцатого. На каком-то этапе проблема возраста нивелируется. В школе, в вузе ребенок тусуется только в своей возрастной группе, и, когда он выходит в большую жизнь — для него это шок. А Женя уже подготовлен к общению со старшими.

— Многие вундеркинды разочаровались в жизни, когда становились взрослыми. Не боитесь за сына?

— Нисколечко. Женя учился в хорошей школе, вырос в благоприятной среде. А другим родителям я хотела бы посоветовать обязательно защищать своих “одаренчиков” от мелочных упреков и плохих людей.

— Ирина Алексеевна, вундеркиндов пока от армии не освобождают. А Женя в 18 лет уже закончит вуз...

— Я надеюсь, что к тому времени Женя защитит диссертацию (смеется).




Партнеры