ЗАО и против

15 августа 2003 в 00:00, просмотров: 216

В Москве полыхает гражданская война. Горячие точки вспыхивают то в Сокольниках, то теперь вот — на улице Матвеевской. Как в любой гражданской войне, здесь нет правых и виноватых. Есть только общие предметы спора. В столичных разборках это куски московской земли в несколько гектаров.

— Мы стоим здесь трое суток. Днем, когда все на работе, — бабушки, по ночам мужчины. Все из окрестных домов. И ни одну из машин мы на стройку не про-пус-тим! — говорят, обступив меня кольцом, взбудораженные люди.

За их спиной — огороженная строительная площадка. Лениво курят рабочие. Техника стоит без действия. Велика угроза того, что жильцы бросятся под колеса. Так уже было сегодня утром. Люди встали живой стеной на пути пытавшегося прорваться на стройку грузовика. Рабочие оттаскивали бабушек, пытались поливать их из шланга.

Еще несколько дней назад здесь все было тихо и спокойно — бабушки сидели на лавочках, а не у ворот стройки, малыши играли на детских площадках. В одну ночь деревья вырубили и площадки снесли (одна из них, кстати, в прошлом году получила премию на районном конкурсе “Мой двор, мой подъезд”). Еще в июле 2002 года место это было определено под инвестиционную застройку — 17-этажный 4-подъездный дом. Как говорят жильцы соседних домов, их мнения по поводу строительства никто никогда не спрашивал.

— Нам показывали выписку из протокола общего собрания жильцов окрестных домов, где они якобы давали на стройку согласие, — говорит член инициативной группы жильцов Михаил Простов. — Но наши дома, ближе всех расположенные к стройке, в собрании не участвовали и согласия не давали.

— Это голосовали люди из пятиэтажек, — говорят наперебой другие “пикетчики”. — Им просто в этом доме квартиры обещали. Но муниципальный дом так и не поставили — теперь коммерческий строят.

У инвесторов строительства свой взгляд на происходящее.

— Эти бабушки лезли под машину, кусались и щипались, нанесли увечье нашему парню, — говорит гендиректор ЗАО “Агентство недвижимости” Галина Дубровина. — А ведь их всего несколько человек, они весь народ не представляют. Мы им после строительства благоустроим территорию, поставим новую детскую площадку, финскую. А 35% жилой площади перейдет в фонд города. Но эти люди слушать ничего не хотят.

И вроде бы все документы на строительство есть, и мнение жильцов соседних домов, которые не хотят новой стройки, понятно. Совершенно неясно только, кто разрешит этот спор. Власти пока смотрят на конфликт со стороны, не вмешиваются. Лишь когда дело доходит до рукоприкладства, приезжает остужать пыл наряд милиции: чтобы, как в Сокольниках, не было драки с кровью.

Но главный вопрос, как нам кажется, в другом. Почему в Москве постоянно, из года в год, повторяется одно и то же: новостройки, пикеты, митинги, стычки жильцов с рабочими и охранниками строящихся объектов? Кто на самом деле прав, а кто виноват? Как выглядят эти конфликты с точки зрения закона, а не эмоций?

— Во всем мире местные жители всегда против нового строительства. Их девиз — стройте где угодно, только не у моего дома. Москвичи — не исключение, — говорит депутат Мосгордумы Москвин-Тарханов, один из авторов и идеологов московских законов о необходимости согласовывать стройки с жителями. — Например, в Америке все просто. Есть строительные нормы и правила. Одно их малейшее несоблюдение — все: или дом не построят, или, в случае постройки, он будет снесен. Зная это, американские строители на всякий случай запасаются положительными решениями суда, чтобы потом ничто не мешало стройке...

У нас тоже есть строительные нормы и правила. Но законодательство более либеральное. Мы этим гордимся. Наш либерализм означает, что строительство в Москве ведется с учетом мнения жителей. Но этот “учет мнений” вовсе не предполагает, что москвичи дают разрешение и согласовывают грядущее строительство.

— Это самое большое заблуждение жителей. Люди не дают разрешение на строительство, а только высказывают свое мнение, — подчеркивает Москвин-Тарханов. — И никаких согласований с людьми не будет. В противном случае все строительство в Москве остановится.

Но этим летом городская Дума приняла новый закон о согласовании с жителями строительных проектов. По нему все в идеале должно происходить так: когда инвестор выберет для строительства какую-нибудь территорию, он должен оформить разрешительную документацию, согласовать ее с экологами и получить одобрение жителей. И только после этого составить проектно-сметную документацию и получить разрешение на строительство у властей. А на деле либерализм наших законов привел к тому, что строители частенько оформляют необходимую документацию задним числом и тем же задним числом узнают о негодовании жителей.

В запутанном и очень неконкретном законе для этого негодования есть лазейки. И жалобы остаются, и люди, протестующие против строек, готовы охватить пикетами всю Москву.

Власти считают, что нужно заранее информировать граждан о будущем строительстве, и тогда проблем не будет. Потому что вносить изменения в проект в самом начале просто. Но если жители принципиально против намеченного строительства и считают, что оно идет вразрез с существующими нормами, то они должны подавать в суд. В противном случае Москва обречена на пикеты. А уж пикеты (к тому же если на них получено разрешение) у нас можно проводить сколько угодно...

Кстати, вчера же получил продолжение и конфликт в Сокольниках, где на защиту интересов жильцов встал лично московский мэр. Гендиректор компании-застройщика Анатолий Почта заявил: “Строительство дома пока не началось, компания собиралась лишь оградить стройплощадку”. И добавил, что вообще-то они имеют всю (!) необходимую документацию, но не собираются заниматься самостроем и выполнят требования, которые к ним предъявляют столичные власти, тем более что на сторону жильцов встал Юрий Лужков.

Кроме того, г-н Почта считает, что акция протеста в Сокольниках — не инициатива простых жильцов, а откровенная провокация. “Жители часто упоминали фамилию зампреда Госстроя РФ Николая Маслова (известного недруга мэрии. — “МК”.)”, — заявил он.

Так что и в этом, казалось бы, абсолютно “бытовом” деле, похоже, замешана политика. Впрочем, что в Москве не политика? Тем более сейчас, перед выборами.




Партнеры