Кашу заварил Mаслов

18 августа 2003 в 00:00, просмотров: 210

Москву уже лихорадит от непрекращающихся выступлений общественности. То в одном, то в другом районе “отважные жители после трехдневного противостояния вступили в ожесточенную схватку с представителями строительной компании”. В газетах пишут, что “62-летняя бабушка упала в бульдозерный ковш”, а “один из жильцов получил легкие телесные ранения”. По телевизору рассказывают, как “мэр встал на сторону жителей”, а “строители подали в суд на префектуру”.

Чем чаще стали поступать сводки с мест сражений, тем больше становилось очевидно, что перед нами разыгрывают дурно пахнущий спектакль. И что у этого спектакля есть свой режиссер, сценарист и куча операторов. А дабы зрители не заскучали и не переключились на другой канал, режиссер предлагает сразу несколько постановок — в разных районах города.

У москвичей отношение к мыльно-строительному сериалу сложилось неоднозначное. Людям все больше хотелось взглянуть краем глаза на постановщика. Да только он все как-то не спешил раскрывать своего лица. Но — все маски были сорваны 13 августа. В этот день на улице Партизанской в ДК “Зодчие” состоялась конференция общественного фонда “Народный контроль”. Конференция шла в двух шагах от моего дома, и я решил заглянуть.

Кипящие на сцене “Зодчего” страсти напоминали извержение проснувшегося вулкана. На сцену выходили разные люди. Все больше — представители территориальных общин и работники местного самоуправления. И все как один обвиняли столичные власти. Особенно запомнилось неистовое выступление некоего Рустама Махмудова. Рустам Рахимович клеймил правительство за строительную политику в Крылатском, сетуя на то, что у местных жителей на 65 тысяч населения приходится 40 тысяч автомобилей, что перекрывает общепринятые нормативы минимум в три раза. А беспринципные власти совсем не берут этот факт во внимание.

— Пока рядовые москвичи бедствуют, бизнес и власть ударно слились в экстазе праздника жизни! — закончил свое выступление борец за права москвичей. Зал аплодировал ему стоя.

Фору Махмудову смог дать только первый замначальника Госстроя России Николай Маслов. Он порадовал собравшихся сообщением о том, что в мэрии царит паника. “Чиновники боятся, что Юрий Михайлович не выдвинется на очередной срок. Все спрашивают: что с нами будет? — сообщил Маслов. — Но я их успокаиваю: с вами будет быстрый, но справедливый суд”.

После того как вслед за Масловым на трибуну поднялась инициативная группа, засветившаяся в конфликтах на Егерской улице и Знаменке, маски были сорваны окончательно. Стало ясно: в ДК стартовала выборная кампания борьбы за пост мэра Москвы. И возглавил ее г-н Маслов. Личность, сумевшая еще при жизни вписать себя в анналы истории.

В столичном департаменте жилья Николай Васильевич отвечал за приватизацию. И провел ее столь блестяще, что счет убиенным одиноким старикам и старушкам в процессе оформления прав на жилье пошел на тысячи. Но это не помешало приватизатору поставить на поток выпуск календариков со своим фото и подписью: “Маслов — наш президент-2000”. Президента из Николая Васильевича не получилось, народ почему-то выбрал Путина. Не получилось из него и приватизатора: узнав о последствиях его деятельности, взбешенный Лужков уволил Маслова прямо на заседании правительства. По словам пресс-секретаря мэра Сергея Цоя, он тогда летел из мэрии впереди собственного визга.

На какое-то время г-н Маслов выпал из поля зрения бывших коллег. И всплыл в Госстрое. Нашлись добрые люди, подобрали, обогрели. Маслов развил на новом месте бурную политическую деятельность. Предложил объединить в один субъект Федерации Москву и область и отдать территорию внутри Бульварного кольца в ведение федеральной власти.

Узнав о пресс-конференции, на которой Маслов вбрасывал в СМИ свои идеи, начальник Госстроя Кошман дал срочное поручение своей пресс-службе публично отмежеваться от коллеги, заявив, что тот полномочен выражать только личную точку зрения. А приказ об увольнении Маслова, как выяснилось, давно лежит на столе у премьер-министра Касьянова. Но тогда добрые дяди не дали своего глашатая в обиду. “Не Кошман меня назначал, не ему меня снимать!” — гордо заявил после брифинга Николай Васильевич.

И вот теперь он оседлал антимэрскую оппозицию. Так что не за горами время, когда в продаже появятся календарики с его профилем и надписью “Маслов — наш мэр”. Идея приватизатора, скорее всего, провалится и на этот раз. Но зато нам в предвыборную кампанию шоу гарантировано.

Тех, кто пытается сейчас штурмовать высоты московской власти, нельзя отнести к защитникам униженных и оскорбленных. Если они дорвутся до желаемого, длинные приватизационные очереди и массовые убийства одиноких старушек покажутся нам невинными забавами. Стоящие за Масловым “опекуны” акционируют все, включая газ, свет, сантехнику и коммуникации. И даже в свой туалет мы будем ходить за собственные деньги.




Партнеры