Служили три “товарища”

18 августа 2003 в 00:00, просмотров: 429

Вроде и неплохое слово “товарищ”, но несчастливая у него судьба. После 70 лет советской власти оно годится лишь для того, чтобы подзывать официантов в ресторане...

Однако в попытках внести хоть какую-то интригу в снотворную избирательную кампанию политтехнологи решили повторить революционный успех 1917 года и вернуться к затасканному обращению. Сегодня должна состояться пресс-конференция (во всяком случае — обещана), на которой Сергей Глазьев, Дмитрий Рогозин и Виктор Геращенко объявят о создании нового избирательного объединения “Товарищ”.


Подоплека комбинации совсем не сложная. В Администрации Президента, очевидно, не хотели, чтобы Глазьев украшал своей фамилией первую тройку списка КПРФ. А сам Глазьев, видимо, устал находиться в коммунистическом руководстве на правах нелюбимого пасынка. Этим летом окончательно стало ясно: перспективы карьерного роста в компартии у бывшего полулиберального экономиста невелики, даже если Геннадий Зюганов в ближайшее время покинет пост лидера. Другие красные функционеры наверняка обойдут не совсем своего “товарища” в случае кадровых перестановок.

Но и терять заработанные на выборах в Красноярске очки, безропотно отдавать их в копилку общего дела Глазьеву не хотелось. Чтобы как-то постараться использовать момент, ему нужно были деньги и оргструктура. И то, и другое предоставил Кремль. Так что на какой-то момент интересы Глазьева и критикуемого им режима совпали. Политтехнолог Марат Гельман с блеском выполнил задание и раскрутил-таки Глазьева на рискованный уход от КПРФ. Впрочем, уход, который наверняка облегчил тяжелое предвыборное настроение товарища Зюганова, сбагрившего очередного шибко умного конкурента.

Но после того, как Глазьев сел на “Товарища”, выяснилось: с ним произошло то же самое, что и с любым другим красным перебежчиком. Брэнд КПРФ им нужен больше, чем компартии любые фамилии в избирательном списке. К тому же в компанию к Сергею Юрьевичу первоклассных исполнителей эпизодических ролей подобрать не удалось. Вторым номером стал Дмитрий Рогозин, который когда-то даже с помощью генерала Лебедя не сумел преодолеть 5-процентный барьер на парламентских выборах, возглавляя почивший в бозе Конгресс русских общин. Затем с легким скандалом покинул “Народную партию”, чтобы перейти в “Единство”. Но в “Единстве” не был на дух воспринят уже обосновавшимся там руководством и в итоге так и не сумел вернуться обратно к Райкову.

Третьим “товарищем” стал бывший главный банкир Виктор Геращенко. Если у Рогозина нет выбора, то с Гераклом ситуация другая. Безусловно, он человек независимый, самостоятельный, но, как всякий потомственный банкир, имеющий весьма разветвленные интересы.

Конечно, если бы из КПРФ удалось вырвать вторую приглашенную звезду уровня Глазьева — например, академика Алферова, позиции “Товарища” могли выглядеть перспективными. Но теперь очевидно, что даже при наличии мощной административной поддержки расколоть КПРФ таким образом не удастся.

Конечно, и у Гельмана, и у других людей, которые занимаются созданием “Товарища”, наверняка есть понимание, что даже для отбытия номера необходимы региональные структуры и набор функционеров в центре. Пока ничего подобного нет, что еще больше осложняет перспективы нового патриотического движения.

Правда, нынче якобы появилась идея передать “Товарищу” структуру “Народной партии”. “Народная партия” явно ожила и вызывает раздражение у некоторых стратегов из МВД. Райкову пока удавалось отбиться. Но если тупо поменять руководителей “нардепов” на “товарищей”, то единственной жертвой Глазьева, Рагозина и Геращенко станет “Народная партия”...

Пример “Товарища” наверняка станет еще одним доказательством, что, выдергивая из КПРФ отдельных человечков, нельзя сломать зюгановскую партию. В стране бедных много.




    Партнеры