Не трогайте аппарат — поменяйте змеевик

18 августа 2003 в 00:00, просмотров: 291

— Какой тебе самогон нужен-то? — сквозь оконную щель грозно спрашивает сердитый голос. — Сейчас же отвечай, кто послал, а то своих позову, не поздоровится.

Светлане, отпетой самогонщице, сам “Елисеевский” может позавидовать. У нее просто фантастический ассортимент товара: душистый, томатный, анисовый, рисовый, кефирный и даже... Наполеоновский.

Самогонщица тем временем начинает терять терпение:

— Рюмка напитка, вне зависимости от разновидности, — 6 рэ, чекушка — 15, поллитра — 30. Дешевле не найдешь: четыре точки, и везде одно и то же.

У одной из точек мы познакомились с постоянным клиентом самогонщиц — профессором химии, бывшим преподавателем одного из столичных вузов. Петр Семенович лет десять как в хроническом запое и нынче разбирается в самогоне так же блестяще, как когда-то в химии.

— Светкин самогон — настоящая отрава, — жалуется профессор. — Димедрол, собака, подкладывает. Это коммерческий ход: таблетки вызывают сильнейшее похмелье, а соответственно, наутро нужно срочно выпить. Но по-прежнему употребляю эту отраву: 30 руб. за пол-литра, в два раза дешевле обычной водки.

Петр Семенович разложил самогон на атомы и молекулы после первой же дегустации сомнительного зелья. По характерному привкусу и онемению языка он определил, что в нем присутствует димедрол. Мастерство, как говорится, не пропьешь! Потом профессор провел собственную экспертизу на дому. Благо лакмусовые бумажки остались у него со времен работы в институте. Его предположение полностью подтвердилось.

— Никакой это не димедрол, а реланиум — сильный транквилизатор, от реакции которого со спиртом можно двое суток беспробудно проспать, — вступает в разговор откуда-то появившийся старичок (наверное, академик). — Я благодаря Светке от импотенции излечился. Точнее, благодаря ее напитку. Заедал самогон сельдереем. И вот теперь... женюсь в третий раз.

— Бабки в кредит никогда не дают, — жалуется еще один завсегдатай, Иван, которого не слушаются трясущиеся руки, и он никак не может нащупать кошелек. — Хоть под забором помирай. Жадные, как плюшкины, — огурчика соленого на халяву не выпросишь.

Что такое змеевик, знает каждый ученик

В поселке Красково, что под Люберцами, за памятником вождю пролетариата расположились ничем не приметные на первый взгляд частные дома.

“Избушки на курьих ножках” — так называют их местные подростки.

А самогонщиц ласково — бабками-ежками. Если бы не они, то сотни поселковых выпускников прощались бы со школой без настроения. А пропустить рюмочку-другую на переменах у старшеклассников уже давным-давно стало признаком взрослости.

Бабки-ежки — две Татьяны, Светлана и Ольга — балуются самогонкой уже несколько лет. Причем сами ни капли в рот не берут. С виду прилично одетые, напудренные и даже при маникюре. Как самые настоящие бизнесвуменши. А что удивляться? Ведь у предпринимательниц должна быть трезвая голова: спьяну зелье не сваришь. Мужиков своих и близко к самогоноварению не подпускают. Если тем доверить дело, то к ним тут же, как саранча, дружки налетают. Добром это не закончится: хорошо если только брага подгорит, а может и изба вспыхнуть.

Есть в Краскове еще один умелец-алхимик — торгует спиртом, разбавленным водой. Но, как уверяют местные жители, сия бодяга популярностью не пользуется: цена, как на водку, — 60—70 рублей за пол-литра, да еще предположительно спирт технический.

От “копыт” отскакивает

Точной статистики по самогоноварению в Подмосковье никто не ведет. Но особенно оно процветает в дальних районах губернии, где зарплата у людей совсем махонькая, а пить они привыкли не меньше, а может, даже и больше, чем в крупных городах. Вот и пьют горькую...

Ни один самогонщик не продаст бутылку незнакомцу или незнакомке. В Краскове еще жива память о советских временах, когда за сомнительный бизнес высылали на пару лет за 101-й километр. Поэтому и по сей день у самогонщиков действуют суровые правила конспирации, в лучших традициях разведчиков. В качестве пароля покупатель должен назвать имя некоего “копытного”, а лучше его лично послать за самогоном. Тот, кто идет за товаром, получает так называемые копытные — 100 граммов с бутылки. “Копытного” знают еще несколько человек, которые пользуются доверием у самогонщиц. Если предводителя нет на месте, нужно разыскать его поверенного. Дать ему деньги и 50 граммов (как младшему по званию достаточно) с каждой бутылки за доставку.

Но ни “копытные”, ни посредники не захотели нас сопровождать: по одежке видно, что самогон мы не употребляем. А им проблемы не нужны: если облажаются, бабки предадут их анафеме, перестанут обслуживать. Пришлось действовать по ситуации и сыграть роль менеджера фирмы, которого якобы заслала пьющая братва раздобыть аж 60 бутылок “огненной воды” на пикник.

Самогонщица Татьяна была недовольна приходом непрошеных визитеров, но желание сбыть крупную партию оказалось превыше конспирации. Солидные (по нашим предположениям) объемы заказа ее нисколько не удивили. Видимо, ежедневно она гонит гораздо больше. Но сколько, не призналась: коммерческая тайна.

— Ко мне даже из столицы приезжают, — не без гордости сказала она. — Варю самогон уже несколько лет. На пенсию в 1,5 тысячи не проживешь. А так уже крышу починила, баню построила и...

— ...и в Америку съездила, — перебивает племянник, неожиданно появившийся на крыльце.

— ?!

Оказывается, сын Татьяны — известный фигурист (не будем называть его фамилию — как говорится, сын за мать не в ответе) и тренируется в Штатах.

Действительно, судя по тому, что самогонщицам сахар и дрожжи завозят целыми машинами, выручка и оборот у них приличные.

— Одна из моих конкуренток по бизнесу купила новенькую иномарку, — с завистью говорит женщина.

Хотя считать чужие доходы дело неблагодарное, тем не менее выгода от самогоноварения очевидна. Чтобы получить 10 литров напитка, нужно 10 кг сахара (по оптовой цене 18 рэ за кило), плюс пачка дрожжей — 4 руб. Итак, 20 бутылок крепкой добротной выпивки выливаются для изготовителя в 220 рублей.

Зарабатывают же они на партии 600 руб. И если ее продавать как самую дешевую водку, то прибыль с 10 литров самогона составляет почти 300%, или 380 рублей. Самогонщики, как известно, налогов не платят — соответственно, все доходы текут им в карман. Если в месяце 30 дней, и, предположим, самогонщицы минимально продают по 10 литров, даже при таком раскладе получается неплохая прибыль — 11 тыс. 400 руб. А может, и того больше.

В лаборатории алхимиков

Избушки самогонщиц напоминают мини-ликеро-водочные заводы. В кладовке булькает заправленная брага, и тут же по веревочке в канистру стекает самогон. В течение недели брага должна дойти до кондиции. Но алчные красковские самогонщицы в погоне за прибавочной стоимостью в два раза ускоряют этот процесс. Все гениальное просто: брагу они дополнительно заправляют томатной пастой. Ингредиент готов уже через три-четыре дня.

Самогонные аппараты поражают своим разнообразием. Самый мощный — стиральная машина под кодовым названием “Фея”. Видимо, на “Индезит” еще не разжились. Для стирально-машинного самогона нужно взять 10 кг сахара, 100 г дрожжей, 3 литра молока, 30—40 литров воды. Поместить все это в “Фею”. Крутить два часа, затем дать отстояться и перегнать.

Стиральная машинка придает изысканный вкус (особенно если перед этим стирали белье “Ариэлем” или “Тайдом”) и анисовому самогону — любимому напитку Петра I. Его бабки делают на заказ для VIP-клиентов, с наценкой в 10 рэ. Для его приготовления нужно истолочь 200 г семян аниса, залить их 10 литрами очищенного двойного самогона и настаивать 4 недели. Добавить 5 литров воды и перегнать. Затем добавить 200 г толченых семян аниса и вновь настаивать 4 недели. Отфильтровать и разбавить на 1/3 мягкой родниковой водой.

Самые распространенные самогонные аппараты — вместительные кастрюли. На вид это самая безобидная железяка. Стоит себе на медленном огне, словно в ней варится компот. На самом же деле там брага. А с внутренней стороны крышки припаян специальный конус с отверстиями у основания. Брага кипит — ее пары поднимаются вверх. Через отверстия они попадают в конус. А на крышке влажное холодное полотенце для конденсации паров. В конусе, таким образом, аккумулируется самогон. Это самые надежные аппараты для конспирации — никакого запаха соседи не почувствуют.

Выдают самогон в бутылках из-под водки, причем с этикетками. Сервис, одним словом! Тару приносят сами постоянные клиенты — из дома или с помоек.

Только, как признаются самогонщицы, один недостаток: как змеевик ни крути, напиток все равно получается вонючий. Все это опять-таки из-за их же собственной алчности. Когда жидкость идет уже мутной, надо прекращать процесс. В остатке (примерно 2 литра) лучше долить новую бражку и добавить туда немного сахара. Это снизит себестоимость следующей партии и поднимет ее качество. Но когда дело доходит до остатка (мутной вонючей самогонки), то они ничего поделать с собой не могут: “выжимают” все до последней капли. Условно 10 литров самогона при перегонке делятся на три фракции: первач (1 литр, крепостью в 90 градусов), потом 3—4 литра крепостью около 70, 2—3 литра градусов под 40 и мутный остаток, который совсем не сладок и, кроме амбре, ничего хорошего не дает. По идее, разная крепость и стоить должна по-разному. Но ее величество бутылка везде продается по 30 рэ. Чтобы не путаться во фракциях, их сразу сливают в одну емкость. Получается весьма экзотический коктейль в 50, а то и 55 градусов. Но несмотря на все издержки производства, сим священным напитком, по преданию (которое с удовольствием передают из уст в уста красковские самогонщики), не брезговал сам Наполеон. Только “огненная вода” спасла его от подмосковных морозов. Поэтому к напитку в больших бутылках прочно приклеилось название “Наполеон”, а к маленьким — “Шанель №5”.

Молчание ментов

Красковская индустрия самогоноварения притаилась прямо под носом милицейского опорного пункта. Мы решили навестить начальника малаховского отделения стражей правопорядка Александра Попова, к которому и относится поселок.

После вопроса, знает ли о существовании самогонщиков милиция, Сан Саныч проявил потрясающие театральные способности и даже выдержал интригующую паузу.

— Впервые слышу! — изобразив гнев и удивление, отрапортовал он. — Быть этого не может: участковый Юрий Григорьев знает, как и чем живет каждый житель.

— По меньшей мере нужно быть слепоглухонемым оперуполномоченным, чтобы не заметить точек самогонщиц, — не сдержалась я.

Только тогда для проформы начальник все-таки отправил нас к своему заместителю. Может быть, тот заинтересуется самогонщиками? Константин Дмитриевич лишь взглянул на вещественные доказательства — бутылку зелья — и тут же стал жаловаться на милицейскую службу. Мол, дел у них и так хватает. Оказывается, в новом Административном кодексе нет вообще статьи за самогоноварение. А раз документа нет — значит, и проблемы не существует.

Конечно, бизнесвуменш можно привлечь за незаконное предпринимательство — налогов они не платят — или за торговлю без лицензии. Но для этого нужно провести оперативные мероприятия: ночь просидеть в засаде, получить санкции прокурора на обыск, нарушить владения частной собственностью, что чревато последствиями, и т.д. и т.п. Работа прямо как по захвату террористов. Но только премию за это не дают и дополнительных звездочек на мундир не вешают. Одним словом, дело труба.

Так что зря самогонщицы шифруются. Вполне возможно, что при таком милостивом к ним отношении скоро они откроют свои супермаркеты при домашних фабриках или кафе. Народ и так уже мечтает о бутербродиках на закуску и скамеечке с зонтиками.

P.S. Имена и фамилии некоторых героев по понятным причинам изменены.



Партнеры