Голова болит от сводки

19 августа 2003 в 00:00, просмотров: 193

В конце прошлой недели военные в Чечне озвучили последние данные о количестве активных боевиков в республике — 1200 человек. И в памяти сразу всплыл генерал Валерий Манилов: в бытность заместителем начальника Генштаба и по совместительству “главным рупором” Минобороны несколько лет назад он называл на брифингах точно такие же цифры.

В простое совпадение верится с трудом. Хотя бы потому, что ежедневно с Северного Кавказа приходят сводки об очередных успехах федералов в борьбе с террористами. Да и как им не быть, коли против военных сражаются разрозненные группки бандитов численностью 3—5 человек. За весь нынешний год Региональный оперативный штаб зафиксировал появление отрядов в более 30 “штыков” не более 7—8 раз. Как и положено, бои заканчивались смертью бандитов или на худой конец равноценными потерями сторон. Например, когда в прошедшую субботу у Джалкинского леса под Гудермесом бойцы 34-й бригады ВВ попали в засаду, потери, как ни странно, понесли не федералы, а боевики. Вообще, если верить информации о количестве уничтоженных в Чечне бандитов, в республике почти не осталось взрослого мужского населения. Суммарные потери боевиков за относительно спокойные летние месяцы 2003 г. составили более 200 человек. В период активных боевых действий эти цифры удваивались, а то и утраивались. Получается, последние 9 лет террористы ежегодно теряли как минимум 1200 человек. 1200 теряли, но 1200 и оставалось...

Простое объяснение парадоксу подыскали в оперативном штабе в Ханкале. Оказывается, количество участников незаконных вооруженных формирований продолжительное время держится на одном уровне из-за неубывающего притока в Чечню иностранных наемников. “В летнее время они могут просочиться через горные перевалы из Грузии, пробираются и через страны СНГ, купив туристическую визу и имея на руках законные документы”, — утверждает представитель РОШ полковник Илья Шабалкин. По его словам, продолжается и рекрутирование в отряды местных жителей, а примерно 2000 чеченцев являются пособниками боевиков — выполняют поручения по сбору информации, доставке продуктов питания, медикаментов, но сами не принимают участия в вооруженных акциях.

Но по поводу иностранцев с Шабалкиным категорически не согласны пограничники. Как сказали “МК” в Главном штабе погранвойск, массовая переправка в Чечню наемников исключена, а пять или даже десять нарушителей-иностранцев в любом случае не сделают погоды. Выходит, с цифрами у силовиков полный бардак. Даже премьер-министр Чечни Алексей Попов, которого трудно заподозрить в симпатиях к сепаратистам, говорит как минимум о вдвое большей их численности: “Я могу оперировать цифрами, которые приводят спецслужбы. В Чечне от 2 до 3 тысяч участников бандформирований”.

О том, что у военных туговато с арифметикой, свидетельствуют и другие факты. Если при подсчете боевиков они явно завышают показатели, то количество погибших солдат и офицеров несомненно занижено. По официальным данным Минобороны, с начала 2003 года на Северном Кавказе погибли 148 военнослужащих, полугодовые потери внутренних войск составили 53 человека. По информации независимых источников, реальные потери федералов примерно в полтора раза выше. “Надо иметь в виду, что немалый процент занимают так называемые небоевые потери — самострелы, пьяные разборки, смерть в результате травм, — уточняет наш эксперт в Минобороны. — Снизить этот показатель поможет перевод 42-й мотострелковой дивизии на профессиональную основу. А вообще-то борьба с террористами все-таки дело МВД, а не армии. Снимут с армейских подразделений в Чечне несвойственные им задачи — и не придется командирам мудрить с информацией для сводок”.




Партнеры