Самый гуманный в мире пожалел “оборотней”

19 августа 2003 в 00:00, просмотров: 510

После ареста “оборотней” из МУРа эта история как-то подзабылась. Дело против группы сотрудников ЦРУБОПа, которых в столичной прокуратуре именуют не иначе, как “оборотни-1”, не сходило со страниц газет.

И вот — долгожданный финал. Правда, не слишком оптимистичный. Вчера Мосгорсуд вынес окончательный приговор четверым офицерам милиции и двум их подельникам-понятым. Каждый из подсудимых получил срок в 2—4 раза меньше, чем просил гособвинитель.

Арест сотрудников ЦРУБОПа — любимого детища Владимира Рушайло — стал первой громкой акцией, проведенной Борисом Грызловым. Тогда, весной 2001 года, в руки ГУСБ попали начальник отделения 5-го отдела ЦРУБОПа подполковник Михаил Игнатов и несколько его подчиненных.

Игнатова взяли с поличным. Ранее по надуманному обвинению в вымогательстве он задержал сына знаменитого тренера Елены Чайковской. 150 тысяч долларов — такую цену объявили ей за прекращение уголовного дела, но Чайковская предпочла обратиться в ГУСБ.

В ходе следствия, которое вела прокуратура Москвы, всплыли и другие “похождения” подполковника.

Так, в феврале 1999 года он вместе с группой црубоповцев подбросил при обыске гендиректору компании “Инфистрах” Пахомову браунинг. Причем, как оказалось впоследствии, пистолет этот вообще не был пригоден к употреблению, и, чтобы выстрелить, его надо зажимать в тиски. Аналогичной провокации подвергся и столичный коммерсант Спирин, которого оперативникам также “заказали” конкуренты...

Уже после ареста на защиту Игнатова бросилось немало людей. Все они упирали на боевые заслуги подполковника и множество раскрытых им преступлений (за громкое освобождение израильского мальчика Ади Шарона Игнатов, например, получил медаль ордена “За заслуги перед Отечеством”). Но вот каким образом достигались эти результаты — все почему-то молчали.

Между тем следствие установило, что Игнатов и его подчиненные регулярно избивали подследственных (и просто свидетелей), выбивая из них показания. Пытки, которые применяли црубоповцы, мало чем отличаются от гестаповских. Людей подвешивали за руки; надевали на головы полиэтиленовые пакеты; бросали на пол, кладя на живот спинку от стула, и прыгали сверху ногами. (В одном случае подобным издевательствам подвергся даже их коллега, дознаватель 5-го отделения милиции, которого распяли и оставили на несколько часов взаперти.) О банальных избиениях я уж не говорю.

Даже выпуская своих жертв на волю, в покое их не оставляли. Следствие детально проследило историю гр-на Севрюка, которого Игнатов задержал по подозрению в похищении человека. Без еды и питья он продержал его в милиции до поздней ночи (естественно, избив), а потом Севрюка привезли к аэровокзалу и задержали снова. На этот раз в карманах его пальто “нашли” наркотики...

Суд над “оборотнями” с Шаболовки шел не один месяц: слишком длинный шлейф преступлений тянулся за ними.

Тем не менее вынесенный вчера приговор поверг прокуратуру в шок. Игнатова приговорили к трем годам (против двенадцати, как просило обвинение), его подчиненных Сидорова и Черемных — к пяти. Остальные обвиняемые — в том числе и двое понятых, выступавших посредниками при получении взятки, отделались условными сроками.

Этот вердикт вызвал небывалый ажиотаж в зале. Бывшие сотрудники ЦРУБОПа, пришедшие поддержать боевого друга, не скрывали радости, ведь два года Игнатов успел уже отсидеть в СИЗО.

— Нам трудно понять логику суда, — признались “МК” в прокуратуре Москвы. — Ни один из пунктов обвинения не рассыпался; все свидетели подтвердили свои показания. Объяснение может быть только одно, только к юриспруденции отношения оно не имеет: скорее к экономике и финансам.

Не исключено, что прокуроры будут опротестовывать слишком мягкий приговор, а значит, ставить в этой истории точку еще рановато.




Партнеры