Жулье в рассрочку

21 августа 2003 в 00:00, просмотров: 472

На месте московской пенсионерки г-жи Кировской мог оказаться любой, у кого есть желание купить квартиру, но нет денег. Таких, чтобы заплатить всю сумму и сразу. Именно эти горемыки лелеют мечту купить квартиру в рассрочку.

Спрос рождает предложение. Компании, предлагающие жилье в рассрочку, появляются в Москве как грибы после дождя. Среди них — жилищно-накопительные кооперативы. В такую “чудо-компанию” и угодила пенсионерка Мариэтта Петровна.

Кузница счастья

“Мечты сбываются! — повторяла про себя Мариэтта Петровна, прочитав в газете объявление: “Кооператив “Счастливый дом” предлагает квартиры в Москве с рассрочкой платежа на 10 лет”. И название какое — “Счастливый дом”. Сразу видно: хорошие люди придумали. И условия — что надо”.

Она уже представляла себе однокомнатную квартиру, где будет коротать с мужем старость.

— Хорошо бы возле “Чертановской”, чтобы быть рядом с дочкой и внуком, — мечтала женщина.

На другой день Кировская с мужем стояли на Серпуховском Валу перед домом №25/31. У входа в здание красовался огромный рекламный щит с надписью “Счастливый дом”.

Их приняла очаровательная женщина лет 35 — красивая, любезная, как фея. Фея внимательно выслушала рассказ старушки о проблемах с жильем и последних деньгах, собранных всей семьей. А потом сказала, что для вступления в жилищно-накопительный кооператив нужно внести 14 тысяч долларов — половину цены однокомнатной квартиры. У Мариэтты Петровны было только 9400.

— Мы продали все, даже золотую медаль об окончании царской гимназии моей матери, заняли деньги, где только могли, — чуть не плачет Кировская.

Фея не уступила ни цента. Как выяснилось позже, это была хозяйка “Счастливого дома” Елена Полонская.

Покидая “Счастливый дом”, Кировская разрыдалась. Счастье здесь стоило слишком дорого. Знала бы она тогда, что потом ей придется заплатить за него еще больше.

Нехорошая квартира

От Полонской позвонили через два дня и сказали:

— Приносите деньги. Собрание приняло решение принять вас в кооператив.

23 ноября 2001 г. Кировская внесла сразу все свои 9400 долларов и стала членом кооператива. Теперь она регулярно получала расчетные листки, платила членские взносы (около 200 долларов в месяц) и считала дни. В договоре было сказано: в течение 60 дней кооператив купит ей квартиру.

60 дней прошло, а квартиры не было.

Сначала ей говорили: “Сейчас квартиры дорогие, ждите — цены скоро упадут”. Потом: “Подождите до Нового года — “однушки” подешевеют”. Сейчас Кировская очень жалеет, что не ушла из кооператива уже тогда.

Она согласилась на первую же предложенную ей “однушку” возле метро “Чертановская”. Но вдруг выяснилось: цена на нее возросла. Вторая квартира на Клязьминской улице (Полонская уверяла, что кооператив приватизирует ее и купит специально для Кировской) тоже сорвалась. Заместитель Полонской Юлия Тихомирова посоветовала Кировской самой искать варианты. Но что бы Мариэтта Петровна ни предлагала, ответ был один: дорого.

К этому времени сердце Кировской уже не раз екнуло. И пенсионерка стала писать Полонской официальные письма. Жаловаться пришлось долго. Наконец женщине сказали, что квартира для нее есть.

Это была маленькая “двушка” на 15-й Парковой в доме 42, корп. 4, хозяином которой числился некий г-н Прибылов — член того же кооператива. В доказательство того, что кооператив действительно эту квартиру купил, Кировской показали свидетельство о регистрации права собственности с печатью Москомрегистрации. И сказали:

— Теперь заплатите за оформление договора купли-продажи квартиры Прибылова 700 долларов.

Сумму удалось снизить до 400 “зеленых”. А в июне 2002 г. кооператив заключил с Кировской договор безвозмездного пользования квартирой. Мариэтта Петровна въехала в нее с разрешения кооператива, но зарегистрироваться так и не смогла. Прибылов из проданной квартиры не выписался и согласие на прописку Кировской не давал.

— Живите пока так, — сказала Полонская, — мы ему купим четырехкомнатную квартиру, и он выпишется. Мы уже и залог за его квартиру внесли.

Почему кооператив купил квартиру с прописанным в ней хозяином? Почему не потребовал от него тут же выписаться? А если хозяин упорствовал, почему не выписал его принудительно через суд (это обычная для таких дел практика)?

Кировская сделала ремонт — иначе жить было невозможно. А в конце августа на пороге ее дома появился прежний владелец.

Прибылов выбил ногой дверь и стал кричать:

— Вываливайтесь отсюда, я пришел в свой дом, — он был пьян и через слово сыпал матом. — Я расторг договор купли-продажи с кооперативом, и эта квартира снова моя.

Прибылов вызвал милицию. Милиционеры даже не взглянули на документы. Сегодня Кировская думает, что Прибылов и руководство кооператива были в сговоре.

— Так и быть, платите 200 долларов и оставайтесь здесь до утра, — сжалился Прибылов.

Пока Мариэтта Петровна соображала, что делать, Прибылов помочился на пол одной из комнат и со словами “я жду” уснул в кресле.

— Кто бы мог подумать, что я переживу такое на старости лет, — плачет Кировская.

Они уехали из квартиры в тот же вечер, а на следующий день написали заявление о том, что покидают кооператив. Однако войти в “Счастливый дом” оказалось легче, чем выйти. Из вложенных 12,5 тыс. долларов ей со скрипом вернули 4 тысячи. Остальные деньги Мариэтта Петровна не может забрать уже второй год.

А теперь — горбатьтесь!

Сегодня делом Кировской не хочет заниматься никто. Одни считают, что она виновата сама. Знала ведь, в какое время живет: надо было согнать со всей Москвы юристов, с лупой изучить документы, а не давать деньги первому встречному. Другие — сочувствуют. Да только какой от этого толк?

Кировскую поддержал Симоновский суд — обязал взыскать с кооператива деньги в пользу старушки. А взыскивать оказалось не с кого. Кооператива нет, его имущество (и уж тем паче наличность) судебный пристав до сих пор ищет.

— Мы не можем взыскать деньги с руководителя — только с кооператива, — говорит пристав Александр Мурасеев, выполняющий решение суда по делу Кировской. — Документы есть, а само имущество найти пока не удается.

Если окажется, что у кооператива только столы и ручки, решение суда вернут с отметкой, что оно невыполнимо. А Кировская останется без денег.

— Судебная практика России не знает случаев, когда бы неисполнимые решения суда опротестовывались, — сказал “МК” юрист московской коллегии адвокатов. — В таких случаях дело просто отправляют в архив.

Последнюю надежду женщина связывает с уголовным делом, которое с большим трудом удалось возбудить в отношении руководителя ЖНК Полонской.

Толчком послужил телефонный звонок из ОБЭП Южного округа. Так Кировская узнала, что она — не одна, что потерпевших 57 человек, и Полонскую обязательно привлекут к уголовной ответственности.

Однако сколько оперуполномоченный ОБЭП Прокопьев ни отправлял материалы проверки в следственное управление округа, они, как заколдованные, возвращались на его стол.

“Пишите в Генпрокуратуру, если уголовное дело не возбудят, вы ничего не добьетесь”, — говорил Прокопьев потерпевшей (и, видно, не ей одной).

— Мы все писали коллективное письмо прокурору Москвы, — вспоминает Мариэтта Петровна.

От себя она еще написала письмо мэру и депутату Госдумы. Следствие по делу Полонской началось. Доведет ли его прокуратура до конца — сказать невозможно.

— Следователь Маргарита Юшина ведет себя так, словно она адвокат Полонской. Говорит: “Не волнуйтесь, она деньги вернет”. Почему она ее защищает, а не ведет следствие? А если Полонская собирается возвращать деньги, то почему она скрывается от потерпевших? Полонская мне трижды давала гарантийные письма, обещала вернуть деньги до 18 января 2003 года, — возмущается Кировская.

Уголовное дело несколько раз пытались закрыть. Кировская писала в МВД, Генпрокуратуру — уголовное дело возбуждали снова.

Корреспондент “МК” попытался узнать, на каком этапе находится следствие. И нарвалась на грозное письмо из прокуратуры округа.

“Публичное разглашение материалов предварительного следствия уголовного дела №12926 исключено, — писал зампрокурора Бутузов. — Факт публикации материала о вкладчиках ЖНК “Счастливый дом” может повлечь нарушение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, особенно имеющего статус подозреваемого”.

Гарантий, что Полонская не работает сегодня в каком-то другом округе Москвы, никто не дает.

Мариэтта Петровна не сдается. Сегодня она работает преподавателем в одном из московских медучилищ. Добрые люди на время ей дали комнату в подмосковном пионерском лагере. В редакцию она приехала с очередной жалобой, адресованной прокурору Южного округа. Оказывается, 14 июня уголовное дело Полонской опять закрыли. На этот раз это сделал следователь Лебедев. Удивительно, что об этом не знает зампрокурора Южного округа. Интересно: а знает ли об этом прокурор?

Рисковать, так с грамотой

Если вам закрыт доступ к тайникам нужных органов, нет денег на адвокатов и не у кого узнать, надежен ли приглянувшийся жилищно-накопительный кооператив, воспользуйтесь советами профессионала. Говорит руководитель рабочей группы ЭКС Счетной палаты России по контролю за накопительными схемами Павел ЗАБЕЛИН:

— Жилищные кооперативы — организации не коммерческие, вкладывать деньги граждан — паевые и членские взносы — в ценные бумаги или какой-нибудь другой бизнес не могут. Деньги идут только на строительство и приобретение жилья для своих вкладчиков. Поэтому находиться в помпезном здании с шикарным ремонтом оно не может. Намек на роскошь — первое, что должно насторожить.

Зато желательно, чтобы у кооператива был в Интернете свой сайт. Организации, прячущиеся от налоговой полиции, обычно находят много поводов, чтобы объяснить, почему в Интернете их нет.

Проходя по коридорам, обратите внимание, что висит на стенах: старые газетные вырезки, картины-натюрморты или настенная агитация. Нашли агитлисток? Тут же ищите строки о том, когда и кем был создан кооператив. Как правило, такие кооперативы создают частные лица, но если кооператив работает давно — уже хорошо. “Кредитные истории” и “запасы доверия” формируются временем. Впрочем, если вам говорят: “мы работаем десятилетия”, тоже насторожитесь. Тех кооперативов, в которые вступали наши отцы и деды, уже давно нет, новые появились три года назад. Спросите устав кооператива, чтобы окончательно убедиться, когда он был создан. Лицензии у ЖНК нет: этот вид деятельности не лицензируется.

Перед тем как ринуться навстречу начальнику, проводящему собеседование, поговорите с простыми служащими. Кстати, обратите внимание, сколько их? Поговорите с некоторыми. Например, о том, когда вам светит квартира. Точного срока вам не назовут — оно и понятно, — зато вы сможете убедиться, насколько уверенно чувствуют себя сотрудники ЖНК и хорошо ли они знают, как он работает. Еще спросите, сколько квартир уже купил кооператив и сколько из них получили члены кооператива? В ЖНК, работающих по-честному, эти данные можно спокойно проверить в бухгалтерии. Вам должны показать свидетельства о государственной регистрации или договор о приобретении прав на строящееся жилье (договоры инвестирования). Нет документов — нет и прав на жилье.

Обязательно спросите: сколько всего денег — паевых взносов — внесено в кассу кооператива (членские взносы не в счет, они предназначены на существование самого кооператива). Если внесено 2 млн. рублей, а квартиры куплены всего на 200 тысяч, тут же задайте вопрос: “Где остальные деньги?” В нормальных кооперативах они должны немедленно идти на покупку квартир. Иначе инфляция и рост цен их обесценит.

Кооператив не имеет права:

— покупать ветхое и аварийное жилье;

— покупать квартиры продавцов, которые в договоре купли-продажи вместо рыночной цены хотят указать цену БТИ;

— покупать жилье с зарегистрированными в нем людьми или обремененными обязательствами (работники ЖНК сначала проверяют, все ли выписались, и только потом покупают квартиру).

Не покупайтесь на чрезмерные обещания. Кооперативы — не банки. Они не заинтересованы в том, чтобы новичку быстрее купить квартиру. Их суть — в накоплении. А в основе накопительной системы лежит принцип: пока вы копите, ваши деньги работают на других членов кооператива, у которых, как у вас, нет нужной суммы для покупки квартиры. Накопительная система специально создана для небогатых людей. Для тех, кто за право купить квартиру с рассрочкой платежа готов заплатить временем.

И последнее. Если вам обещают, что после уплаты 50% стоимости квартиры и заключения договора с кооперативом вы сразу станете собственником жилья, тут же разворачивайтесь и уходите. У кооперативов нет денег, чтобы делать вам такие подарки. Стать собственником можно только после того, как вы полностью расплатитесь с ЖНК за жилье.




Партнеры